АХУНДОВ (АХУНДЗАДЕ), МИРЗА ФАТАЛИ (1812–1878) – родоначальник азербайджанский реалистической литературы, философ-материалист и общественный деятель.

Родился в 1812 в г.Шеки (в составе Российской империи – г.Нуха, древнее имя впоследствии было возвращено городу). Воспитывался дедом Ахунд Алескером, который занимал высокий духовный сан. Получил духовное образование в медресе, где одним из учителей был Мирза-Шафи Вазех, который отвратил Ахундова от духовной стези, о чем тот потом вспоминал: «Это был тот самый Мирза Шафи, о жизни и талантливости стихов которого много писалось в Германии (т.н. «плагиат Ф.Боденштедта» – Ч.Г.)… Однажды он спросил меня: «Какую цель преследуешь изучением наук?» Я ему ответил, что хочу быть моллой. Тогда он сказал мне: «Неужели и ты хочешь стать лицемером и шарлатаном?.. Не трать попусту свою жизнь среди этой черни. Найди себе другое занятие». Зная азербайджанский язык, изучив персидский и арабский, а впоследствии и русский в открывшемся в Нухе русском училище (на всех этих языках Ахундов оставил сочинения), он с молодых лет и до конца жизни проработал переводчиком с восточных языков в царском наместничестве в Тифлисе, дослужившись до чина полковника.

Первое значительное произведение – Восточная поэма на смерть Пушкина. Она была создана ранней весной 1837, когда в Тифлис пришла весть о гибели поэта (поэма подписана псевдонимом Сабухи, «Утреннее дуновение»), переведена подстрочно на русский язык ссыльным декабристом А.С.Бестужевым-Марлинским незадолго до его гибели и осенью того же года, в ноябре, опубликована в «Московском наблюдателе». Это элегия – плач по Пушкину, но и своеобразная поэтическая история русской литературы, получающей – по поэме – свое совершенное выражение в поэзии Пушкина: «… Пушкин всех певцов, всех мастеров глава… / Чертог поэзии украсил Ломоносов, / Но только Пушкин в нем господствует один. / Страну волшебных слов завоевал Державин, / Но только Пушкин в ней державный властелин. / Он смело осушал тот драгоценный кубок, / Что наполнял вином познанья Карамзин... / Вся русская земля рыдает в скорбной муке, – / Он лютым палачом безжалостно убит. / Он правдой не спасен – заветным талисманом – / От кривды колдовской, от козней и обид Кавказ сереброкудрый / Справляет траур свой, о Пушкине скорбит» (перевод П.Антокольского). Журнал предпослал публикации вступление, где назвал поэму «прекрасным цветком», брошенным на могилу Пушкина, и пожелал успехов «замечательному таланту». Ахундов первый осознал, переведя многие свои произведения на русский язык, что путь азербайджанской культуры к мировой известности пролегает через русский язык, и это оправдалось на протяжении всего 20 в.

Он общался с передовыми людьми своего времени – декабристами, участниками польского восстания 1830-х и 1860-х, сосланными на Кавказ, деятелями грузинской и армянской культуры, жившими в Тифлисе. Был знаком с М.Ю.Лермонтовым, который некоторое время жил в Тифлисе и учил у него «татарский» (азербайджанский) язык, есть версия, что сюжет Ашик-Кариба был подсказан ему Ахундовым.

В 1850–1856 Ахундов создал шесть пьес из народной жизни на превосходном азербайджанском языке о быте и нравах современного ему общества и заложил тем самым основы национальной драматургии и театра. Это трагикомедии Молла Ибрагим-Халил, алхимик, обладатель философского камня (1850), Мусье Жордан, ботаник, и дервиш Масталишах, знаменитый колдун (1850, поставлена в Петербурге на частной сцене в 1851, журнал «Библиотека для чтения» назвал комедию «милой, живой, грациозной и оригинальной», т. 10), Приключения везира ленкоранского ханства (1850, поставлена в Тифлисе на русской сцене в 1852; постановка ее в 1873 на сцене любительской труппы в Баку стала началом азербайджанского театра), Медведь – победитель разбойника (1851), Приключение скряги (1852), Правозаступники в городе Тебризе (1855). Автор высмеивает предрассудки и фанатизм, невежество и суеверия, лицемерие и ханжество, ополчается против чиновничьей бюрократии, мздоимства и стяжательства власть имущих, подкупного судопроизводства, ратует за честный труд, высокие духовные качества, благородство и светское просвещение.

Ахундов – автор первой в азербайджанской литературе реалистической повести Обманутые звезды с оригинальным сюжетом, подсказанным ему короткой фразой, развернутой в повесть, из древней хроники История украшателя мира Шах-Аббаса. Сюжет позволил выразить демократические убеждения: тиран Шах-Аббас узнает от звездочета, что в такой-то день расположение звезд угрожает его жизни, и сажает на престол лжешаха, в назначенный звездами день тот гибнет, и Шах-Аббас снова занимает свой престол. Да, рок фатален, – говорит шаху в повести главный звездочет, – его не избежать, но рок и слеп, его можно обойти! И подсказывает шаху путь к спасению: он должен добровольно и чистосердечно отказаться от престола, удалиться от власти, став просто Аббасом, и уступить трон грешнику, чья жизнь ничего не стоит, и когда разрушительное действие звезд разразится над головой лжешаха, снова взойти на престол. Но рок начеку: все должны считать грешника истинным шахом, иначе звезды учуют обман, отыщут Шах-Аббаса, где бы он ни прятался, и погубят. Грешником оказывается «человек из народа», мечтающий о благоденствии людей и справедливом правлении, «нечестивец», клеймящий тиранию. Его возводят торжественно на престол, и он, удивляясь глупости и суеверию сородичей, начинает, став властелином, издавать демократические законы, печется о счастье народа, его просвещении, очищает власть от всякой нечисти, титулованных глупцов, бездельников и взяточников, казнокрадов, ратует за честный труд и т. д. Его девизы: сломать деспотическую власть; возвысить простолюдина до правления государством; вытеснить просвещением и наукой суеверия и фанатизм.

