Романс «Вокализ»

 

            Жанр: вокальная миниатюра для голоса (сопрано) с фортепиано, ор. 34, № 14.

            Время создания: апрель 1915 года.

            Текст: отсутствует.

            Автограф (ми-бемоль минор): Государственный центральный музей музыкальной культуры имени М. И. Глинки, фонд 18, № 2778. Приобретен в 1995. До того - в Мемориальном музее-квартире А. В. Неждановой.

            Посвящение: А. В. Неждановой.

 

            Это одно из самых известных произведений С. Рахманинова.1 Парадокс, однако, заключается в том, что оно звучит чаще не в своем оригинальном - вокальном – варианте, а во всевозможных переложениях – для разных составов оркестров (симфонического2, камерных), едва ли не для всех инструментов, поскольку предоставляет исполнителям исключительную возможность продемонстрировать красоту звучания своего инструмента и мастерство кантилены3 на нем.4

 

            Вокализ как жанр вокальной музыки – это произведение для пения без слов, на гласный звук. Как правило, вокализ представляет собой упражнение или этюд для развития вокальной техники - разных приемов вокального звукоизвлечения - legato, staccato, non legato, выработки красивой кантилены (певучести) и подвижности  голоса. Пение различных вокализов необходимо для выработки у певцов: основных певческих навыков, певческого дыхания; ровного, плавного, свободного звучания голоса (кантилены), сглаживания регистров, владения переходными нотами; развития подвижности, гибкости голоса; постепенного расширения диапазона; достижения высокой позиции звучания, выравнивания гласных и т.д. Вокализы являются не только материалом для отработки хорошей техники в пении, но и основой для выявления тембральных особенностей голоса, развития умения использовать динамику звучания. В дальнейшем это подводит певца к художественно-выразительному пению произведений с текстом. Многие композиторы, а еще больше вокальные педагоги писали вокализы. В педагогической практике повсеместно употребляются вокализы итальянского педагога Дж. Конконе и Г. Панофки. Вокализы сочиняли М. И. Глинка, А. E. Варламов, Некоторые вокализы представляют собой концертные пьесы, например, «Вокализ в форме хабанера» М. Равеля, Концерт для голоса с оркестром Р. Глиэра, «Соната-вокализ» и «Сюита-вокализ» Н. Метнера. Изумительный по  красоте вокализ  представляет собой кода (кульминация) в последнем романсе – «Арион» - пушкинского  цикла («Шесть стихотворений», ор. 36) Н. Метнера.

             К числу концертных произведений относится и «Вокализ» С. Рахманинова.

            Представляет интерес история создания произведения. Все романсы ор. 34, в который входит и «Вокализ», были написаны в июне 1912 года. Известно, что 1 сентября того же года они были проданы издательству А. Гутхейля и уже в следующем году вышли в свет. Но для завершения работы над «Вокализом» композитору понадобилось три года, если считать со времени первого наброска романса, сделанного весной 1912 года. Чистовая рукопись (второй редакции произведения) датируется даже позже того времени, которое указал сам композитор - сентябрем 1915 года. Разные редакции (авторские) представляют романс в нескольких тональностях – до-диез минор, ми-бемоль минор, ми-минор.

            «Весной 1915 года Рахманинов показал 1-ю редакцию «Вокализа» А. В. Неждановой. Тогда же, прислушавшись к ее замечаниям, сделал несколько исправлений карандашом в вокальной партии, занося в партитуру также исполнительские штрихи и нюансы. Композитору потребовалось еще некоторое время, чтобы подготовить окончательный вариант нотного текста, который существенно отличается от первого: одно из отличий состоит в изменении тональности: es moll на cis moll. «Вокализ» опубликован под старым издательским грифом А. Гутхейля (1915) с посвящением А. В. Неждановой, которая 25 января 1916 г. в присутствии автора исполнила его с оркестром С. А. Кусевицкого. Благодарный композитор подарил  певице первый вариант рукописи. С тех пор в течение восьмидесяти лет автограф находился в библиотеке А. В. Неждановой (после ее смерти в 1950 г. – Мемориальном музее-квартире)».5

