В. ЭРИКСЕН. 1918 год в Петрограде (Петроградская мадонна). 1920

Наряду со многими деятелями искусства К.С. Петров-Водкин воспринял революцию как грандиозное событие, которое даст возможность «люду» ощутить себя «человечеством». Это настроение художник выразил в картине «1918 год в Петрограде (Петроградская мадонна)».

В произведениях Петрова-Водкина всегда сочетались принципы классического искусства и новаторские поиски. Его творчество периода 1920-х годов связывают с направлением неоклассицизма. Художник был особенно внимателен и чуток к древнерусскому искусству и живописи раннего итальянского Возрождения. Петров-Водкин занимался теорией искусства и разработал систему так называемой сферической перспективы.

Картина «1918 год в Петрограде», появившись на выставке, сразу получила второе название: «Петроградская мадонна». Однако трудно, не представляя себе изображения, соотнести эти названия с одной картиной. «1918 год в Петрограде» – историко-революционная тема. Это трудный год гражданской войны. «Петроградская мадонна» – тема материнства. Как может сочетаться одно с другим?

Мастер строит композицию, совмещая различные смысловые ряды. Молодая работница с младенцем на руках стоит на балконе, но смотрит она не на улицу, заполненную очередями в голодный год, – ее фигура развернута на зрителя. Первый и второй планы максимально противопоставлены пространственным решением и точкой зрения; первый план приближает фигуру к зрителю, а город показан сверху, в сильном масштабном сокращении.

Художник пишет фигуру женщины, думая об иконных образах Богоматери, о мадоннах с младенцем в европейской живописи, превращая юную работницу в символический образ материнства. Косынка на голове героини – характерная примета времени, такие носили женщины, работавшие у станков. В то же время косынка в картине вызывает ассоциации с классической драпировкой, покрывающей голову мадонны. Художник словно пропускает этот образ сквозь историю искусства, уравнивая материнство простой женщины и мадонны.

Сочетание конкретных примет времени с символической трактовкой главной героини снимает бытовой аспект и органично соединяет две темы. Это и 1918 год в Петрограде, и петроградская мадонна.