МОЛОТОВ (СКРЯБИН), ВЯЧЕСЛАВ МИХАЙЛОВИЧ (1890–1986), политический деятель СССР. Родился 25 февраля (9 марта) 1890 в слободе Кукарка Нолинского уезда Вятской губернии, в состоятельной семье. Отец состоял приказчиком у богатого купца; мать была дочерью купца. Из 10 детей в семье трое умерли в раннем возрасте.

В школьные годы Вячеслав Скрябин играл на скрипке, писал стихи и жадно, много читал. В возрасте 12 лет поступил в реальное училище в Казани, учился хорошо, мог получить золотую медаль, но увлекся революционными идеями. В 1906 вступил в большевистскую РСДРП и окунулся в революционные события, участвовал в деятельности нелегальной большевистской группы в училище. В апреле 1909, Вячеслав был арестован и отправлен в ссылку в Вологодскую губернию. Пользуясь слабым надзором, мог продолжать подпольную деятельность и содействовать восстановлению разгромленной Вологодской организации партии большевиков.

В 1911, отбыв ссылку, Скрябин приехал в Петербург, сдал экстерном экзамены за реальное училище и поступил в петербургский Политехнический институт на экономическое отделение. В столице с начала 1912 сотрудничал в большевистской газете «Звезда», затем стал членом редколлегии газеты «Правда», до 1913 был секретарем редакции. Институт Скрябин не закончил, полностью уйдя в подпольную работу. Он стал членом Петербургского комитета РСДРП. В начале 1914 его отправили в Москву, где он занимался реорганизацией городской большевистской организации. В 1915 Скрябин принял псевдоним «Молотов». В это время впервые познакомился со Сталиным.

В июне 1915 Молотова арестовали и сослали в Иркутскую губернию, откуда ему в мае 1916 удалось бежать и жить на нелегальном положении.Его кооптировали в состав Русского бюро ЦК РСДРП.

В годы революции. Февральская революция 1917 застала Молотова в Петрограде. Первые недели он возглавлял в ней «непримиримое» крыло большевистской партии, призывавшее к отказу от какой бы то ни было поддержки Временного правительства. В марте 1917 Молотов стал членом редакции «Правды» и членом исполкома Петроградского Совета, в апреле его включили в состав Петербургского комитета РСДРП(б), а затем – его исполкома. После возвращения в Россию бывших, авторитетных партийных лидеров он отошел на второй план. На Апрельской партийной конференции 1917 его не избрали в состав ЦК. В последующем политическое поведение Молотова не было независимым. На 6 съезде большевистской партии он высказался в поддержку курса на вооруженное восстание, в октябрьские дни 1917 входил в состав Петроградского Военно-революционного комитета, руководившего свержением Временного правительства.

Молотова назначали на различные ответственные посты «второго плана». В январе 1918 он был поставлен во главе Совета народного хозяйства Северной области, став ближайшим помощником лидера петроградской партийной организации Григория Зиновьева. В 1919 его направили уполномоченным ЦК и ВЦИК в Поволжье, в конце того же года назначен председателем Нижегородского губисполкома. В 1920 Молотова послали на Украину: он получил пост секретаря Донецкого губкома партии, затем был избран кандидатом в члены ЦК РКП(б), стал членом ЦК РКП(б) и секретарем ЦК КП(б) Украины.

В этот период Молотов зарекомендовал себя как старательный исполнитель и организатор работы государственного и партийного аппарата. Эти его качества были оценены партийной верхушкой на Х съезде РКП(б): 16 марта 1921 Молотов был, по предложению Ленина, назначен главой Секретариата ЦК и кандидатом в члены Политбюро. В апреле 1922 на пост генерального секретаря ЦК, по предложению Григория Зиновьева, был назначен Иосиф Сталин. Оставаясь секретарем ЦК, Молотов стал ведущим помощником Сталина: возглавляя работу Оргбюро ЦК, он превратил его в главное орудие подбора кадров и установления контроля над партийными организациями на местах.

