А. Аренский. Фантазия на темы Рябинина для фортепиано с оркестром, соч. 48

 

Прочитав название произведения, возникает вопрос – кто такой Рябинин и почему на его темы написано произведение для фортепиано с оркестром. Что в этих темах особенного, чем они так привлекли автора? И значит ли это, что автор не мог сочинить свои собственные темы?

В конце XIX века стремление русских композиторов к национальным основам было не единичным. Оно было основано на желании создать свое, русское направление в мире профессиональной музыкальной культуры. Тщательно изучали фольклорные песни, а затем использовали их в своем личном творчестве практически все композиторы, начиная с Глинки и членов Балакиревского кружка («Могучей кучки»), вплоть до нашего времени. Кстати, это делали не только русские композиторы: немецкие народные песни слышны в музыке Шуберта и других его современников, польские – в музыке Шопена, итальянские – в произведениях Беллини и Верди и так далее.

В годы создания «Фантазии» Аренский уже был достаточно зрелым композитором, и, конечно же, нельзя его обвинить в творческой скупости. Он был великолепным пианистом и автором многих фортепианных произведений. И когда он услышал старинные былины в исполнении Рябинина – ему захотелось запечатлеть их в фортепианной фактуре, подчеркнуть разные настроения средствами оркестра. Русская фольклорная традиция в основном вокальная, и к тому же устная. А инструментальная традиция концерта пришла из Италии. Вот так и получилось великолепное слияние жанров, времен и национальных традиций.

Рябинины-Андреевы — известные исполнители и хранители русских эпических песен на Севере. Свое искусство они передавали из поколения в поколение — пять поколений по мужской линии (дядя Игнатий Андреев, от которого нет записей, передал свое мастерство самому известному сказителю этой традиции — Т.Г.Рябинину). Концерты в 1871 году в русском Географическом обществе в Санкт-Петербурге 80-летнего Трофима Григорьевича Рябинина обратили на себя внимание крупнейших композиторов М.П.Мусоргского и Н.А.Римского-Корсакова.

 

В 1892 г. А. С. Аренский записал четыре напева от И. Т. Рябинина и в 1899 создал концертную «Фантазию на темы И.Рябинина» для фортепиано с оркестром, где он использовал два известных напева родовой традиции Рябининых. Первый — «Добрыня и Василий Казимиров» создает лирический музыкальный образ, второй «Вольга и Микула» — передает декламационный эпический склад, отличается четкой речитативной ритмикой.

Характер исполнения северных былин своеобразен: они негромко напеваются — «сказываются». При повторениях былинный напев импровизационно варьируется в соответствии с развитием поэтических образов; наиболее устойчивы его начало и окончание. Нередко сказитель исполняет на один или два напева все былины, которые он знает.

Выбирая принцип формирования музыкального материала, Аренский отталкивался от строения былины. Как известно, в этом древнем жанре нет четкого закрепления напевов за текстом; в былине нет и строгой куплетной формы как в плясовых песнях. Исходя из этого композитор выбрал для своего произведения форму вариаций – то есть вариантов одного и того же мотива. Кроме того, для создания контраста настроения, он взял для варьирования две разные темы. Такой тип композиции уже встречался в «Камаринской» М. И. Глинки. Но Аренский привнес в свои вариации еще и черты концерта: соревнования. В данном случае получилось соревнование не только инструментов, как это принято по законам этого жанра, но и соревнования вариаций, соревнования разных настроений одного и того же мотива. Солирующая виртуозная партия фортепиано тоже говорит о концертном жанре. Но в произведении нет сонатной формы и всего одна часть, в отличие от концерта, в котором обычно три контрастные части.  Поэтому свое произведение Аренский назвал «Фантазия».

Уже в самом начале, во вступлении четко вырисовывается характер «музыкальной былины». Вступление словно говорит: «сейчас мы расскажем о древнерусских богатырях, об их житие-бытие, подвигах и переживаниях». Мотив былины «Добрыня и Василий Казимиров» богат широкой мелодической линией, разными оттенками настроений - от торжественного до грустного. Когда в партии фортепиано вступает четкая ритмическая «поступь» и ускоряется темп, это значит, что появляется тема второй былины: «Вольга и Микула». В музыке рисуется картина поединка, сила и мощь богатырей, смелость и мужество, патриотические чувства. Как обобщение звучит еще раз первая тема, создавая законченный рассказ: «Вот так они и жили, мед, пиво пили... По усам текло, а в рот не попало».

 

Инна АСТАХОВА