П. И. Чайковский

Я тебе ничего не скажу

Жанр: романс для голоса с фортепиано, ор. 60, № 2.

Текст: А. Фет.

Время создания стихотворения: 2 сентября 1885 года.

Время создания романса: 1886 год.


            Этот романс отнюдь не первый, написанный П. Чайковским на стихи А. Фета. Полное собрание романсов композитора (оно составляет три тома) открывается романсом «Мой гений, мой ангел, мой друг…» (конец 50-х годов XIX столетия). Литературной основой для него послужило стихотворение А. Фета (из поэтического цикла «К Офелии»; у Фета стихотворение не названо, обозначено: ***, его  первая строка: «Не здесь ли ты легкою тенью»). Сохранился автограф романса, написанный, когда композитору было  всего семнадцать или восемнадцать лет. Почерк, да и сама запись музыки свидетельствуют о неопытности молодого  композитора. Но зато романс сразу определяет поэтические приоритеты Чайковского: позже он скажет о Фете: «Фет есть явление совершенно исключительное [...] Фет в лучшие свои минуты выходит из пределов, указанных поэзией, и смело делает шаг в нашу область. Поэтому часто Фет напоминает нам Бетховена, но никогда Пушкина, Гёте или Байрона, или Мюссе. Подобно Бетховену, ему дана власть затрагивать такие струны нашей души, которые недоступны художникам, хотя бы и сильным, но ограниченным пределами слова. Это не просто поэт, а скорее поэт-музыкант, как бы избегающий даже таких тем, которые легко поддаются выражением словом».

            Второй романс на стихи А. Фета - «Пойми хоть раз» (1872) отделяют от первого около пятнадцати лет. Хотя в нем уже чувствуется значительное композиторское мастерство, все же ни стихотворение А. Фета, ни музыка Чайковского не относятся еще к лучшим творениям поэта и композитора. Примерно  через  год (предположительно в 1873 году) композитор вновь обращается к поэзии А. Фета и пишет романс «Уноси мое сердце» (без обозначения опуса). Стихотворение А. Фета называется «Певице». Это одно из вдохновеннейших созданий поэта. Оно посвящено передаче образов, возникающих при слушании прекрасного пения. Фету удалось передать неразрывное по самой своей сущности представление о «музыке вообще», которым наделяли язык звуков романтики. И простейшая гармоническая канва этого романса служит прекрасным фоном для развертывания мелодии голоса. Одним словом, стихи и музыка слились здесь воедино и по смыслу и  по художественному выражению.       Но и этот художественно самоценный романс явился лишь ступенью к полному  художественному освоению П. Чайковским поэзии и мира чувств А. Фета. За этим романсом последовали другие.

            Вершиной  в жанре романса явился романс «Я тебе ничего не скажу».

 

Я тебе ничего не скажу,
И тебя не встревожу ничуть,
И о том, что я молча твержу,
Не решусь ни за что намекнуть.


Целый день спят ночные цветы,
Но лишь солнце за рощу зайдет,
Раскрываются тихо листы,
И я слышу, как сердце цветет.


И в больную, усталую грудь
Веет влагой ночной... я дрожу,
Я тебя не встревожу ничуть,
Я тебе ничего не скажу.

 

            Желание написать музыку на эти стихи А. Фета появилось у композитора вскоре после того, как это стихотворение впервые было опубликовано. Прошло всего несколько месяцев, и романс был написан.

            П. Чайковскому удалось – и в этом сила его гения – найти идеальную интонацию для передачи всего литературного текста и в особенности заглавной фразы. И, как бывает с выдающимися вокальными произведениями, эта поэтическая фраза после романса уже вряд ли мыслима без интонации П. Чайковского.

            Музыкальная форма романса проста и естественна: он начинается вступлением, в котором проводится основная мелодия романса. Музыка этого вступления потом повторяется в коде (заключении) романса. Собственно вокальная часть представляет собой трехчастную форму, но эта форма не полностью совпадает со строфами стихотворения: музыкальная реприза романса смещена к последним двум строкам третьей строфы, которые, собственно, и являются репризой самого стихотворения, поскольку буквально  повторяют две первые строки.

            В этом романсе  П. Чайковский верен себе - он в некотором роде переосмысливает стихотворение А. Фета: интонация стихотворения довольно спокойная, и главная его фраза – «Я тебе ничего не скажу» – оба раза звучит спокойно и повествовательно (завершается первый раз запятой, второй раз – точкой), П. Чайковский, однако, в репризе передает ее более возбужденно, и эта фраза звучит восклицательно (с восклицательным знаком) и, более того, дважды повторяется.

 

*

 

            П. Чайковский и А Фет были лично знакомы. В 1891 году, после их встречи, Фет подарил Чайковскому посвященное ему стихотворение, автограф которого хранится в архиве композитора в его доме в Клину. Здесь в личной библиотеке композитора представлены несколько томов с сочинениями Фета разных лет.

            С поэзией А. Фета мы встречаемся у П. Чайковского не только в вокальных  произведениях - в пьесе «Май» («Белые  ночи») из фортепианного цикла «Времена года» эпиграф взят из  стихотворения А. Фета «Еще майская ночь…».1

Примечания

1 Чайковский считал Фета «поэтом безусловно гениальным»), способным создавать такие стихотворения, «от которых волоса дыбом становятся». «Часто Фет напоминает мне Бетховена. Подобно Бетховену, ему дана власть затрагивать такие струны нашей души, которые недоступны художникам, хотя бы и сильным, но ограниченным пределами слова... От этого его часто не понимают, а есть даже и такие господа, которые смеются над ним, утверждая, что стихотворения вроде «Уноси мое сердце в звенящую даль...» есть бессмыслица. Для человека ограниченного и в особенности немузыкального, пожалуй, это и бессмыслица...». Цит. по: М. Чайковский. Жизнь П. И. Чайковского, т. III, стр. 266-267. «Некоторые стихотворения Фета, - подчеркивал Чайковский в письме к К. Р. [Великий князь К. К. Романов. – А. М. ], - я ставлю наравне с самым высшим, что только есть высокого в искусстве». (Письмо от 21 сентября 1888 г_ - Там же. С. 272.

© Александр МАЙКАПАР