В Секретариате ЦК. Современники называли Молотова «образцовым» чиновником, «каменной задницей». Троцкий считал его характерным образцом бюрократического перерождения большевистской партии. «Молотов – человек не блестящий: это чрезвычайно работоспособный бюрократ, работающий без перерыва с утра до ночи.., – вспоминал Борис Бажанов, бывший секретарь Сталина, прекрасно знавший его в начале 1920-х. – На беду, Молотов, хорошо разбираясь в сути дел, с большим трудом ищет нужные формулы». Он был упрям и твердолоб, не был агрессивен.

Однако, значение Молотова в установлении режима личной власти Сталина в те годы трудно переоценить. Оставаясь до 1930 членом Секретариата ЦК ВКП(б) – фактически, вторым секретарем, – он проводил серьезную работу по подбору людей партийного аппарата – секретарей крайкомов и губкомов – и созданию сталинского большинства в ЦК. В 1926 Сталин сделал его членом Политбюро, в 1929 – членом Президиума ЦИК СССР.

Молотов активно участвовал во внутрипартийной борьбе на стороне Сталина. В начале и середине 1920-х он помогал громить «левую» оппозицию, хотя по некоторым вопросам сам занимал близкую к ней позицию. Молотов вспоминал позднее, что в 1926 Сталин с укором заявил ему: «Что же, ты хочешь между нами и Троцким занять место? Серединку?». «Идейные колебания» не помешали Молотову сохранить безусловную лояльность по отношению к начальнику. В 1928–1929 он выступал против «правого уклона» – приверженцев Николая Бухарина. В ноябре 1928 Сталин назначил его секретарем Московского комитета партии вместо смещенного «правого» Н.А.Угарова. Возглавляя столичную парторганизацию до апреля 1929, Молотов провел чистки: были сняты со своих постов 4 из 6 заведующих отделами горкома, 4 из 6 секретарей райкомов и 99 из 157 членов Московского комитета.

Глава правительства. В декабре 1930 Молотов был назначен главой правительства СССР – председателем Совета Народных Комиссаров и существовавшего до 1937 Совета Труда и Обороны. Во всех конфликтах Молотова с министрами-наркомами вождь чаще всего вставал на его сторону. Молотов удержался на посту до 1941. Он руководил проведением всех основных внутриполитических мер в хозяйственной области: форсированной реорганизацией сельского хозяйства и промышленности.В качестве чрезвычайного уполномоченного в декабре 1931 и октябре 1932 возглавлял хлебозаготовки на юге Украины, которые вызвали массовый голод. Придерживаясь жестской линии, премьер настаивал на «особых мерах» против колхозов-должников и местных партийных органов, обвиненных в многочисленных упущениях. Сыграл большую роль в осуществлении индустриализации и в подготовке советской промышленности к войне, он возглавлял постоянную Комиссию обороны при СНК СССР (с 1937 – Комитет обороны).

Занимая второй по значению пост в государстве, Молотов нес прямую ответственность за массовые репрессии сталинского режима. Он не только подписывал соответствующие решения и смертные приговоры, но и выдвинул идею осуждения «по спискам» и даже сам дописывал против некоторых фамилий в этих списках «ВМН» – «высшая мера наказания». На XXII съезде КПСС (октябрь 1961) упоминалось об ответственности Молотова за репрессии против заместителей председателя СНК Я.Э.Рудзутака и В.Я.Чубаря, ряда наркомов. По его требованию и с его санкции были арестованы член бюро Комиссии советского контроля Г.И.Ломов (Оппоков), первый секретарь Уральского обкома И.Д.Кабаков, нарком легкой промышленности К.В.Уханов, председатель Дальневосточного крайисполкома Крутов и др. До конца жизни продолжал утверждать, что в определенные периоды истории «одних разговоров» недостаточно: «Тут без жестоких мер против ярых врагов не обойтись, но попало и не по врагам».

