АНТИГЛОБАЛИСТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ (antiglobal movement) – общее название общественных организаций, движений и инициативных групп, которые ведут борьбу с социальными, экономическими, политическими и экологическими последствиями глобализации в ее нынешней форме. Хотя участники антиглобалистских выступлений часто действуют совместно, само это движение является разнородным. Его активисты исходят из различных, иногда прямо противоположных подходов в понимании глобализации, придерживаются самых разных представлений об альтернативах этому процессу и используют неодинаковые методы и тактику действий. Само название «Антиглобалистское движение» не является общепринятым в его рядах. Часто употребляются также наименования «Альтерглобалистское движение» (движение за «альтернативную глобализацию»), «движение за глобальную справедливость», «движение движений» и т.д.

Часть групп, участвующих в антиглобалистском движении, создана специально с целью борьбы против последствий и эффектов глобализации. Другие в той или иной форме связаны с иными общественными или политическими движениями – пацифистским, экологическим, солидарности со странами или народами «Третьего мира», леворадикальными, анархистскими, коммунистическими и т.д. Некоторые активисты отвергают недемократические и несправедливые механизмы процессов глобализации, другие – капитализм и свободу торговли как таковые, третьи – лишь неолиберальную форму капиталистического общества и т.д. Однако все они сходятся в критике неолиберального варианта капитализма и международных экономических и финансовых институтов, которые считаются его носителями (Всемирного банка, Международного валютного фонда, Организации экономического сотрудничества и развития, Всемирной торговой организации), международных соглашений о свободе торговли (Североамериканского соглашения о свободной торговле, Американской зоны свободной торговли и др.), а также политических и экономических встреч и конференций (встреч Большой восьмерки, Всемирного экономического форума и т.д.). Большинство антиглобалистов заявляют, что «открытие» рынков и свобода передвижения капиталов не сопровождается такой же открытостью границ и свободой передвижения людей. В этой связи они ведут борьбу против ограничений на иммиграцию и прием беженцев.

Большая часть групп и инициатив антиглобалистского движения принадлежит к левому или левоцентристскому политическому спектру. Однако против глобализации выступают и многие националистические движения (французский Национальный фронт и др.), а также ультраправые. Они нередко пытались принимать участие в акциях антиглобалистов, но большинство активистов стремится отмежеваться от таких «союзников».

Организационные формы антиглобалистского движения. Разнородность групп и течений, принимающих участие в антиглобалистском движении не позволила до сих пор создать какие-либо четкие и оформленные организационные структуры. Сами участники нередко рассматривают такую распыленность как достоинство движения или даже принципиально новый тип организации, основанный на сетевом принципе и диалоге. Так, один из теоретиков антиглобалистcкого движения Иммануил Валлерстайн объявляет его альтернативой старой модели левых политических партий – централизованных и ориентированных на завоевание власти. У антиглобалистов отсутствуют централизованные структуры, но есть «крайне гибкая коалиция транснациональных, национальных и локальных движений с различными приоритетами».

Главной формой антиглобалистского движения являются массовые акции и кампании протеста и гражданского неповиновения. Они сопровождаются шествиями и митингами, в которых нередко принимают участие тысячи и даже сотни тысяч людей. Предполагается, что такая нацеленность на конкретные действия должна позволить соединить вместе различные инициативные группы из различных стран для борьбы под общими лозунгами, развить узы солидарности «снизу» и постепенно заложить основу для нахождения консенсуса между участниками. В 1998 в качестве такой децентрализованной сети инициатив сопротивления против «свободной торговли» и Всемирной торговой организации было создано «Глобальное действие народов» (People's Global Action). В настоящее время марши и акции протеста проводятся обычно коалициями групп. Организуют такие выступления совместные комитеты, образованные из представителей групп; решения принимаются, по возможности, на основе общего согласия. Какой-либо официальный руководящий центр и формальная иерархия при этом отсутствуют.

Основные действующие субъекты антиглобалистского движения – это общественные, неправительственные или политические группы и ассоциации. Они могут носить местный, региональный, национальный или международный характер, заниматься конкретной узкой проблематикой или претендовать на решение проблем в масштабе всего общества. Спектр этих организаций достаточно широк. К примеру, в состав «Социального форума Генуи» (Genoa Social Forum), который организовал акции протеста против встречи Большой восьмерки в этом итальянском городе в июле 2001, вошло более 500 групп. Среди участников выступлений были местные гражданские, пацифистские, антивоенные, экологические, правозащитные, женские, студенческие и молодежные организации, католические движения, группы солидарности, движение за списание долгов «Третьего мира», самоуправляющиеся социальные центры и связанные с ними структуры (более умеренные «Все в белом» (Tute bianche) и более радикальная «Сеть за глобальные права» (Network per i diritti globali)), профсоюзы, политические организации левых и т.д. Обыкновенно они координируют свои действия, в зависимости от конкретных нужд (для проведения акций, совместного отстаивания интересов и т.д.).

Одной из старейших международных инициативных групп антиглобалистов является «Глобальное действие народов» – всемирная коалиция, включающая неправительственные организации, профсоюзы, экологические группы, группы социального действия в странах Запада и в «Третьем мире». Состав объединения весьма широк: от бразильского Движения безземельных трудящихся (Movimiento dos trabalhadores sin terra) до британской радикально-экологической организации «Вернем себе улицу» (Reclaim the street!), от конфедерации индейцев Боливии до движения народа Огони в Нигерии, от союзов крестьян Индии до профцентров из азиатских и европейских стран и т.д. Коалиция заявляет о намерении объединить усилия простых людей в глобальном масштабе, чтобы достичь более справедливого экономического и социального порядка, обуздать корпорации и содействующие им национальные правительства и международные организации. «Глобальное действие народов» проводит конференции и форумы, а также символические акции, наподобие марша индийских крестьян по Западной Европе в 1998 и т.д.

