Людвиг ван Шоор. Диана и Эндимион. конец XVII - начало XVIII века

Производство шпалер возникает одновременно в ряде европейских стран. Самой ранней из сохранившихся вещей считается шпалера XI века, созданная для церкви Св. Гереона в Кельне (Германия). В конце XIII - начале XIV века ведущими центрами производства шпалер были мастерские Арраса и Парижа. Термин "arrazo" становится в то время таким же синонимом ковровых изделий, как позднее "гобелен". Конец XV века ознаменован дальнейшим развитием ковровых мастерских Фландрии. В течение трех столетий (XV-XVII вв.) фламандские шпалеры были ценнейшим предметом международной торговли. Антверпен, Брюссель, Брюгге, Ауденарде, Мехельн и другие фламандские города начинают выделяться своими работами. "Тканые фрески" превращаются в произведения высочайшего искусства, а в их создании принимают участие великие мастера - такие как Рафаэль, Рубенс, Иорданс, Тенирс, Ван Дейк и др.

Сюжетом для шпалеры "Диана и Эндимион" послужил античный миф, рассказывающий о любви богини Дианы к прекрасному юноше Эндимиону. (Овидий. Метаморфозы). Искусно построенная мизансцена изображает богиню Диану и Эндимиона на фоне пейзажа. Диана, сидит в колеснице, парящей в пронизанных солнцем жемчужно-серых облаках, она в длинных одеждах с полумесяцем на голове. На переднем плане изображены лежащие собаки и охотничьи атрибуты. Колесница запряжена ланями, священными животными богини Дианы. В гимнах Каллимаха, посвященных богине, говорится: "…изловив две пары ланей, Артемида взяла золотую упряжь, и впрягла их в золотую колесницу". ( Каллимах. Гимны. III, 81-97).

Диана в римской мифологии - богиня растительности, владычица зверей, отождествлялась с греческой Артемидой - богиней охоты, а также с Селеной-богиней луны. В античном искусстве она обычно изображалась юной охотницей, в коротком хитоне, с колчаном за спиной, рядом с ней свора собак или лань. Как богиню луны, Диану (Селену) изображали с полумесяцем на голове в длинной одежде. В мифах она - целомудренная богиня-дева, лишь один миф говорит о её любви к прекрасному юноше Эндимиону, сыну Зевса и нимфы Калики. Однажды тихой ночью, когда юноша спал в пещере на Карийской горе Латмос, Селена (Диана) впервые увидела Эндимиона и пленилась его красотой. Она умолила Зевса исполнить желание юноши, даровать ему вечный сон, бессмертие и юность. И он никогда не старел, а со щек его так и не сходил юношеский румянец. (Аполлодор Родосский. Схолии).

Под сенью деревьев, - Диана и Эндимион - их позы красивы, пропорции выверены. Тема любви раскрывается через ритмы тягучих, гибких линий. Деревья обвивает плющ, который является символом верности и привязанности, и в то же время, будучи вечнозелёным, он символизирует бессмертие. Поза Дианы величава, прощаясь, она нежно обнимает юношу. Волнистые светлые волосы обрамляют юное прекрасное лицо Эндимиона. Он сидит, склонив голову, словно в полусне, лицо его бесстрастно, взгляд отрешён, движения расслаблены. Фигуры людей и животных свободно располагаются в разных планах, что даёт ощущение глубины пространства. Техника исполнения шпалеры почти безупречна. Фигура богини дана в сложном повороте, что, несомненно, говорит о мастерстве художника, автора картона. Складки одежд подчёркивают фигуру и объем тела. Солнечный свет пронизывает облака, и его золотистые отблески падают на ланей и собак. Головы животных исполнены свободно и точно.

Богатая гамма оттенков одного цвета и большая плотность переплетения даёт возможность ткачу достигать сложных колористических переходов. Нежно-розовая ткань хитона богини сочетается с золотисто-розовым цветом туники Эндимиона и переходит в глубокий красный цвет плаща. Ткань накидки светло-голубая, почти белая по свету, в тенях она приобретает густой синий тон. Благодаря особой структуре поверхности шпалеры цвета мерцают, переливаются гаммой золотистых оттенков. Золотистые тона преобладают и в общем, колористическом решении, они придают ковру дополнительную декоративность.

Большое место в шпалере занимает пейзаж. Мощные древесные стволы с раскидистыми кронами, подёрнутые дымкой дали с горными грядами на горизонте. Далевые просветы переданы сочетаниями голубого и кремового цветов. Все элементы ландшафта складываются в целостный завершённый образ. Однако специфика декоративной природы шпалеры диктует свои условия. Логично организованный пейзаж, значительное пространство воздуха даёт в шпалере впечатление пустоты и разрушает иллюзию глубины, обнаруживает технику ткачества. Поэтому пространство шпалеры заполнено намного плотнее, чем этого требует живопись.

