ЧИСЛО ГРАММАТИЧЕСКОЕ, грамматическая категория, служащая для выражения количества. Наряду с показателями числа средствами выражения количества в языке могут быть числительные, а также такие существительные, прилагательные и наречия, как, например, пара, сотня, единственный, несколько, много и др. Языки, в которых есть лексические средства выражения количества, но нет грамматических средств (т.е. грамматической категории числа), встречаются очень редко. Это прежде всего языки Юго-Восточной Азии (вьетнамский, лаосский и др.) и некоторые языки индейцев Северной Америки. Заметим также, что языки без грамматической категории числа – это явление значительно более редкое, чем языки без категории рода, падежа и определенности/неопределенности.

Различают семантическую грамматическую категорию числа существительных и личных местоимений (так называемое «субстантивное число»), с одной стороны, и синтаксическую (согласовательную) грамматическую категорию числа прилагательных и глаголов, с другой. Так, в примере Там лежат большие мячи форма мн. числа существительного непосредственно отражает количество обозначаемых объектов ('несколько мячей'), а форма мн. числа прилагательного, как и форма глагола, лишь согласуется с формой существительного мячи. Чрезвычайно редко согласование по числу бывает у наречий. Так, например, в цахурском языке, на котором говорят в Дагестане, форма наречий образа действия выбирается в зависимости от формы глагола, которая, в свою очередь, зависит от числа подлежащего.

В случае, когда формы числа имеют собственное значение (т.е. у существительных и местоимений), они обозначают либо количество предметов, людей и животных – всего того, что человек видит в окружающем мире, либо количество каких-то событий, действий и т.п., например, две битвы, несколько выступлений, жалобы, взмахи рук и др. Однако не все, о чем говорится, поддается счету. Например, по-русски нельзя считать многие абстрактные качества, свойства, состояния, процессы, такие, как доброта, свежесть, покой, торговля и др. Из объектов предметного мира не поддаются счету прежде всего вещества: вода, песок, снег и др. Сколько бы такого вещества не было, оно все равно обозначается единственным числом. Хотя во многих веществах, таких, как песок, соль, снег, человеческий глаз может различить отдельные частицы (для иХ обозначения в языке используются специальные слова, называемые сингулятивами: песчинка, снежинка и т.п.), все же они, по-видимому, кажутся настолько неважными и незаметными, что человек представляет себе песок и т.п. объекты именно как массу, а не как множество частиц. Отличие несчетных объектов от счетных состоит в том, что любая часть (порция) воды, песка и т.п. все равно называется водой или песком; напротив, часть стола уже не будет столом.

Похожий механизм представления множества объектов как нерасчленимой массы может использоваться и в других случаях, когда составляющие имеют больший размер, чем частицы вещества. Например, в русском языке клубника, состоящая из довольно крупных ягод, представляется как несчетная: ну и наелся я клубники! (единственное число); интересно, что в близком к русскому польском языке эта ягода, наоборот, обозначается как множество: truskawki букв. «клубники». Специально как нечленимые (несчетные) совокупности могут представляться даже группы – люди (человечество, аристократия, профессура), а кроме того, животные (скот, дичь) и предметы (паркет, мебель, мусор, развалины и др.). Такие обозначения еще называют собирательными существительными, особенно если они образованы от названий предметов или людей с помощью специальных собирательных суффиксов.

Свойством несчетности в русском языке обладают названия ягод (смородина, виноград), кустарников и трав (в отличие от деревьев, ср. бузина, осока, но березы). А вот различные овощи и фрукты ведут себя в этом отношении по-разному. Так, яблоки, огурцы и помидоры счетны, капуста же, напротив, не поддается счету (нельзя сказать «две капусты»), а такие овощи, как морковка, репа, свекла, редиска, в одних случаях представляются как счетные (надо почистить несколько морковок), а в других – как несчетные (я почистила всю морковку). В этот же переходный класс между счетными и несчетными попадают и некоторые другие существительные, ср. улица вымощена булыжником и я поднял два булыжника; на улице продают гвоздику и в вазе стоят белые гвоздики. Некоторые имена становятся несчетными, если у них меняется значение, ср. по двору ходят куры ('животные') и всех гостей накормили курицей ('мясо').

В языках мира различается несколько типов систем числа – в зависимости от состава значений данной грамматической категории: единственное, множественное, двойственное ('два объекта'), тройственное ('три объекта'), четверное ('четыре объекта') и паукальное ('небольшое количество объектов') чисел. Естественно, что все эти грамматические значения могут выражать только счетные имена.

Наиболее распространена система, в которой противопоставлены единственное и множественное число, ср. стол ~ столы. Она свойственна большинству индоевропейских языков, урало-алтайским, картвельским и нахско-дагестанским языкам Кавказа, африканским языкам банту и др.

Система, основанная на противопоставлении 3-х значений: единственное ~ двойственное ~ множественное число, – имеется в семитских языках, в индоевропейских (особенно в древних – в санскрите, древнегреческом, старославянском, древнерусском, из современных – в словенском и лужицком), в ненецком, корякском, алюторском и некоторых других. Так, по-древнерусски говорили жена (ед. число), жены (мн. число), но (двойств. число). Некоторые современные русские формы, употребляющиеся с числительными от двух до четырех, также восходят к древнерусской форме двойственного числа, ср. два соседа, но мн. число соседи, соседей и т.д. Кроме того, современные формы множественного числа очи, плечи, уши и некоторые другие на самом деле представляют собой старые формы двойственного числа (конечно же, не случайно, что это именно такие слова, которые обозначают «парные» объекты).