Нередко международные организации антиглобалистов создаются по инициативе политических кругов. Так, в июне 1998 во Франции была образована «Ассоциация за налогообложение финансовых трансакций ради помощи гражданам» (Association pour une taxation des transactions financieres pour l`aide aux citoyens), или АТТАК. У истоков АТТАК стояла небольшая группа видных деятелей (членов редакций газет, профсоюзных лидеров и общественных организаций), тесно связанных с политическим истеблишментом и левыми партиями Франции (включая социалистов и троцкистов). К началу 2001 в рамках французской секции АТТАК были созданы 180 местных комитетов; в организации состояли 28 тыс. членов. Председателем АТТАК был избран редактор влиятельной французской газеты «Монд дипломатик» (Le Monde Diplomatique) Бернар Кассен (Bernard Cassen). В последующие годы отделения АТТАК возникли во многих других странах мира. Некоторые из них (например, в Польше) стали объектом проникновения инфильтрации со стороны ультраправых и националистических групп.

Официальная цель АТТАК – организовать «международное движение за демократический контроль над финансовыми рынками и их институтами», чтобы препятствовать «неограниченной свободе циркуляции капиталов» и «спекулятивным операциям». Ассоциация выступает за обложение налогом финансовых прибылей, введение санкций против зон «отмывания денег», предотвращение приватизации пенсионной системы, обеспечение гласности в вопросах капиталовложений в зависимые страны, юридическое регулирование финансовых и банковских операций и аннулирование внешнего долга зависимых стран.

Другим примером международной антиглобалистской организации служит «Виа кампесина» (Via Campesina) – созданное в 1993 объединение крестьянских инициативных групп и движений из различных стран. Главным инициатором выступила французская Крестьянская конфедерация (Confederation Paysanne) во главе с Жозе Бове (Jose Bové) – крестьянским лидером, который стал известен благодаря организованному им демонстративному разгрому ресторана «Макдональдс» в г.Милло (Франция). Конфедерация выступает в защиту традиционного крестьянского хозяйства, против индустриализации сельского хозяйства, контролируемой транснациональными компаниями и поддерживает связи с различными политическими кругами страны – от левых до правых.

Большое внимание антиглобалисты уделяют новым информационным технологиям. К их использованию активно призывал еще в 1990-х лидер «Сапатистской армии национального освобождения» (Ejercito Zapatista de Liberacion Nacional) – индейского повстанческого движения в Мексике – субкомманданте Маркос, которого считают одним из глашатаев антиглобализма. В 1999, во время выступлений против встречи Всемирной торговой организации в Сиэтле (США), был создан «Независимый медиа-центр» («Индимедиа») (Independent Media Center, Indimedia). Эта всемирная система призвана служить информированию общественности в обход корпоративных средств массовой информации. Локальные сети «Индимедиа» существуют во многих странах Америки, Европы, Азии, Африки и Австралии. Они не только распространяют информацию о деятельности групп антиглобалистского спектра, но и позволяют им таким образом координировать свои действия.

В антиглобалистском движении официально все участники равны. В действительности, однако, это равенство весьма относительно, поскольку различные группы и ассоциации обладают неодинаковым доступом к финансовым и информационным ресурсам, разной степенью близости к политическому и интеллектуальному истеблишменту, а значит – несопоставимыми организационными возможностями и степенью влияния на общество. Так, АТТАК за несколько лет завоевала прочные позиции в антиглобалистском движении, включив в свой состав многих видных и авторитетных деятелей со всего мира (к примеру, лидера сапатистского движения в Мексике субкомманданте Маркоса). Она играет видную роль в организации многих международных форумов и акций антиглобалистов.

Важной формой антиглобалистского движения в последние годы стали «социальные форумы» (Social Forums). Они проводятся на континентальном и на всемирном уровне, обсуждают важнейшие вопросы мирового экономического, политического и социального развития. Предшественницей всемирных форумов можно считать «Интергалактическую встречу против неолиберализма», которая была организована по инициативе мексиканских сапатистов летом 1996 в штате Чьяпас (ей предшествовали аналогичные континентальные встречи). Всемирные социальные форумы в 2001–2003 проводились в бразильском городе Порту-Алегри, где у власти находятся представители троцкистской фракции Партии труда. Официальный лозунг форумов: «Другой мир возможен».

В теории эти конгрессы должны сохранять и отражать «освободительное разнообразие» антиглобалистского движения, отсутствие неравенства в его рядах. Однако на практике это выглядит не совсем так. Уже на втором Всемирном форуме в 2002 сказалось неравенство между группами. Многие небольшие инициативы и неправительственные организации не смогли, по финансовым и организационным причинам, принять участие в работе форума, на котором доминировали представители политического и общественного истеблишмента (лидеры АТТАК, бразильской Партии труда, французской Социалистической партии, включая министров, и т.д.). Они сформировали «Интернациональный совет», который контролировал и следующий Всемирный форум в 2003. Его «звездой» стал новоизбранный бразильский президент Инасио Лула да Силва ( Inacio « Lula » de Silva), лидер Партии труда. Считается, что в реальности он продолжает неолиберальную экономическую политику, однако охотно прибегает к антиглобалистской риторике. Критикуя позицию лидеров Всемирного форума, ведущая активистка аргентинской правозащитной и «антиимпериалистической» организации «Матери Пласо-дель-Майо» ( Madres de Plazo del Mayo) Эбе де Бонафини ( Hebe de Bonafini) заявила: движение возникло с целью «бороться с глобализацией, а не гуманизировать ее».

