Бруни Фёдор Антонович

(Феделе Джиованни) (1801–1875)

       Феделе Джиованни родился 15 декабря 1801 в Милане в семье живописца Антонио Бароффи-Бруни. Его отец, уроженец итальянской Швейцарии, в 1790-е был избран членом Академии изящных искусств в Милане. Во времена наполеоновских войн А.Бруни служил капитаном в швейцарских войсках, входивших в армию под командованием А.В.Суворова. Позднее, в 1807 поселился в Царском Селе под Петербургом, где служил живописцем при царскосельских дворцах и преподавал в Лицее. Вместе с отцом в Россию переехал и Феделе Джиованни, где стал именоваться Федором Антоновичем.
       В 1809 он поступил «своекоштным» учеником в Воспитательное училище Императорской Академии художеств в Петербурге. Обучение казенных учеников оплачивала Академия художеств, обучение «своекоштных» учеников – сами ученики. За учение Ф.А.Бруни деньги внёс граф Ю.П.Литта. В 1813 двенадцатилетний Фёдор за рисунок получил малую серебряную медаль. Одаренного мальчика отметили не только этой наградой, его в 1814 зачислили в число казенных учеников. Он стал учиться в классе исторической живописи у В.К.Шебуева, А.И.Иванова, А.Е.Егорова. В 1818 выполнил программу – картину на библейский сюжет «Самсон и Далила» – на малую золотую медаль, но награждён не был. В этом же году он получил аттестат 1-й степени на звание художника. Аттестат 1-й степени дал право при поступлении на государственную службу сразу занять место чиновника 14 класса (коллежский регистратор).
       В 1819 юноша «для усовершенствования» в искусстве уехал за границу, в Италию. Путь его лежал через родной город Милан. С 1819 по 1836 он жил и работал в Риме; посещал и другие города, в том числе и Неаполь. В 1824 выставил на Капитолии картину на сюжет из античных времён Рима – «Смерть Камиллы, сестры Горация». Произведение было выполнено в лучших традициях русского классицизма. Живописец, при сохранении выразительности общей композиционной группы героев полотна, добился индивидуализации жестов, убедительности эмоциональных состояний каждого героя картины. Внимание к пластике фигур соединилось с благородством колористической гаммы, мастерски уравновешенной по массам цвета и их тональной соподчиненности друг с другом. По классицистической традиции главный герой изображен в центре композиции. Он, в сравнении с другими персонажами, зрительно выделен и цветом и светом. Происходящее действие похоже на патетическую театральную мизансцену, разыгрываемую героями античной легенды. Идея картины прославляет самоотверженную преданность отечеству.
       В этом же году за эту картину он был избран действительным членом римской Академии Святого Луки.
       Живя в Италии на свой счет, молодой художник работал по частным заказам. Пользовался покровительством княгини Зинаиды Александровны Волконской, посещал ее светский салон в римском палаццо Поли рядом с фонтаном Треви. Исполнил портреты З.А.Волконской в театральном костюме (между 1820 и 1824) и её сына Александра (1832).
       В 1826 по заказу Общества поощрения художеств в Петербурге занимался гравированием на меди своих композиций на сюжеты из «Истории государства Российского» Н.М.Карамзина. С 1828 за копии с фресок Рафаэля «Торжество Галатеи» и «Изгнание Элиодора из Иерусалимского храма» (1827) стал получать денежную помощь на правах пенсионера русского правительства. За эти копии и свои оригинальные живописные произведения в 1834 он удостоен звания академика Императорской Академии художеств в Петербурге. В 1833-1834 Ф.А.Бруни начал работать над композицией на библейский сюжет – большеформатной картиной «Медный змий».
       В 1836 по повелению Николая I был вызван в Петербург для преподавания в Академии художеств. В этом же году получил звание профессора 2-й степени «по части живописи исторической и портретной». Занимаясь преподаванием в Академии, Ф.А.Бруни работал и как живописец. В Петербурге был привлечен к работе над росписью церкви Зимнего дворца, исполнил живописные запрестольные образа: для Казанского собора «Покров Божией Матери», «Моление о чаше» для церкви Академии художеств. Написал ряд картин для частных лиц. В январе 1837 художник запечатлел черты умершего А.С.Пушкина. Рисунок итальянским карандашом был сделан в квартире поэта на Мойке.
       В 1838 уехал в Рим для окончания картины «Медный змий», работу над которой завершил в 1841. Привезя её в Петербург, он показал это произведение сначала Николаю I в Зимнем дворце, а затем и публично – в Академии художеств. Император наградил живописца орденом Святого Владимира IV степени, что давало право потомственного дворянства. С 1841 по 1850 год полотно висело в Академии художеств, а затем поступило в Императорский Эрмитаж, где находилось зале Русской школы. Работа получила широкое признание публики. Художника, в общественном мнении, стали ставить рядом с именем К.П.Брюллова. Поэт Г.Гребенка написал о картине стихи.
       В тот же период художник вновь возвращается в Италию. На этот раз его пребывание в Риме (1841–1845) связано с исполнение 25 картонов композиций для росписей Исаакиевского собора в Петербурге. В 1845, привезя эти большие картоны, художник по ним расписывал собор, завершив работу в 1855. Темы его монументальных работ: библейские «Всемирный потоп» и «Жертвоприношение Ноя», «Видение пророку Иезекиилю», сюжеты из жизни Христа «Омовение ног», «Явление Христа апостолам по воскресении», «Второе пришествие» и др.