Есть сведения о том, что Молотов не предполагал заводить государственный террор так далеко, как он зашел во второй половине 1930-х. В 1936 председатель СНК, сам оказавшись под угрозой, возражал против казни Г.Е.Зиновьева и Л.Б.Каменева. Руководство НКВД со дня на день ожидало указаний о его аресте. Но Сталин предпочел простить своего соратника. На пленуме ЦК ВКП(б) в феврале-марте 1937 Молотов выступил с докладом Уроки вредительства, диверсий и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов, который послужил своего рода обоснованием новой волны массовых преследований в СССР. «1937 год был необходим... Я оправдываю репрессии, хоть там и были крупные ошибки», – говорил Молотов уже в 1970-е.

В марте 1940 советскому премьеру исполнилось 50 лет. Он получил высокие государственные награды, в его честь город Пермь был переименован в Молотов. Его имя получили многие промышленные предприятия и колхозы.

Дипломат. Изменение советского внешнеполитического курса в 1939 потребовало и смены руководства в этом ведомстве. В мае 1939 вместо М.М.Литвинова, олицетворявшего ориентацию на союз с Францией и Великобританией, наркомом иностранных дел был назначен Молотов, сохранивший и пост главы правительства.. Первым делом стала чистка НКИД от сторонников Литвинова, «негодных, сомнительных и враждебных элементов». Затем начался «торг» с европейскими державами. Молотов принял активное участие в англо-франко-советских переговорах летом 1939 в Москве,которые закончились безрезультатно: Великобритания и Франция отказались побудить Польшу согласиться на размещение советских войск. Тогда СССР сменил партнера по переговорам: 23 августа 1939 советский нарком иностранных дел и германский министр иностранных дел Йоахим фон Риббентроп подписали Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом («пакт Молотова – Риббентропа»), который включал секретный дополнительный протокол, предусматривавший разграничение «сфер обоюдных интересов в Восточной Европе». В область германского влияния входила Литва, в область советского – Эстония, Латвия и Бессарабия; территория Польши подлежала разделу между Германией и СССР. Опираясь на эти соглашения, советские войска в сентябре 1939 заняли Западную Украину и Западную Белоруссию. Выступая после начала польско-германской войны, Молотов заявил, что польское государство доказало свою полную нежизнеспособность и уничтожено. 28 сентября советский нарком подписал с Риббентропом Германо-советский договор о дружбе и границе с секретным дополнительным протоколом о признании Литвы зоной советских интересов.

Зимой и весной 1940 пытался смягчить отношения СССР с Великобританией, резко ухудшившиеся после советско-финляндской войны 1939–1940, но разгром Франции в июне 1940 побудил советскую дипломатию сделать новые шаги навстречу Германии. В ноябре 1940 Молотов посетил Берлин и провел длительные беседы с Гитлером и две официальные встречи с Риббентропом. Германия предложила СССР присоединиться к создаваемому им военно-политическому блоку, пообещав содействовать заключению советско-японского договора о ненападении, поддержать расширение зоны советских интересов на юг, к Персидскому заливу и Индийскому океану, чтобы сотрудничать «для ликвидации Британской мировой империи», и добиться пересмотра режима Черноморских проливов в пользу СССР. Молотов имел от Сталина инструкции уклониться от обсуждения планов на юге и в Индии. В свою очередь, советская сторона требовала вывода германских войск из Финляндии, настаивала на укреплении своего влияния на Балканах и достижении договоренности с Турцией о проливах. Соглашения достичь не удалось, и Молотов вызвал раздражение Гитлера и Риббентропа, которому ехидно напомнил, что до разгрома Британской империи еще очень далеко. Однако, вернувшись в Москву, Молотов согласился со Сталиным, что Германия в ближайшем будущем не начнет войну с СССР. 25 ноября 1940 советский нарком заявил германскому послу о готовности СССР присоединиться к пакту Германии, Италии и Японии, но продолжал настаивать на выводе германских войск из Финляндии. Советская сторона почти 2 месяца ожидала реакции германских лидеров, но ясного ответа не последовало. В январе 1941 Молотов подтвердил в разговоре с германским послом советские притязания на «зону безопасности» в Болгарии и районе проливов. В начале 1941 СССР выразил недовольство присутствием германских войск в Румынии и планами ввода их в Болгарию, в апреле – заключил договор о дружбе и ненападении с Югославией. Был подписан пакт о нейтралитете с Японией. Молотов принимал активное участие во всех дипломатических шагах. Советское руководство сочло, что он должен сосредоточиться на внешнеполитической деятельности: в мае 1941 пост председателя правительства перешел к Сталину, Молотов остался его заместителем.