В 2004 Всемирный социальный форум прошел в г.Бомбей (Индия). В 1200 его мероприятиях приняли участие 80 тыс. человек из 132 стран. Проведение форума было поддержано на сей раз политиками из Индийского национального конгресса, Республиканской партии низших каст и коммунистических партий. Свои параллельные встречи провели маоистские партии и организации.

В августе 2002 в Буэнос-Айресе был проведен Всемирный социальный форум, специально посвященный аргентинскому кризису. Его организовали 500 общественных и политических организаций, включая троцкистские партии, коммунистов, движения безработных, квартальные инициативные группы и др., а также левых политиков из различных стран Латинской Америки. В дискуссиях и различных мероприятиях форума участвовали до 10–15 тыс. человек. Они обсуждали альтернативы капиталистической глобализации, возможности общественной самоорганизации и проблемы борьбы с зоной свободной торговли в Америке. На форуме были приняты решения о проведении континентальных протестов, а также об организации новых встреч – субрегионального форума в провинции Коррьентес и латиноамериканского форума в Монтевидео в ноябре 2002.

Европейский социальный форум впервые проводился во Флоренции (Италия) в ноябре 2002. Хорошее описание этого мероприятия, дающее представление о том, как проходят конгрессы антиглобалистов, дал один из российских участников: «Заседания форума проходят в старинной крепости и в нескольких больших залах в центре города. Параллельно проходит масса мероприятий – конференции, семинары и воркшопы, на которых обсуждаются различные вопросы, от усиления влияния правых на европейскую политику до продовольственной безопасности слаборазвитых стран, от проблемы беженцев до разучивания революционных песен. Тысячи людей сидят и стоят в уютных, хорошо оборудованных залах и слушают сотни речей. Подискутировать об услышанном нельзя – это не предусмотрено. За одной речью следует вторая, третья, пятая, десятая... В центре же крепости бушует „левый гипермаркет... – продают партийную прессу... на разных языках, а также майки, нашивки, значки, открытки и прочий радикальный стафф " » (непременным атрибутом которого являются разнообразные популярные изображения Че Гевары, превращенного в настоящего идола антиглобализма). Более радикальные антиглобалисты, недовольные «заорганизованностью» официального мероприятия, организовали собственное – «автономное пространство», или «хаб». Оно выглядело более демократично: «...люди сидят в кругу, смотрят друг другу в глаза, не толкают речи и не делают громких заявлений, а разговаривают друг с другом и договариваются о совместных действиях против капитализма, против войны, против угнетения и неравноправия...». (Цитируется по: RUSSIA. INDIMEDIA. ORG. Печатная версия. 2002. Осень – зима. С. 6). Впрочем, оба крыла антиглобалистов слились в огромной демонстрации, направленной против подготовки войны в Ираке: в этом марше приняло участие 1 млн. человек.

В январе 2003 в Хайдарабаде (Индия) состоялся первый Азиатский социальный форум, в работе и мероприятиях которого участвовали 15 тыс. активистов со всего континента. В этих рамках состоялись 8 конференций, 160 семинаров, 164 заседаний различных рабочих групп, множество собраний, демонстраций и т.д. Обсуждались такие темы, как расширение прямой демократии, борьба с социальной дискриминацией, переориентация хозяйственного развития с получения прибыли на реальные нужды людей.

Идейные воззрения антиглобалистов. На взгляды участников антиглобалистского движения оказали влияние различные демократические, левые, радикальные и альтернативистские идеи 20 в., начиная с концепций прав человека, гражданского участия и самоуправления, и кончая анархизмом, социализмом и «антиимпериализмом», а также воззрениями новых социальных движений – экологического, антивоенного, феминистского, сторонников культурного разнообразия и т.д. Существенное воздействие на антиглобалистов оказали: книга канадской писательницы Наоми Клейн (Naomi Klein) Нет лого (No Logo), которая критиковала производственную политику транснациональных корпораций и тиранию вездесущей рекламы, разрушающей народную культуру; работа известного индийского эколога Вандана Шивы (Vandana Shiva) Биопиратство (Biopiracy), обвиняющая колониализм в создании монокультуры и превращении «природного капитала» аборигенных народов и экорегионов в «интеллектуальный капитал»; труд Развитие как свобода (Development as Freedom) лауреата Нобелевской премии 2000 по экономике Амартия Сена, предложившего новую денежную систему с валютой, стоимость которой будет основана на расчете свободного времени; произведения известных ученых и общественных деятелей Ноама Чомского (Noam Chomsky), Зыгмунта Баумана (Zygmunt Bauman), Дэвида Кортена (David C.Korten) и др.