Шпалера выткана из шерстяных и шёлковых нитей и имеет широкий орнаментальный бордюр, который обрамляет центральную часть, поддерживая целостность композиции. Композиция бордюра насыщена необыкновенным количеством деталей. Составляющие мотивы орнамента гротеска традиционны для Фландрии. Это женские маски и пышные букеты реалистически трактованных цветов - лилии, пионы, нарциссы - объединенные прихотливыми завитками и листьями аканта. Тяжёлые виноградные грозди и обезьянки, пытающиеся их сорвать, попугаи, сидящие на перекладине, украшенной ламбрекеном, величественно расправивший крылья - орёл. В центре бордюра изображение двух целующихся голубков, символизирующих любовь и постоянство. Орнамент бордюра скомпонован на светло-коричневом фоне.

Шпалера "Диана и Эндимион" характеризует эволюцию стиля фламандских шпалер конца XVII - начала XVIII века. В шпалере очевидны стилистические приметы позднего классицизма, барокко и формирующегося стиля рококо. Характер орнамента бордюра, его многообразие и пышная декоративность характерны для фламандского барокко, однако расположение отдельных фигур, цветов или завитков отличается большей свободой, что усиливает впечатление легкости и говорит о влиянии рокайльных тенденций характерных для XVIII века. В композиции центрального сюжета чувствуется стремление к классической ясности и уравновешенности. Это и пейзаж, с его чёткими планами, и изображение фигур людей, с их совершенными формами, напоминающими античную скульптуру. Все элементы изображения объединены живым непосредственным ритмом, рождающим ощущение естественной гармонии. Но в самом выборе сюжета и характере изображений заметны черты нового стиля. Пластические формы утрачивают свою тяжеловесность, колорит высветлился, в композиции есть та лёгкость, даже оттенок игривости, которые предвещают искусство XVIII столетия. В этом, несомненно, сказалось влияние французского коврового искусства в духе Шарля Лебрена и Пьера Миньяра.

Справочная информация.

Шпалеры - это тканые безворсовые ковры, которые со времен раннего средневековья рядами развешивались по стенам или в аркадах нефов кафедральных соборов, отсюда их название. Приемы ткачества, лежащие в основе классической шпалеры, были известны ещё с древнейших времен. В Каирском музее хранится льняная пелена, найденная в гробнице Тутмоса IV, затканная разноцветными узорами, выполненными в технике репсового переплетения. Изящные коптские ткани (Египет) с сюжетными и орнаментальными мотивами, датируемые первыми веками нашей эры, по технике исполнения также близки к шпалерам.

Техника шпалерного ткачества трудоемка и сложна, она требует от мастера не только большого индивидуального мастерства в ткацком искусстве, но также знания рисунка и колористического чутья, умения точно воспроизвести картон, являющийся образцом. Ткачи путем простого переплетения подвижной уточной нити с неподвижными нитями основы, натянутыми на горизонтальный или вертикальный станок, создают одновременно и ткань ковра и разноцветный рисунок.

В Европу художественное ткачество пришло, по-видимому, с Востока. Самые ранние шпалеры были немецкие. Ткали их в монастырях или небольших мастерских. Во Франции и Фландрии ковры, вытканные в шпалерной технике, назывались "сарацинскими". Холодный климат севера Европы способствовал широкому распространению стенных ковров. Вытканные из плотных шерстяных нитей, они утепляли холодные каменные стены замков. Помимо своего практического назначения, шпалеры служили своего рода картинами - фресками, украшая соборы, ратуши и парадные залы. На полотнищах таких ковров разворачивались величественные и драматичные сцены, на них изображались подвиги исторических героев, сюжеты из Ветхого и Нового Завета, сцены из рыцарских романов и античной истории, аллегории и пасторали. Часто ковры одной серии составляли подробное развернутое повествование. Иногда шпалеры использовались в качестве раздвижных занавесей на кольцах, образуя, по выражению В. Гюго, "колышущиеся стены". В дни торжественных празднеств и процессий ими часто убирали окна, балконы зданий, специальные подмостки для зрителей. В Испании в XVI-XVII веках ковры часто применялись в качестве декораций для придворных спектаклей.

Изготовление шпалер было делом очень дорогим и кропотливым, за год мастер мог выткать только квадратный метр подобного ковра. Поэтому позволить себе приобрести ковры-картины могли только члены королевских семей и самые знатные состоятельные феодалы, которые нередко при своих замках организовывали специальные шпалерные мастерские. Шпалеры ткали из шелковых, шерстяных и даже серебряных и золотых нитей по живописным эскизам, размеры которых соответствовали размерам будущего ковра. Шпалеры заказывали сериями, в которых насчитывалось иногда до 12 и более ковров, объединенных общей темой. Ценились они дорого по всей Европе. За серию шпалер был выкуплен из турецкого плена французский принц. Но, несмотря на значительную стоимость шпалер, их красота привлекала все новых и новых поклонников среди вельмож и знати.

Гротеск - (от фран. "причудливый, комичный") - 1) орнамент в виде переплетающихся изображений животных, растений и др., первоначально обнаруженые в развалинах древнеримских построек, которые в народе называли гротами, откуда он и получил своё название; 2) в изобразительном искусстве изображение людей или предметов в фантастически преувеличенном, уродливо-комическом виде.

Царева Т.Б.

www.radmuseumart.ru

© Саратовский государственный художественный музей имени А.Н.Радищева