В годы войны. 22 июня 1941 Молотов, выступая по радио, объявил о начале войны с Германией. Он был назначен заместителем председателя Государственного комитета обороны, в августе 1942 – первым заместителем председателя СНК. В октябре 1941 ненадолго был послан наблюдать за действиями армии после тяжелых поражений советских войск под Вязьмой. Чтобы хоть как-то задержать германские танки, Молотов подписал постановление правительства о производстве бутылок с зажигательной смесью («коктейля Молотова»). Он отвечал за производство танков, и в связи с успехами танковой промышленности ему в 1943 было присвоено звание Героя социалистического труда.

Но основной обязанностью наркома оставалась внешняя политика. В июле 1941 он подписал с британским послом соглашение о совместных действиях в войне с Германией, в сентябре-октябре 1941 возглавлял советскую делегацию на московской конференции представителей СССР, Великобритании и США о военных поставках, в мае-июне 1942 посетил Великобританию и США, подписав с правительствами этих стран договоры о сотрудничестве и взаимной помощи. Молотов сопровождал Сталина на Тегеранской (1943), Ялтинской (1945) и Потсдамской (1945) конференциях.

Зарубежные политики высоко оценивали деятельность Молотова как дипломата. Уинстон Черчилль, возглавлявший британское правительство во время войны и лично встречавшийся с советским наркомом, назвал его «разумным и тщательно отшлифованным дипломатом», которого приветствовали бы «в своей компании при ведении внешних дел Мазарини, Талейран, Меттерних...».

Послевоенные годы. Конфликты со Сталиным. Как глава внешнеполитического ведомства СССР – нарком (с 1946 – министр) иностранных дел и заместитель главы правительства, Молотов руководил советскими делегациями в ООН, на сессиях Совета министров иностранных дел СССР, США, Великобритании, Франции и Китая, Парижской мирной конференции 1946, участвовал в разработке советской позиции по отношению к плану Маршалла и активно поддерживал создание государства Израиль.

При официальном перечислении руководителей СССР Молотов в эти годы чаще всего фигурировал на втором месте после Сталина. Как член Политбюро, он нес ответственность за принятие решений о военных и послевоенных репрессиях: депортации ряда народов, «Ленинградском деле» и т.д. Однако его отношения со Сталиным ухудшались, а реальное влияние – снижалось. Как вспоминал позднее Н.С.Хрущев, Молотов не заискивал перед всемогущим руководителем, держал себя независимо, «имел свои суждения по тому или другому вопросу, высказывался и высказывал Сталину, что он думает. Было видно, что Сталину это не нравится, а Молотов все-таки настаивал». Утверждается, что уже в 1945 Сталин практически прервал отношения со своим заместителем, и он каялся и просил прощения. Однажды, отдыхая в Сухуми, Сталин обвинил Молотова в том, что тот является американским шпионом, но того взяли под защиту другие члены Политбюро. В связи с делом «Еврейского антифашистского комитета» в 1948 была арестована жена Молотова – Полина Жемчужина (еврейка по происхождению). Вопрос об этом обсуждался на Политбюро, и все участники проголосовали «за». Сам Молотов воздержался. Точно так же он голосовал на Пленуме ЦК, решавшем вопрос об исключении Жемчужиной из ЦК. В 1949 Сталин сместил его с поста министра иностранных дел. В октябре 1952 Молотов открыл кратким вступительным словом XIX съезд КПСС, но на первом же пленуме избранного съездом ЦК Сталин снова обрушился на своего опального заместителя. Молотов не был избран в состав высшего руководства – бюро Президиума ЦК. Тучи над ним сгущались, и от репрессий его, вероятно, спасла лишь смерть Сталина в марте 1953. Тем не менее, на похоронах умершего лишь один Молотов произнес прочувственные слова горя; голос его неподдельно дрожал. До конца жизни он говорил о Сталине с нежностью и восторженностью.