Очень редко встречается система с противопоставлением 4-х чисел: единственное ~ двойственное ~ тройственное ~ множественное. Она засвидетельствована в ряде папуасских языков. Еще более сложная система, включающая четверное число, имеет место, например, в языке сурсурунга (один из австронезийских языков), в котором по пяти числам противопоставлены личные местоимения: 'ты' ~ 'вы двое' ~ 'вы трое' ~ 'вы четверо' ~ 'вы (более четырех)'.

Паукальное число (от латинского слова paucus 'немногочисленный'), обозначающее небольшое количество (до 5–7) объектов, противопоставляется единственному, множественному, а иногда и двойственному числам в некоторых полинезийских, дагестанских и ряде др. языков, например, 'лев' ~ 'несколько/немного львов' ~ 'много львов'.

Наконец, в отдельных языках существуют особые показатели «множества множеств», например, в бретонском языке существительное «глаз» имеет форму двойственного числа, а если надо сказать «несколько пар глаз», то к окончанию двойственного числа присоединяется еще окончание множественного числа.

Помимо основных значений единичности, множественности, двойственности и т.п. формы числа могут выражать и некоторые дополнительные значения. Так, в дистрибутивном контексте формы единственного числа обозначают множество объектов, но не простое, а соотнесенное с другим рассматриваемым множеством (например, говоря Все подняли руку, мы имеем в виду, что рук было несколько, причем каждый человек поднял только одну руку). В том же контексте в русском языке может быть использована форма множественного числа. Она также обозначает множество, распределенное относительно второго рассматриваемого множества, но несколько иначе: говоря Все подняли руки, мы имеем в виду, что каждый поднял обе руки.

Во многих языках распространено гиперболическое, или экспрессивное употребление множественного числа, ср. разъезжать по Европам; Какие люди пришли! Преувеличение состоит в том, что здесь реально обозначается один объект.

Формы множественного числа употребляются также в значении количества, известного говорящим исходя из общих знаний о мире, ср. глаза в значении 'два глаза', колеса автомобиля 'четыре колеса', карты 'набор (игральных) карт'.

Так называемое репрезентативное множество, выражаемое формами множественного числа, обозначает группу лиц по одному из ее представителей, ср. испанск. los padres 'отец и мать', букв. 'отцы', ср. также рус. Ивановы 'семья Ивановых'. Похожий механизм лежит в основе обозначения приблизительного множества, так, в русском выражении шестидесятые годы используется форма множественного числа первого года десятилетия, а в татарском языке фраза примерно в середине июня буквально звучит как «в серединах июня».

У существительных, обозначающих вещества и не имеющих вследствие этого осмысленного прочтения «обычной» множественности, формы множественного числа употребляются в значении 'несколько сортов или разновидностей' (ср. вино ~ вина), а также в значении большого количества и интенсивности (ср. пески Сахары).

В личных местоимениях встречается особое множественное величия или вежливости, ср. русское вежливое Вы, немецкое Sie, местоимение мы, обозначающее царствующих особ (мы, Николай II).

Для выражения грамматических значений числа могут использоваться самые разнообразные средства. Это и аффиксы (ср. англ. book 'книга'~ books 'книги'), и так называемая внутренняя флексия, т.е. изменение гласных внутри корня (например, в арабском madоna (t) 'город' ~ mudun 'городa (больше двух)', ср. также англ. foot 'нога' ~ feet 'ноги'), и редупликация, т.е удвоение корня (например, в индонезийском языке форма «люди» буквально переводится как «человек-человек»). В некоторых языках, например в венгерском, число выражается факультативно в том случае, если значение множественности ясно из контекста, например, в сочетании с обозначениями количества 'много', 'десять' и т.п. используется форма единственного числа.

Во многих языках встречаются существительные, имеющие только форму множественного числа (так называемые pluralia tantum). Обычно таким образом обозначаются предметы, состоящие из двух частей (ср. очки, брюки) или сложные (грабли, счеты), а также некоторые вещества и другие неисчисляемые объекты (белила, дрова, именины, побои). Если существительное обозначает счетные объекты, то форма множественного числа у него омонимична, т.е. используется и для обозначения одного предмета, и для обозначения множества: например, фраза В шкафу висели брюки может указывать как на одну, так и на несколько пар брюк.

Число часто выражается совместно с другими грамматическими категориями – такими, как падеж, род (именной класс), определенность/неопределенность (например, в русском и др. славянских языках, латинском, древнегреческом, норвежском, языках банту). В языках с разрушенной системой склонения, таких как французский или немецкий, показателем числа может становиться артикль(наряду с определенностью/неопределенностью и др. грамматическими значениями). Так, в немецком языке для многих существительных лишь форма артикля отличает единственное число от множественного в косвенных падежах, ср. der Br 'медведь' (именит. падеж ед. числа) ~ die Bren 'медведи' (именит. падеж мн. числа), но: des Bren 'медведя' (род. падеж ед. числа) ~ der Bren (род. падеж мн. числа), dem Bren 'медведю' (дат. падеж ед. числа) ~ den Bren (дат. падеж мн. числа).

ЛИТЕРАТУРА

Зализняк А.А. Русское именное словоизменение. М., 1967
Виноградов В.В. Русский язык. 2-е изд. М., 1972
Холодович А.А. Проблемы грамматической теории. Л., 1979
Виноградов В.А. Число. – В кн.: Лингвистический энциклопедический словарь. Под ред. В.Н.Ярцевой. М., 1990
Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. II. М. – Вена. Языки русской культуры, Wiener Slawistischer Almanach, 1998