Очевидно, что на такой разнородной основе не могла сформироваться какая-либо цельная или устойчивая идеология. Идейные, политические, социальные, экономические и культурные взгляды участников антиглобалистского движения весьма различны и часто попросту противоречат друг другу. В общем и целом, в русле движения можно обнаружить две главные тенденции – реформистское и «альтернативистское». В то время, как приверженцы первого отвергают неолиберальный вариант капитализма и «крайности» свободы торговли, сторонники второго стремятся найти какую-либо альтернативу существующему социальному строю. Среди основных идей, распространенных в кругах антиглобалистского движения, но разделяемых далеко не всем спектром его участников, следует прежде всего выделить критику транснациональных корпораций (ТНК) и основных институтов «нового мирового порядка». Большинство антиглобалистов убеждены в том, что именно ТНК и финансовые круги управляют современным миром, контролируют его политику и экономику.

Еще в 1997 известный исследователь мировой экономики Фредерик Клэрмон (Frederic F.Clairmont) доказывал, что 200 крупнейших корпораций держат под контролем мировое хозяйство, политику и информационные потоки. Их обороты составляли 26% мирового производства, что превышало суммарное производство 182 стран мира вместе взятых.

«Власть принадлежит сегодня финансовым рынкам, где котируются лишь 150 человек, руководителям транснациональных корпораций и их слугам, которые занимают посты во Всемирной торговой организации, Организации экономического сотрудничества и развития, Всемирного банка и Европейской комиссии, – утверждает, например, писательница Сьюзен Джордж (Susan George), президент парижской Обсерватории глобализации и вице-председатель АТТАК Франции. – Они встречаются между собой на таких форумах, как Круглый стол европейских промышленников или Трансатлантический бизнес-диалог, в постоянных комитетах президентов и генеральных директоров, которые, к примеру, ежегодно представляют Европейской комиссии или Североамериканскому правительству список того, что подлежит обсуждению, и это становится списком того, что они хотели бы получить от правительств». Этот список, по мнению С.Джордж, автора нашумевшей книги Доклад Лугано (El Informe Lugano) о международной экспертократии, включает определение политических целей и задач, точные установки в отношении правил экономической игры «в каждой области экономики и на каждом уровне различных администраций», а также технические нормативы для решения конкретных проблем. «Североамериканское правительство, – заявила она, – регулярно сотрудничает с федерациями промышленников, которые представляют петиции во Всемирную торговую организацию, чтобы избежать препятствий на пути торговли». Для этого осуществляется приватизация общественных услуг и т.д. Речь, по словам С.Джордж, идет о своеобразной «торговой конституции» для всего мира.

Рассуждения некоторых антиглобалистов о мировом контроле банков и крупнейших корпораций подчас похожи на теории «закулисной власти» и «мирового заговора», которые выдвигаются ультраправыми и фашистскими кругами. Впрочем, большинство участников движения, особенно на его левом фланге, отвергают такие параллели, хотя и разделяют общий пафос, направленный против транснациональных корпораций. Умеренное крыло антиглобалистов, со своей стороны, направляет острие критики в сторону финансового капитала. Его представители утверждают, что именно финансовые операции и сделки, а также перевод капиталов в страны с более дешевой рабочей силой и худшими социальными и экологическими стандартами служат причинами негативных сторон глобализации. Это течение умеренных, возглавляемое организацией АТТАК, стремится ограничить влияние финансового капитала и тем самым «оздоровить» современную капиталистическую систему. Оно выступило в поддержку идеи, выдвинутой американским экономистом Джеймсом Тобином (James Tobin): введения налога на финансовые трансакции в размере 0,1–0,2% (так называемый налог Тобина). Сторонники этого плана не только рассчитывают таким способом поощрить капиталовложения в сферу производства, но и предлагают своеобразное неокейнсианство: суммы, вырученные за счет «налога Тобина» предполагается направлять на социальные нужды и на развитие стран «Третьего мира». Они предлагают использовать для этого реорганизованные международные институты, такие как ООН и Всемирный банк. Левое крыло считает этот план реформистским, утопическим и неосуществимым при капитализме, поскольку он противоречит интересам всех правящих слоев и групп существующего общества.

Призывы к укреплению суверенитета и власти национальных государств в противовес «транснациональному контролю» – это одна распространенная реакция на представления о вселенской власти ТНК. Эту концепцию защищают, с одной стороны, многие движения и организации из стран «Третьего мира», а с другой, умеренное крыло антиглобалистов из индустриально развитых стран. Неолиберализм разрушает национальные государства и национальные культуры, заявляет, например, лидер сапатистов субкомманданте Маркос, делая из этого вывод о необходимости укреплять национальный суверенитет и национальную общность. Европейские неокейнсианцы, в свою очередь, противопоставляют нынешний неолиберальный капитализм регулируемому и видят в национальном государстве орудие такого регулирования в интересах населения. «Государства имеют больше власти, чем используют», – утверждает вице-президент французской АТТАК С.Джордж.

С идеей упрочения национального суверенитета нередко связано представление об укреплении и поощрении «национального производства» в противовес «транснациональному». Так, в ходе протестов против Всемирной торговой организации, которые произошли в Сиэтле в 1999, с требованием к правительству США принять протекционистские меры выступили американские профсоюзы. Эти позиции распространены и в профсоюзных кругах других стран. Французская «Крестьянская конфедерация» добивается поощрения национального сельскохозяйственного производства и т.д.

Левое крыло антиглобалистов, в значительной мере следуя анархистской традиции, отказывается видеть в государстве нейтральный инструмент в интересах всего общества, считая его инструментом господства и угнетения, а также осуждает национализм. Оно призывает к демонтажу государственных структур самоорганизованным обществом, а не к укреплению национальных государств. Острые споры по этому вопросу вспыхнули, к примеру, на конференции «Глобального действия народов»» в Женеве в 1998: представители общественных движений из стран «третьего мира» настояли на включении пункта о национально-государственном суверенитете в заключительную декларацию, многие участники из Европы (преимущественно левые) тщетно возражали.