В борьбе за власть после смерти Сталина. В марте 1953 Молотов был вновь назначен министром иностранных дел и первым заместителем председателя Совета министров СССР. Из ссылки была возвращена его жена. Вновь приступив к руководству внешней политикой, Молотов провел в январе-феврале 1954 Берлинскую конференцию министров иностранных дел СССР, США, Великобритании и Франции, на которой обсуждались германский и австрийский вопросы, летом того же года возглавлял советскую делегацию на Женевском совещании министров иностранных дел по Корее и Индокитаю. В мае 1955 он поставил подпись под договором, восстановившим независимость и нейтралитет Австрии, летом принял участие в совещании глав правительств СССР, США, Великобритании и Франции в Женеве, а осенью руководил советской делегацией на Женевском совещании министров иностранных дел.

В области внутренней политики первоначально Молотов поддерживал Н.С.Хрущева в его борьбе с Л.П.Берия и Г.М.Маленковым. Однако к «десталинизации» и «курсу XX съезда» относился отрицательно. Ему не нравились перестройка управления промышленностью и строительством, создание совнархозов, децентрализация, курс на освоение целины. В области внешней политики Молотов возражал против вывода войск из Австрии, нормализации отношений с Югославией и призывов к стратегии мирного сосуществования с Западом. В 1956 он был смещен с поста министра иностранных дел, но вскоре получил должность министра государственного контроля. В 1957 вместе с Маленковым, Кагановичем, Ворошиловым и другими старыми соратниками он попытался отстранить Хрущева от власти в ходе заседания Президиума ЦК, но созыв пленума ЦК в июне 1957, на котором сторонники последнего имели большинство, сорвал планы заговорщиков. В отличие от товарищей, Молотов отказался «раскаяться», а при голосовании по резолюции с осуждением «антипартийной группы» воздержался. После этого его сняли с поста первого заместителя главы правительства и министра и вывели из Президиума ЦК КПСС. Исключенный из высшего руководства, он был отправлен послом в Монголию, а в сентябре 1960 назначен постоянным представителем СССР при Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) в Вене. Имя Молотова исчезло с карты страны. После того, как он выступил с критикой проекта новой программы КПСС, бывший министр подвергся унизительной критике на XXII съезде партии в октябре 1961, был отозван из Вены, а в феврале 1962 решением бюро Свердловского районного (г.Москва) комитета КПСС исключен из партии за «антипартийную фракционную деятельность и активное участие в массовых репрессиях».

Пенсионер. В сентябре 1963 Молотов был отправлен на пенсию. Он жил в Москве и на подмосковной даче в Жуковке, старался вести активный образ жизни, работал в библиотеках, ходил в театры, много гулял. Он не сочинял мемуары, но писал статьи и отправлял в ЦК КПСС памятные записки с изложением своей точки зрения по различным поводам. В течение многих лет Молотов рассказывал о своей жизни писателю Феликсу Чуеву; опубликованные, они служат своего рода воспоминаниями. В 1984 его принял генеральный секретарь ЦК КПСС К.У.Черненко, разрешивший восстановить его в партии. 8 ноября 1986 Молотов умер, оставив, по завещанию, 500 рублей на похороны. Он был похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Вадим Дамье

ЛИТЕРАТУРА

Медведев Р.А. Они окружали Сталина. М., 1990
Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. М., 1997
Чуев Ф. Молотов. М., 1999
Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. М., 2000