А. К. Глазунов

 

Концертные вальсы № 1 и № 2

 

Вальс - Walzer (нем.) - буквально в переводе с немецкого walzen - выкручивать ногами в танце, кружиться. Само название “вальс”  появилось в 70-х годах XVIII века как обозначение народного крестьянского танца некоторых областей южной Германии и Австрии. Постепенно танец завоевал популярность в городах, особенно в Вене в начале XIX века. Расцвет венского вальса связан с творчеством Иоганна Штрауса и его сыновей.  Ранний вальс воплотился в музыке венских классиков - Гайдна, Моцарта, Бетховена. Постепенно из прикладного танца вальс все больше поэтизировался и превращался в лирическую миниатюру. Одним из первых это сделал Ф. Шуберт. Этот принцип развивается в вальсах Р. Шумана, И. Брамса. А в творчестве Ф. Шопена и Ф. Листа он приближается к поэмным жанрам романтической музыки, сочетая в себе лирико-поэтическую выразительность с элегантностью и блеском, иногда виртуозностью.

          Вальсом пронизаны  все виды инструментальной и вокальной музыки XIX века. В симфонии вальс становится целой частью, (вместо менуэта), как, например, в “Фантастической симфонии” Г. Берлиоза, Пятой симфонии П. Чайковского. В операх, помимо массовых танцевальных сцен, вальс используется как основа сольных вокальных эпизодов (“Ромео и Джульетта” Ш. Гуно, “Травиата” Д. Верди).

Характерные черты вальса - лиризм, изящество, пластичность в сочетании с типичной ритмической формулой на три четверти с акцентом на сильную долю можно услышать во многих темах, что позволяет говорить о вальсовости как жанровом признаке.

          В России XIX века вальс так же был любим и популярен. В творчестве русских композиторов он прошел путь от любительского бытового музицирования (как, например, вальсы А. Грибоедова) до поэтически обогащенного симфонического и концертного вальса в творчестве М. Глинки, П. Чайковского, А. Глазунова, А. Скрябина, С. Рахманинова.

          Концертный вальс служит поэтическим воплощением представлений о красоте и любви, о ценности жизни, выражением возвышенных лирических чувств. Это уже не просто красивая музыка для танцев. Ее можно слушать в концерте и наслаждаться разнообразием оттенков чувств и настроений. Часто в русских балетах этот жанр используется композиторами для Adagio - парных танцев, дуэтов, как лирических, так и самых страстных. (С. Прокофьев “Золушка”, А. Хачатурян “Спартак” и многие другие.)

          В творчестве А. Глазунова 90-х годов танцевальная музыка занимала весомое место. Ритмы танцев и плясок часто использовались композитором в симфониях, квартетах, программных произведениях, и позже, конечно же, в его прекрасных балетах “Времена года”, Раймонда”, “Барышня-служанка”.

Продолжая традиции М. Глинки и П. Чайковского, композитор обращался к танцу как к воплощению лирики и высоких человеческих чувств. Его вальсы - полнозвучные и уравновешенные, блестяще оркестрованные, с красивыми мелодиями - легко запоминаются и оставляют светлое впечатление. Свободная импровизационность ритмических рисунков, полифонические переплетения мелодических линий придают музыке особый колорит. Светлые мажорные тональности, мягкие переходы, закругленность музыкальных форм дополняют черты вальсов Глазунова.

 

Вальсы № 1 (Ре мажор, соч. 47, 1893 г.) и № 2 (Фа мажор, соч. 51, 1894 г.).

 

Всего лишь год отделяет один вальс от другого, но настроения, выраженные в них очень разные. Если первый – это воплощение тонких лирических чувств, то во втором слышны торжественные и фанфарные  мотивы. Так и хочестся подумать, что первый – это признание в любви, а второе – торжественное предложение руки и сердца великосветской красавице. А вот что ответит она – это каждый слушатель услышит сам.

 

                                                                                                      

Инна АСТАХОВА