МИЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БАЛАКИРЕВ

(1837 - 1910)

 

В историю музыкального искусства Милий Алексеевич Балакирев вошел не только как композитор, но и как признанный глава и основатель творческого содружества, «русской пятерки» или «Балакиревского кружка».

Милий Алексеевич Балакирев родился 2 января 1837 года в Нижнем Новгороде. Игре на фортепиано обучался под руководством матери, несколько уроков взял у А. И. Дюбюка и К. К. Эйзриха. Музыкальному развитию мальчика спо­собствовало сближение с А. Д. Улыбышевым,   в доме   которого он  знакомился с музыкальной литературой, в том числе с сочинениями М. И. Глин­ки, Ф. Шопена. На музыкальных вечерах, устраивавшихся Улыбышевым, на­чались первые выступления Балакирева как пиа­ниста и дирижёра. В 1853—55 Балакирев жил в Казани, где состоял вольно­слушателем математического факультета Ка­занского университета. Все это время он продолжал кон­цертировать, давал фортепианные уроки.

 

В конце 1855 года Балакирев переехал в Петербург. Это очень важное событие в жизни музыканта. Там он познакомился с М. И. Глинкой, последователем творчества которого он станет позже. В 1856 Балакирев дебютировал в Петер­бурге как пианист и композитор. Он блестяще исполнил концерт для фортепиано с оркестром, и сразу же обратил на себя внимание музыкантов и слушателей. В 1856 завязалась дружба с композиторами Ц. А. Кюи, М. П. Мусоргским, Н. А. Римским-Корсаковым, А. П. Бородиным и критиком В. В. Стасовым, оказавшим заметное влияние на формирование идейно-эстетических позиций не только самого Балакирева, но и всех членов его кружка, который окончательно сформировался в начале 60-х гг., XIX в., и с легкой руки Стасова в шутку был назван «Могучая кучка». Так это название в последствие закрепилось более, чем официальное «Новая русская музыкальная школа».

 

Милий Алексеевич пользовался большим авторитетом у членов кружка благодаря своей целеустремленно­сти и художественной инициативе, а так же творческому и исполнитель­скому опыту. Его все уважали и считали своим учителем, так как Мусоргский, Кюи и Римский-Корсаков изначально имели военное образование, а Бородин – химическое. Впрочем, в то время еще и не могло быть другого образования, потому что в России еще не было высших музыкальных учебных заведений, и открытие Московской и Петербургской консерватории еще предстояло осуществить.

В это время созданы «Увертюра на тему испан­ского марша» (1857), «Увертюра на темы трёх русских песен» (1858), музыка к трагедии У. Шекспира «Король Лир» (1858—61), увертюра «1000 лет» (1864), романсы, фортепианные пьесы. Все эти произведения развивают традиции Глинки, осо­бенно его симфонической музыки.

 

В 1862 Балакирев совместно с Г. Я. Лома­киным организовал Бесплатную музыкальную школу (БМШ), ставшую центром массового музыкального образования и просвещения. Там устраивались постоянные концерты, в которых пропагандировались сочинения русских (осо­бенно молодых) композиторов глинкинского направ­ления и зарубежных композиторов-романтиков (Г. Бер­лиоза, Ф. Листа, Р. Шумана).

 

Во 2-й половине 60-х гг. Балакирев по приглашению чешских музыкантов посетил Прагу, где руководил постановкой оперы «Руслан и Людмила», дирижировал оперой «Жизнь за царя» (1867). В 1867—69 был главным дирижёром Российского Музыкального Общества, изменив прежний консервативный характер его концертных программ.

 

Расцвет музыкальной деятельности Балакирева связан с 60-ми гг. С его именем связано рождение жанра русской эпической симфонии (начало работы над 1-й симфо­нией). Одновременно он принимал участие в создании симфоний Бородина и Римского-Корсакова, в совместных творческих исканиях этих композиторов вырабатывались принципы эпического симфонического развития.