В выступлениях против «транснационального» контроля не последнее место занимают антиамериканские настроения многих групп и организаций антиглобалистского движения. Приверженцы этих взглядов обвиняют США и американские корпорации в навязывании своей власти всему остальному миру. Усилению этой позиции способствовали военные акции, которые предприняли США в бывшей Югославии, Афганистане и Ираке в 1990–2000-х, расширение НАТО и американского военного присутствия в других странах и т.д. По завершении Всемирного социального форума в Бомбее в 2004 была проведена крупная антиамериканская демонстрация.

Антиамериканизм антиглобалистов встречает поддержку со стороны крайне правых, а нередко – и скрытую симпатию в некоторых кругах европейского истеблишмента, конкурирующего с США на мировой арене в экономической и политической областях.

На левом фланге антиглобалистского движения преобладают настроения традиционного «антиимпериализма». В этой связи острие критики часто обращено против США как наиболее мощной военной державы мира и против государств, которые воспринимаются как американские «сателлиты» (например, Израиля). Одновременно выражаются симпатии в адрес «национально-освободительных» движений, при чем часто упускается из виду то, что и они совершают насилия против гражданского населения и меньшинств.

Полемизируя с традиционным «антиимпериализмом», некоторые из левых участников антиглобалистского движения склоняются к теории «Империи», выдвинутой европейскими теоретиками социальных движений Антонио Негри ( Antonio Negri) и Михаэлем Хардтом ( Michael Hardt). В своей книге «Империя» (« The Empire », 2000) они утверждают, что в действительности системе противоборствующих национальных империалистических государств пришел конец, более того, что границы между «первым» и «третьим» миром стираются процессами глобализации. Новый глобальный капитал при помощи своих институциональных инструментов (ООН, встречи Большой Восьмерки, МВФ, Всемирного банка и т.д.) создает, с их точки зрения, новый глобальный имперский суверенитет, который связывает воедино всемирную систему угнетения и эксплуатацию. В нее включены правящие круги как центра, так и периферии глобального хозяйства. Возражая против антиамериканизма, Негри и Хардт полагают, что у возникающей Империи нет единого центра. Однако эти взгляды оспариваются многими активистами и теоретиками в антиглобалистском движении, в том числе и на его левом крыле. Обострение политических противоречий в связи с войной в Ираке в 2003 между США и Великобританией, с одной стороны, и Францией и Германией, с другой, нанесло теории «Империи» как уже свершившегося факта существенный ущерб.

В противовес существующему общественному порядку антиглобалисты предлагают различные альтернативы. Весьма популярен лозунг «укрепления гражданского общества », или «новой гражданственности ». Его сторонники пропагандируют активное участие граждан в процессе принятия политических решений. Согласно этим представлениям, граждане должны быть хорошо информированными и сознательными, чтобы иметь возможность правильно использовать имеющиеся механизмы представительной демократии и благодаря этому контролировать глобализацию. Общественные (неправительственные) организации, составляющие основу антиглобалистского движения, должны, по мнению приверженцев «новой гражданственности», стать главным субъектом активного гражданского общества. Такую точку зрения отстаивают в особенности АТТАК, Крестьянская конфедерация, часть социал-демократов, коммунистов и троцкистов.

Левое крыло сторонников «новой гражданственности» (левые социалисты, троцкисты, коммунисты и др.) выдвигает идею «партиципативной демократии » (демократии участия). «Национальный суверенитет очень ослаблен, – поясняет бразильский социолог Эмир Садер ( Emir Sader), один из организаторов Всемирного социального форума в Порту-Алегри в 2001. – Выход сегодня должен быть найден в усилении самоопределения населения как выражения национального суверенитета. Это означает демократизацию власти и государства в стиле политики участия... Необходимо попытаться путем процесса политической демократизации сократить власть капитала в соответствующих обществах».

Предлагаемая модель призвана соединить существующую систему представительной демократии с широким привлечением граждан к принятию политических решений. Предполагается создать общественные советы с консультативными и совещательными функциями. В качестве примера пропагандируется опыт «бюджета участия» в бразильском городе Порту-Алегри, в котором находится у власти троцкистская фракция Партии труда. Городские власти проводят консультации и переговоры с гражданскими инициативами, неправительственными организациями и различными общественными ассоциациями при определении того, как и на какие нужды должны распределяться бюджетные статьи расходов.

Наиболее левая часть антиглобалистов, в известной мере продолжающая анархистские традиции и скептически относящаяся к государству, отвергает ориентацию на политическую власть и реформы в рамках существующего строя и настаивает на параллельном, «альтернативном» развитии общества. Широкую популярность в этих кругах приобрела книга шотландского социолога Джона Холлоуэя ( John Holloway) «Изменить мир, не беря власть» (« Change the World Without Taking Power ») (2002), центральная идея которой – создание социальных пространств, автономных по отношению к государству и капиталу. Холлоуэй доказывает, что как реформизм, так и революционный марксизм потерпели полную неудачу, полагаясь на изменение общества c помощью завоевания государственной и правительственной власти. Ставка на государство – это ловушка, утверждает он, поскольку государство было и остается чисто авторитарной структурой. Сердцевина власти, по его мысли, – не в государстве, как таковом, а в самих капиталистических социальных отношениях, которые проникнуты несвободой, фетишизмом и отчуждением. Поскольку эти отношения сохраняются, то простая смена власти ничего не меняет в обществе.