            Сохранились воспоминания певицы, в которых она рассказывает об этом произведении:

            «В последние годы его жизни в Москве я была осчастливлена исключительным вниманием со стороны Сергея Васильевича: он написал для меня и посвятил мне чудесный «Вокализ». Это талантливое, прекрасное, произведение, написанное с большим художественным, вкусом, знанием, произвело сильное впечатление. Когда я высказала ему своё сожаление о том, что в этом произведении нет слов, он на это сказал:

            - Зачем слова, когда вы своим голосом и исполнением сможете выразить всё лучше и значительно больше, чем кто-нибудь словами.

            Это было так убедительно, серьезно сказано, и я так этим была тронута, что мне оставалось только выразить ему от всей души свою глубокую благодарность за такое лестное мнение и исключительное отношение ко мне. «Вокализ» свой до напечатания он приносил ко мне и играл его много раз. Мы вместе с ним, для более удобного исполнения, обдумывали нюансы, ставили в середине фразы дыхание. Репетируя со мной, он несколько раз тут же менял некоторые места, находя каждый раз какую-нибудь другую гармонию, новую модуляцию и нюансы. Затем, после того, как «Вокализ» был оркестрован, я в первый раз спела его с оркестром под управлением дирижера С. А. Кусевицкого в Большом зале Благородного собрания. Успех Рахманинова как великого композитора был колоссальный. Я бесконечно радовалась тому, что часть заслуженного успеха принадлежала также и мне как исполнительнице. Рукопись «Вокализа», которую он мне подарил до концерта, с тех пор хранится у меня как драгоценное воспоминание о гениальном композиторе».

Примечания

1 Трогательную историю об отношении самого С. Рахманинова к этому своему произведению рассказал великий скрипач XX века Натан Мильштейн, лично знавший и много общавшийся с композитором: «Как-то раз мы с Пятигорским приехали, не условившись заранее, к Рахманинову домой - как всегда, около четырех часов дня. Пятигорский был с виолончелью, я - со скрипкой. Дверь нам открыла прислуга: «Тихо, тихо - хозяин спит...» (Днем, после русского обеда, Рахманинов обыкновенно отдыхал. Дом в это время замирал.) На цыпочках мы с Пятигорским вошли в гостиную. На пюпитре увидели ноты рахманиновского «Вокализа», который мы оба знали очень хорошо. Не сговариваясь, мы оба вынули инструменты из футляров и стоя начали играть «Вокализ» - тихо-тихо, в унисон, с разницей в октаву. Вдруг к нам вышел Рахманинов. Заспанный, он был похож на арестанта со своей короткой стрижкой и в полосатой пижаме с поднятым воротником. Без слов он подошел к роялю и, тоже стоя, подыграл нам аккомпанемент - но как! Когда мы все доиграли «Вокализ» до конца, Рахманинов все так же безмолвно ушел из комнаты - со слезами на глазах...». – «Московские Новости», 2002, № 1.

2 Имеется авторская версия, исполненная Филадельфийским оркестром 20 апреля 1929 года под  управлением автора. Еще гораздо  раньше (в 1918 году), С. Рахманинов писал в одном из  писем: «На днях  здесь играли «Вокализ» так, как я тебе [М. Альтшулеру. – А. М.] писал, т. е. десять  солистов перед оркестром, стоя, а в оркестре заняты еще шесть первых, шесть вторых  скрипачей. Всего, значит, 22 скрипача. Было очень хорошо. Звучало  бы еще лучше, если б солистов было хоть 50 человек или 150». -  Рахманинов С. Литературное наследие. Том 2.  М. 1980. С. 107.

3 Кантилена, то есть, певучая игра – термин, происходящий от итал. cantilena – певучая, напевная мелодия.

4 Достаточно набрать название произведения в любой поисковой системе, чтобы убедиться в огромном количестве всевозможных существующих его переложений.

5 Наумов А. В мире музыкальных рукописей Рахманинова. – Новое о Рахманинове. М. 2006. С. 174 -175.

 

© Александр МАЙКАПАР