 

Балакирев работал преимущественно в области программного симфо­низма. Лучший образец симфоническая поэма  «Тамара» (закончена около 1882, начата в 60-е гг.), по одноименному стихотворению М. Ю. Лермонтова, посвящена Ф. Листу. Построенная на оригинальном музыкальном мате­риале изобразительно-пейзажного и народно-танцевального характера, «Тамара» стилистически родственна программным симфоническим поэмам Ф. Листа — создателя этого жанра. В то же время она связана с творчеством Глинки («Восточные танцы» из оперы «Руслан и Людмила»).

 

В 70-е гг. композитор пережил длительный душевный кризис, вызванный рядом неудач в его музыкально-общественной деятель­ности и в личной жизни. Члены его кружка становятся зрелыми художниками и больше не хотят находиться под авторитарным давлением Балакирева, который не мог признать своих бывших учеников самостоятельными музыкантами. Трагичность ситуации усугубилась смертью его отца, необходимостью взять на себя заботу о младших сестрах. Всё это так удручающе подействовало на композитора, что он вскоре отошел ото всех музыкальных дел и поступил мелким чиновником в одно из правлений железных дорог. Балакирев отошел от БМШ, перестал сочинять, выступать как исполнитель, порвал дружеские связи с членами кружка. Одновременно он сблизился с церковными кругами Петербурга, проявил несвойственную ему ранее религиозность. Друзья, потрясенные трагедией своего наставника, горячо призывали его вернуться к прежней деятельности. Но Балакирев оставил без ответа эти дружественные призывы. И когда через много лет он все же вернулся к музыке, это был уже другой человек. В начале 80-х гг. музыкальная деятельность Балакирева утратила прежний размах и боевой «шестидесятнический» характер.

 

В 1881—1908 он вновь возглавлял БМШ, одновременно (1883—94) состоял директором Придворной певческой капеллы. Его выступления как пианиста приобрели камерный харак­тер (играл лишь на частных музыкальных вечерах). В 1880—1900 созданы 2 симфонии (1-я — 1897, нача­та в 60-е гг.; 2-я — 1908), много романсов, фортепианных произведений, «Кантату памяти Глинки» (1904, напи­сана к открытию памятника Глинке в Петербурге). В эти годы он занимался переработкой и редактированием большинства своих крупных сочинений раннего перио­да. Его новые произведения свидетельствовали о росте ком­позиторского мастерства, но в то же время и о некотором угасании таланта.

Умер композитор 29 мая 1910 года в Петербурге.

 

Важнейшая черта творчества Балакирева — яркая национальная харак­терность. Народные образы (бытовые или эпические), кар­тины русской жизни, природы проходят через большинство его произведений. И в этом он продолжил принципы Глинки. Композитора отличает также интерес к теме Востока (точнее, Кав­каза) и народным музыкальным культурам других стран (польской, чешской, испанской). Балакирев постоянно изучал фольк­лор, особенно русский. Богатый материал дала его поездка по Волге, предпринятая в 1860 с целью записи народных песен. Результатом её явился сборник «40 русских народных песен для голоса с фортепиано», выпущенный в свет в 1866. Второй сборник — «30 русских народных пе­сен для фортепиано в 4 руки» (1898) создан на материале, соб­ранном песенными экспедициями Русского географического общества.

 

Балакиреву-лирику свойственно воплощение контрастных эмо­ций: пылкая страстность, горячность сменяются лени­вой истомой, спокойной мечтательностью. В поздних сочинениях преобладают сдержанно-лирические созерца­тельные настроения, связанные с философским вос­приятием природы или с воспоминаниями о прошлом. Он широко использовал в фортепианной музыке крупные концертно-виртуозные формы. Среди его произведений выделяется восточная фантазия «Исламей» (1869), отличающаяся ори­гинальным тематическим материалом (подлинные восточные темы), широтой и симфоничностью замысла, сочетанием европейского концертного стиля со специфическими чертами восточного инструментального колорита. Эта виртуозная блестящая пьеса — важней­шая веха в развитии русского пианизма.

По сравнению с другими предста­вителями «Могучей кучки» достижения Балакирева оказались более скромными, тем более что его капитальные про­изведения появились после симфоний Бородина и про­граммных симфонических сочинений Римского-Корсакова. Од­нако это не умаляет его значения как основателя «Новой русской музыкальной школы», как автора произведений, вошедших в русскую музыкальную классику 19 века.