Холлоуэй подверг решительной критике марксизм с его притязаниями на «научность» и «научную истину». По его мнению, в самой этой претензии заложена основа для авторитарной практики: угнетенные подразделяются на тех, кто обладают знанием (авангардную партию или лидеров), и тех, кто обладают неправильным сознанием (массы). Отсюда проистекает манипулирование народом и новая иерархия.

По мысли Холлоуэя, капиталистические и авторитарные общественные отношения могут быть изменены лишь путем альтернативной социальной практики, которую разовьют сами угнетенные в процессе сопротивления и самоорганизации, «в борьбе за освобождение человеческого потенциала» и творческих сил людей. «В процессе борьбы (против системы) создаются связи, которые не служат отражением властных отношений, против которых ведется борьба: отношения кооперации, солидарные связи, отношения любви, связи, которые уже предвосхищают то общество, за которое мы боремся».

Холлоуэй видит в такой самоорганизации и взаимопомощи на местном и квартальном уровне, в захвате фабрик и заводов трудящимися, в налаживании самообеспечения и т.д. проявления такой общественной «контр-власти».

Формы борьбы и действия антиглобалистов. Хотя антиглобалистское движение во многих своих аспектах выступает как продолжение «новых социальных движений» 1970–1980-х (экологического, гражданского антивоенного, женского, за права меньшинств и т.д.) и в его местных инициативах распространен унаследованный от предшественников принцип «мыслить глобально – действовать локально», крупные публичные демонстрации антиглобалистов во многом выходят за эти рамки. Многие из них ориентированы не столько на конкретное местное действие, сколько на внешнюю зрелищность. Упор в работе движения переносится с локальных проблем и повседневного противостояния существующей системе на своеобразный «протестный туризм» – поездки демонстрантов по всему миру для обличения «нового мирового порядка».

Массовые публичные акции антиглобалистов призваны привлечь внимание мировой общественности к действиям институтов и структур глобального капитализма, а также – и к самому движению. Они носят во многом символический, «раскрученный» характер и зачастую являются частью современного «общества зрелищ». Официальная цель крупных маршей антиглобалистов состоит в том, чтобы воспрепятствовать проведению той или иной встречи представителей международных политических, финансовых, экономических и торговых кругов. Участники выкрикивают лозунги протеста: «Всемирный экономический форум? Закройте его!»; «Капитализм? Нет, спасибо! Закройте ваши чертовы банки!»; «Всемирной торговой организации – нет!». В действительности им редко удается помешать собравшимся политикам и бизнесменам, но многотысячные демонстрации позволяют сохранить дух борьбы и поддерживать поступательный ход движения.

Первая крупная акция антиглобалистов 30 ноября 1999 в Сиэтле (США) была направлена против встречи Всемирной торговой организации. Протестующие пытались блокировать подходы и подъезды к месту ее проведения и сумели помешать ее нормальному запланированному ходу. Акции антиглобалистов натолкнулись на жесткие полицейские репрессии; сотни демонстрантов были арестованы, десятки получили ранения. Некоторые возмущенные протестующие били витрины банков и офисов крупных корпораций. В 2000 последовали новые массовые протесты: против встречи Международного валютного фонда (Вашингтон, 16 апреля), национальных конвенций Республиканской и Демократической партий США (Филадельфия, 29 июля и Лос-Анджелес, 11 августа), Всемирного экономического форума (Мельбурн, 11 сентября), Всемирного банка и Международного валютного фонда (Прага, 26 сентября) и т.д. Власти извлекли урок из столкновений в Сиэтле и стали принимать чрезвычайные меры безопасности. Перед акциями против съезда республиканцев в Филадельфии полиция произвела превентивные аресты ряда организаторов, а во время протестов задерживала всех людей с мобильными телефонами, чтобы нарушить координацию действий. Начали создаваться списки потенциальных участников: им не разрешалось пересекать государственные границы.

Очень быстро выявилось, что среди антиглобалистов существуют значительные разногласия по вопросу о тактике протестов. Умеренные настаивали на строго ненасильственных действиях, в лучшем случае допуская акции блокады и гражданского неповиновения. Более радикально настроенные протестующие стали прибегать к актам саботажа. Разрушая витрины роскошных магазинов и супермаркетов, банков и представительств корпораций, они стремились не только поразить символы глобалзации (такие, как рестораны «Макдональдс»), но и нанести максимальный материальный ущерб истеблишменту. В ходе демонстраций радикалы объединяются в отдельные колонны – так называемый «Черный блок» («Black Block»). Он получил свое название по цвету одежды участников: черных курток, джинсов и масок.

Первоначально в движении предпринимались попытки своеобразного «сосуществования» и даже «разделения труда» между умеренными и радикалами. Так, в Праге в 2000 участники протестов разбились на три группы, которые шли маршем на центр проведения конференции Всемирного банка и МВФ с трех разных направлений. Одна из них («Желтый марш») организовала различные формы гражданского неповиновения, вторая («Розово-серебристый марш») – театрализованные и карнавальные представления, а третья («Синий марш») вступала в насильственные столкновения с полицией, вооруженной дубинками и водяными пушками, и забрасывала ее камнями и булыжниками.