       Создатель Исаакиевского собора архитектор О.Монферран в 1845 видел в Риме картоны Ф.А.Бруни: «Эти картоны … в чёрной манере, заслуживают самые лестные отзывы всех художников как итальянских, так и иностранных, находившихся здесь в большом количестве. … 9 картонов огромных картин, которые ему были заказаны, мне кажутся настоящими шедеврами свода Сикстинской капеллы, и что этот художник является, может быть, единственным в настоящее время, который не будучи подражателем, понял монументальную живопись такой, как её создали итальянцы в XVI веке». Годы, проведенные им в Италии, дали возможность хорошо изучить и полюбить её старинных замечательных мастеров: Рафаэля, Микеланжело, Фра Беато Анжелико, Мазаччо и других живописцев Раннего и Высокого Возрождения.
       Создавая свои живописные работы в соборе, Бруни стремился достичь подлинной монументальности, высокой художественной простоты и величия, как в лучших росписях мастеров Возрождения. Он старался также, чтобы стенная живопись была «сколько возможно более в гармонии с архитектурой». В композициях росписей, находящиеся на большой высоте в соборе, он помещает крупные фигуры персонажей, отчётливо очерчивая проложенными контурами. Эти композиции, чёткие и ясные, производят яркое впечатление. Характеризуя Ф.А.Бруни как большого мастера, современник дал ему оценку: «Г-н Бруни, безусловно, станет главой русской школы: этот художник серьёзен, нов и оригинален в своих концепциях. Он хороший рисовальщик и кажется, что он вдохновлен особенно школой Микеланжело».
       В 1846 талантливый живописец вновь приглашен в педагоги Императорской Академии художеств. Профессор 1-й степени (с 1846), ректор (с 1855) он преподавал в историческом классе родной Академии до 1871. Под его руководством 24 академиста получили золотые и серебряные медали. Среди его учеников: Пётр Петровский, Александр Козлов, Николай Ломтев, Орест Тимашевский, Иван Ксенофонтов и другие.
       Одновременно Ф.А.Бруни исполнял многочисленные обязанности и поручения Академии: участвовал в создании и управлении Мозаическим заведением при Академии художеств (1846–1871), где делали мозаики для Исаакиевского собора и др. Возглавил работу по организации русского художественного отдела на Всемирной выставке в Париже в 1867.
       Был привлечен к службе в Императорском Эрмитаже (хранитель картинной галереи в 1849–1864), приобретал для его собрания картины: в 1850 – в Гааге, в 1852 – в Париже и итальянских коллекциях.
       Живописец и прекрасный рисовальщик, он занимался гравированием и лепкой. Как романтик – «Медный змий»: каждый отдельный человек в толпе испытывает на себе силу рока, судьбы. Когда «душа скорбит общим страданием и жаждет чуда».
        Его наиболее известные русской публике образа: «Богоматерь с Младенцем» (1830-е), «Моление о чаше» (1837), «Богоматерь с Младенцем, отдыхающая на пути в Египет» (1838). Работал как портретист. Будучи в Италии исполнил ряд картин на античные сюжеты, полных жизнелюбия и беззаботности: «Пробуждение граций» (1827), «Вакханка, поящая Амура» (1828), «Спящая вакханка» (1830-е). К этой теме он возвращался и в России («Вакхант», 1858). Художник отдал дань и так называемому «итальянскому» жанру («Портрет русской дамы во время итальянского карнавала»).
       Как педагог он был приверженцем классического образования художников: основательность рисунка и верность воздушной и линейной перспективы, изучение натуры и образцов античности и европейского Возрождения. «Рисование с гипсов и натуры, – считал он, – не отуманивает глаз учащихся, а приучает их верно смотреть на предметы, подмечать красоту форм в их взаимном отношении между собою». В период обучения важное место в его методике занимали работы учеников на заданные темы. Профессор считал это необходимым, поскольку подобные задания развивали мастерство рисунка и композиции. Они тренировали воображение и память, способствовали росту живописного мастерства и приучали молодых учащихся к способности быстро, умело, целенаправленно собирать необходимый материал. Наиболее часто темы задавались на античные сюжеты. Ф.А.Бруни считал, что «только на античных сюжетах ученик может высказать, насколько у него развито воображение и как из соединения заученных форм голого тела он может составить нечто целое». Нередко предлагались темы на библейский сюжет. Они тоже имели учебный характер и для преподавания годились потому, что большинство сюжетов оказывалось знакомыми православной академической художественной молодежи. При этом Бруни с сожалением признавал, что «на библейские сюжеты, задаваемые академией, смотрят у нас вообще нерационально, ища в них совсем другого, а не просто упражнений в живописи с натуры и накладывания драпировок» (1860-е). Эти принципы методики мастер применял во все годы своей педагогической деятельности. Лишь программа на золотую медаль, по мнению Бруни, являлась первым самостоятельным творческим опытом ученика.
       Творчество живописца было замечено и высоко оценено современниками. Ф.А.Бруни был почетным профессором Академии Святого Луки в Риме (1844), почетным членом Московского художественного общества (1844), почетным членом Академии художеств Эмили в Болонье (1846), профессором 1-го класса флорентийской Академии художеств (1851), «достойным виртуозом» в Артистической конгрегации святого Иосифа (1856), членом по искусству в королевской Академии художеств в Милане (1862).
       В декабре 1868 был отмечен юбилей – 50 лет творчества Ф.А.Бруни. В честь него и его «блестящей и плодотворной деятельности» была выбита медаль. На её лицевой стороне помещено профильное, погрудное изображение художника и надпись: РЕКТОР ЖИВОПИСИ ИМП. АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ Ф.А.БРУНИ. На обороте медали надпись: ПОЭТУ ХУДОЖНИКУ.
       Умер «поэт»-художник 30 августа (11 сентября) 1875 в Петербурге. По сей день Ф.А.Бруни в своих произведениях, живописных и графических, предстаёт перед зрителями возвышенным по духу поэтом-романтиком.