Но вот парадокс: чем больше он старается для народа, тем больше вызывает его раздражение, недоумение, ропот: что за шах у нас? кто нами правит? странно, но мы не видим изрубленных на части и висящих у городских ворот человеческих тел, – страшно, зато кровь не застаивается! новый шах, должно быть, человек кроткий, слабый, ни воли, ни мощи. И в день, предопределенный звездами, народ взбунтовался против непонятного и непонятого ими шаха и сверг его. И тут, как из небытия, возник звездочет и, узнав, что гроза, которую предсказывали звезды, разразилась над лжешахом, торжественно возвращает на шахский престол Шах-Аббаса, который правит страной не один десяток лет, измываясь над собственным народом, ведь известно: от страха рождается и верность, и любовь, и послушание, и обожание.

В 1860–1870-е Ахундова занимает идея реформы арабского алфавита, его замены латиницей, приспособленной к фонетическим особенностям тюркских языков, что было реализовано на короткое время лишь время в 1920-х (с 1927 по 1939) и восстановлено в пору обретения Азербайджаном государственной независимости.

Перу Ахундова принадлежит литературная мистификация – художественно-публицистический и общественно-политический труд Три письма индийского принципа Кемалуддовле персидскому принцу Джалалудовле и ответ на них сего последнего (1864–1865), созданный под влиянием французских просветителей, в котором автор с позиций материализма и воинствующего атеизма активно ратует за науку и духовную свободу человека, просвещение народа, приобщение людей к точным наукам, светскому образованию. Здесь в исповедальной форме, усиливающей эмоциональное воздействие идей, как и в повести Обманутые звезды, излагаются демократические взгляды на устройство государства, подвергаются резкой критике религиозные догмы и предрассудки, фанатизм, связанный, главным образом, с исламом, хотя все религии автор считает «пустым призраком». (Письма считались утерянными, были случайно обнаружены и выкуплены государством в 1927 у внука Ахундова и на многие десятилетия определили развитие общественной и философской мысли). Дабы обезопаситься от гнева толпы, не привычной к открытому цивилизованному обсуждению «крамольных идей», М.Ахундов выдал себя не за автора Писем, а за их собственника, желающего сделать их содержание предметом дискуссии.

«Увы, вы будете разгневаны, когда прочтете в письмах Кемалуддовле, что тот самый народ, который считается счастливым и спокойным за свой завтрашний день под сенью всевластного монарха, – самая невежественная нация в мире!..

Повелитель сидит в столице, воображая, что владычество есть только средство к тому, чтобы холить тело, когда кругом бедность и голод. Он может безнаказанно располагать имуществом и жизнью по своему произволу и быть предметом поклонения подвластных, повелителем бездушных рабов и кумиром глупых льстецов и продажных поэтов, слыша их стихи, вроде следующих: «Ты спокойно восседаешь на своем троне, в то время как повелитель Византии и властелин Китая трепещут от страха: первый, будучи поражен звуком твоих труб, а второй – громом барабана твоего воинства».

Всякий государь, уважающий собственное достоинство и дорожащий честью страны, устыдился бы подобного властвования и отрекся б от трона, чем унизиться до такой степени и стать посмешищем цивилизованных народов… Ты, о мой народ! Ты числом и средством во сто крат превосходишь деспота и тирана, тебе недостает только единодушия и единомыслия. Не будь этого недостатка, ты легко бы подумал о себе и освободил себя не только от оков деспота, но и от уз нелепых догм».

Письма, имеющие азербайджанский, персидский и русский оригиналы, не были в свое время опубликованы, хотя автор прилагал к этому немалые усилия, и вызвали резкое неприятие тех ученых Востока и Запада, кому он их посылал, многократно переписывая. Критика догм ислама, устоев мусульманской веры, порой излишне прямолинейная и не всегда доказательная, стоила ему серьезных семейных неурядиц, трений как с верующим сыном Рашидом, так и женой Тубу-ханум, которая однажды бросила вызов его атеизму. Из-за Писем чинились препятствия к погребению Ахундова на мусульманском кладбище в Тифлисе (на могиле в советские годы ему был установлен памятник, есть памятники в Баку и на родине в Шеки).

Ахундов – автор статей по вопросам философии (об учении Юма, религиозном сектантстве – бабизме и др.), эстетики и поэтики, в которых утверждает идеи реализма. Выступая против дидактических сочинений, он писал, что «сегодня такие произведения не могут уже принести народу пользу. Ныне полезными, отвечающими вкусу читателя и интересам нации произведениями являются драма и роман».

И еще: «Истина, написанная в стиле нежных отеческих назиданий, не оказывает никакого влияния на людей, привыкших к дурным поступкам. Эти назидания и проповеди вызывают лишь отвращение у читателя». Почти все произведения были изданы при его жизни на русском языке в переводе автора (Комедии М.Ф.Ахундова, 1853) и на азербайджанском (Комедии капитана Мирзы Фатали Ахундзаде, Тифлис, 1859), а также персидском, французском, английском и немецком языках.

Сочинения: Мирзя Фятяли Ахундов. Ясярляри. (Мирза Фатали Ахундов. Сочинения. В трех томах). Баку, 1962; Избранное. М., 1963.

Чингиз Гусейнов

ЛИТЕРАТУРА

Чингиз Гусейнов. Фатальный Фатали. М., «Книга», 1987