В 2001 протесты антиглобалистов стали еще более масштабными. Десятки, а иногда и сотни тысяч человек принимали участие в выступлениях против инаугурации президента США Дж.Буша (Вашингтон, 20 января), Всемирного экономического форума (Давос, Швейцария, 27 января), встречи по созданию Американской зоны свободной торговли (Квебек, Канада, 20 апреля), встречи лидеров стран Европейского союза (Гётеборг, Швеция, 15 июня) и лидеров восьми важнейших промышленных стран (Генуя, Италия, 20 июля) и др. Для разгона манифестантов применялись слезоточивый газ, шоковые средства, дубинки, водяные пушки, собаки, конные соединения, а иногда и настоящее оружие. При этом мишенью полицейских атак становились не только радикалы, но и мирные манифестанты. В Квебеке власти оградили специально построенной стеной часть города, в которой проходила конференция. От протеста к протесту конфронтация нарастала. Это пугало умеренных лидеров движения. В Гётеборге они попытались даже добиться соглашения с полицией, чтобы обеспечить мирный характер выступлений, но эти усилия не дали результатов.

Наиболее ожесточенными за всю историю антиглобалистских выступлений были протесты в Генуе в июле 2001, которые сопровождались разгромами витрин и офисов «Черным блоком» и беспрецедентными полицейскими расправами над мирными демонстрантами. В результате действий полиции погиб манифестант Карло Джулиани (Carlo Giuliani), сотни были ранены, арестованы и жестоко избиты. Против десятков участников выступлений были возбуждены судебные дела.

События в Генуе обострили противоречия в рядах антиглобалистов. Умеренные лидеры обличали радикалов, обвиняя их в насилии и подрыве движения. Одна из вождей АТТАК Сьюзен Джордж обрушилась на участников «Черного блока», назвав их действия «безответственными», «односторонними» и «недемократическими». «Или мы сумеем объяснить действия полицейских и удержимся от выходок отдельных лиц, или утратим самую большую политическую надежду последних десятилетий..., – заявила она. – Если не гарантировать мирный характер манифестаций, крупные профцентры никогда не присоединятся к нам, наша база будет все более сужаться, нынешнее единство, которое охватывает людей разных возрастов и слоев, рассыплется». Такая позиция вызвала бурю негодования среди радикалов. Крайне левые обвинили умеренных в том, что они стремятся сдержать протесты, сотрудничают с власть имущими и выступают в роли орудия существующей системы.

Официального раскола в антиглобалистском движении не произошло. Но с тех пор все чаще распространяется практика параллельных мероприятий, организуемых различными течениями антиглобалистов.

Выступления антиглобалистов продолжались и в последующие годы. В 2002 крупные марши протеста проводились против встречи лидеров стран Европейского Союза (Барселона, 15 марта, 250 тыс. участников), «Большой Восьмерки» (Канада, 26 июня), Всемирного банка и Международного валютного фонда (Вашингтон, 27 сентября). В 2003 организованы выступления против встречи «восьмерки» в Эвиане, сорвана министерская конференция Всемирной торговой организации в Мексике (Канкун, 14 сентября) и т.д.

После террористического акта в США 11 сентября 2001 и начала американских военных операций в Афганистане и Ираке важнейшим направлением деятельности антиглобалистов становятся антивоенные протесты. Так 20 апреля 2002 была проведена акция в Вашингтоне, а 15 февраля 2003 по призыву антиглобалистов прошли всемирные выступления против войны в Ираке, в которых приняли участие около 12 млн. человек. Новые антивоенные протесты происходили в различных странах в марте и апреле 2003.

В то же время, ход развития антиглобалистского движения доказывает не только потенциал, но и ограниченность возможностей массовых символических акций, направленных на привлечение внимания общественности. Некоторые активисты движения признают недостаточность простых протестов и призывают к «альтернативным» действиям. Большое впечатление на них произвели народные выступления в Аргентине в 2001–2002, сопровождавшиеся массовой народной самоорганизацией в виде квартальных ассамблей, гражданских инициатив, проектов взаимопомощи и т.д. Наоми Клейн, посетившая Аргентину, так озвучила уроки от этого опыта: «Большие манифестации протеста больше ничего не достигают, – заявила она. – Я считаю, что настало время перейти к конкретному действию..., а не только носящему символический характер. Надо стремится оказывать практическое и немедленное воздействие на жизнь населения». Она призвала шире использовать тактику бойкота и гражданского неповиновения: занимать необрабатываемые земли и распахивать их, захватывать и раздавать запасы продовольствия, самовольно подключать к электроснабжению дома, куда не подается электричество, и т.д. Это должно позволить людям, по ее мнению, явочным порядком осуществить свое право на жизнь и самоорганизоваться без государства. Характерно, что эти выводы Н.Клейн приветствовало левое крыло антиглобалистов. Для сторонников глобализации они послужили лишь еще одним свидетельством «экстремизма» антиглобалистов.

Критика и критики антиглобализма. Антиглобалистское движение подвергается критике как со стороны приверженцев неолиберальной модели, так и со стороны противников капитализма из среды более «традиционных» анархистов и марксистов.

Большая часть истеблишмента, официальные политики, экономисты, сторонники неолиберализма и свободной торговли исходят из того, что глобализация и либерализация экономики – это объективный процесс, которому, с их точки зрения, нет альтернативы, а потому рассматривают антиглобалистов либо как консерваторов и реакционеров-утопистов, стремящихся повернуть вспять развитие человечества, либо как прикрытие для подрывных элементов (фундаменталистов, коммунистов, анархистов и т.д.). В этой связи СМИ обличают «неконструктивность» антиглобалистов, их склонность к насилию, а также отсутствие с их стороны детально разработанных альтернативных проектов и сценариев развития. Участники движения, в свою очередь, обвиняют сторонников существующей модели в том, что те служат интересам корпораций и пытаются выдать корпоративные интересы за естественные и объективные процессы.

Напротив, левый спектр критиков антиглобалистского движения считает его слишком разнородным для того, чтобы реально бросить вызов существующей системе. Они упрекают антиглобалистов в идейной неясности, отказе выдвигать программу радикального разрыва с капитализмом, а также в совпадении некоторых лозунгов и требований с националистическими взглядами и рецептами правых сил. Левые радикалы считают реформистские проекты лидеров антиглобалистов (такие как «налог Тобина» и «партиципативную демократию») иллюзорными в рамках существующего общественного строя. «Рассчитывать на введение экономических «санкций» против тех, кто обладает экономической властью, когда происходит беспощадное разрушение «социального государства», могло бы показаться делом благородным и частично даже обоснованным. Но это абсолютно неосуществимо в исторический момент, когда власть имущие отнюдь не благоволят к даже минимальным реформистским предложениям», – писала, например, в 2002 газета итальянских анархистов «Уманита нова» («Umanita nova»).

Пропагандируемую антиглобалистами модель «партиципативной демократии участия» (к примеру ту, что осуществляется в бразильском городе Порту-Алегри) левые оппоненты считают обманом или способом интеграции протестных настроений. Критики указывают на то, что участие гражданских групп в разработке городского бюджета носит лишь совещательный, но не решающий характер, что согласованию с общественностью подлежит лишь небольшая часть бюджета (10–15%). Они напоминают, что этот проект получил поддержку со стороны таких институтов глобализации, как Всемирный банк, а также ряда концернов и корпораций, и утверждают, что он служит для того, чтобы убедить граждан в необходимости сократить расходы на социальные нужды, а также сбить недовольство рабочих и других непривилегированных слоев населения. Известный испанский исследователь социальных движений Франсиско Хосе Куэвас Ноа (Francisco Jose Cuevas Noa) называет модель «демократии участия» ловушкой, которая «институционализирует» движения протеста и обеспечивает их «примирение с реальностью». Он видит в данном проекте стремление истеблишмента придать демократическую видимость своему правлению, «косметическую операцию», которая «осуществляется с помощью привлечения... нескольких известных лиц из различных ассоциаций или создания какого-нибудь небольшого совета участия (социально-экономического, женского, экологического и т.д.), или же с помощью того, что ассоциациям позволяют действовать там, где администрация действовать не может».

Наконец, критику вызывает и сотрудничество части лидеров антиглобалистского движения с истеблишментом и властями. К примеру утверждается, что в 2003 представители АТТАК и другие организаторы Европейского социального форума в Париже получали денежную помощь от французских властей различного уровня. Впрочем, лидеры отрицали любые предположения о том, что при этом была заключена какая-либо политическая сделка.

Антиглобалистское движение в России. Антиглобалистское движение в России находится еще на этапе становления. Первыми установили контакты с антиглобалистскими группами и инициативами за рубежом радикальные экологи из движения «Хранители радуги», которые ежегодно организуют экологические лагеря протеста. С конца 1990-х они принимают участие в деятельности «Глобального действия народов» и считают себя антиглобалистами. В начале 2000-х в различных городах России появились местные отделения АТТАК, созданные по преимуществу активистами небольших троцкистских партий. Другим центром кристаллизации движения стал издающийся с 1991 в Москве социалистический журнал «Альтернативы» (главный редактор – Александр Бузгалин), который много делает для пропаганды идеи «альтернативной глобализации» («альтерглобализма»). Создан русскоязычный сайт «Индимедиа», поддерживаемый преимущественно анархистами и примыкающими к ним активистами. В различных акциях российских антиглобалистов принимают участие небольшие независимые профсоюзы (Сибирская конфедерация труда, «Защита труда», «Соцпроф»), а также некоторые ленинистские группировки. Низовые гражданские инициативные группы, играющие важнейшую роль в антиглобалистском движении за рубежом, в России почти отсутствуют.

Акции, проводимые российскими антиглобалистами, пока немногочисленны, редкие демонстрации протеста собирают более нескольких сотен участников. Активисты российских антиглобалистов принимали участие во Всемирных и Европейских социальных форумах. Летом 2003 в Барнауле был проведен Сибирский социальный форум.

Материалы в Интернете: Morrison Ch. Politische Schwachen der Anpassungspolitik // www.oecd.org/...

Вадим Дамье

ЛИТЕРАТУРА

Giddens A. The Third Way and its Critics. L., 2000
Бек У. Что такое глобализация? (пер. с нем.). М., 2001
Альтерглобализм: теория и практика «антиглобалистского» движения. Под ред. А.В.Бузгалина. М., 2002
Дилеммы глобализации. Социумы и цивилизации: иллюзии и риски. М., 2002
Анин В. Еще раз об антиглобализме. Прямое действие. Революционное анархо-синдикалистское издание. М., 2002–2003. № 22
Кто мы такие. Мегафон. Журнал за другую глобализацию. М., 2003. Осень. № 2
Грани глобализации. Трудные вопросы современного развития. М., 2003
Хоффман С. Столкновение глобализаций // Россия в глобальной политике. Т.1. М., 2003