ИВАН СУСАНИН (ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ)

 

     Отечественная героико-трагическая опера в четырех действиях с эпилогом Михаила Ивановича Глинки на либретто барона Георгия (Егора) Федоровича Розена.

 

Действующие лица:

     Иван Сусанин, крестьянин  села Домнина                   Бас

     Антонида, его дочь                                                          Сопрано

     Ваня, его приемный сын                                                            Контральто

     Богдан Собинин, ратник, жених Антониды                 Тенор

     Начальник польского отряда                                       Бас

     Вестник                                                                             Тенор

     Начальник русского отряда                                          Бас

 

     Время действия: 1612 - 1613 годы.

     Место действия: село Домнино, Польша, Москва (в эпилоге).

     Первое исполнение: Санкт-Петербург, 27 ноября (9 декабря)1836 года.

 

История создания

«Неизгладимыми буквами  начертано 27  ноября 1836 года в истории русского искусства,  писал выдающийся русский композитор и музыкальный критик Александр Николаевич Серов. - На долю гениальных произведений в музыке весьма  редко  достается  сочувствие публики тотчас, с первого же раза. С оперою «Жизнь за царя»  случилось  именно  такое  исключение». На премьере присутствовал император Николай I; в знак своего чрезвычайного одобрения оперы он пожаловал Глинке бриллиантовый перстень.

С первой русской «классической» оперой связана масса обстоятельств, весьма любопытных. Начать с названия. Хотя, как известно, аутентичным является «Жизнь за царя» (под таким названием состоялась премьера оперы), ее первоначальным названием было все же «Иван Сусанин». Оно сохранялось весь репетиционный период и только за неделю до представления опера, по просьбе Глинки и с высочайшего е.и.в. соизволения была переименована в «Жизнь за царя» (название это было придумано поэтом Нестором Кукольником). Но это не все. Фигурировало еще одно ее название - «Смерть за царя».

 Далее. Глинка был не  первым,  кого  история  домнинского крестьянина  вдохновила  на создание оперы:  до Глинки на этот сюжет написал оперу Катерина Альбертович (как его звали в  Петербурге) Кавос,  итальянец, долгие годы живший в России, а во времена работы Глинки над "Жизнью за царя" бывший  «Директором музыки Петербургских императорских театров». Ходили слухи, что он интриговал против Глинки,  но сам Глинка в своих «Записках» с  благодарностью  вспоминает о том,  что тот сделал для него: «Он более всех других убеждал директора поставить мою оперу, а впоследствии вел репетиции усердно и честно»".

 Следующее. История Ивана Сусанина как-то особенно притягивал обрусевших иностранцев. Сначала Кавоса, а затем барона Розена (из немцев). Этот барон, с весьма ощутимым акцентом говоривший по-русски, каким-то странным образом плел на неродном языке стихи (сейчас мы сказали бы – «тексты»), которые удовлетворяли Глинку более,  чем опусы Жуковского. Последний говорил в насмешку, что «у Розена, - это высказывание Жуковского приводит Глинка в «Записках», - по карманам были разложены впредь уже заготовленные стихи, и мне стоило сказать, какого сорта, т.е. размера, мне нужно и сколько стихов, он вынимал столько каждого сорта,  сколько следовало, и каждый сорт из особенного кармана». Любопытно, что многое Розеном было написано для уже сочиненной Глинкой музыки, иными словами, было им подтекстовано. Это обстоятельство примечательно в том отношении, что когда - и это еще одно любопытное обстоятельство - столетие спустя,  уже в советское время, встал вопрос о новой постановке оперы Глинки, то возникла потребность  перетекстовать оперу и сделать из нее сугубо народно-патриотическую, вместо промонархической, как это у Глинки. Тогда этот мало благодарный труд взял на себя поэт Сергей  Городецкий. С его текстом - и теперь, естественно, под названием «Иван Сусанин» - опера Глинки шла на всех оперных сценах Советского Союза. Одним словом, оба варианта текста мало привлекательны: первый - в силу  своего елейно-промонархического духа,  второй - в виду того, что вообще не имеет отношения к создателю оперы. Мы из двух зол выбираем, как нам кажется, наименьшее, и даем изложение содержания оперы по оригинальной - глинкинской - версии (то есть с текстом барона  Розена).

 

Сюжет и музыка

Увертюра

 Увертюра начинается величественным вступлением. Взволнованность и динамичность  ее основного быстрого раздела предвосхищают драматические события оперы.

 

Действие I

Улица села  Домнина. Вдали река; на авансцене группа крестьян.  Звучит их хор «В бурю,  во грозу». В хоре запевала поет соло: «Страха не страшусь! Смерти не боюсь!». Хор славит воинский подвиг. За сценой слышится хор крестьянок. Они славят приход весны  («Весна  свое  взяла, красна весна пришла»; в постановках, основанных на литературной редакции С. Городецкого,  действие происходит осенью, по-видимому, по причине того, что движение, поднятое Мининым, началось осенью 1611 года; музыка, однако, действительно передает весеннее настроение) и приход (на царство) Михаила Федоровича. Все вместе крестьяне величают его.

Крестьяне постепенно расходятся. Медленно выходит Антонина, она с грустью глядит в сторону реки. Она ждет возвращения домой своего суженого, Богдана Собинина,  который с дружиной ушел громить польскую шляхту (каватина «Во слободке, за рекою ждут голубчика домой»). Постепенно к концу каватины крестьяне вновь заполняют сцену. Входит Сусанин, возвратившийся из города. Свадьбе, которую так ждет Антонида, не бывать: страна в опасности, поляки наступают,  «горе русским людям, когда опять Москва под власть врагам падет!" - говорит  он.  За  сценой слышится хор гребцов. На реке появляется лодка; из нее выходит Собинин. С горячим приветствием он обращается к Антониде: «Радость безмерная!  Ты ли, душа моя, красная девица!». Сусанин спрашивает его, с какими новостями он пожаловал. Что в Москве? Наша ли она? Сабинин рассказывает о победе войска Пожарского над поляками.  Крестьяне с  ликованием  слушают его рассказ, подхватывая его реплики.  Старик Сусанин, однако, сдержан: "Не настала еще пора!  Не, не время еще не тужить о стране родной, о несчастной Руси!». Антонида, смотрит на Сусанина, видит озабоченность на его лице. «Нам чего же ждать?» - спрашивает она отца, думая все время о свадьбе с Собининым. Теперь Собинин сам подходит к Антониде; они о чем-то тихо разговаривают, пока несколько голосов затягивают песню – «песню удалую»: «Князь Пожарский молвил слово...».  Говорят же Антонида и Собинин, по-видимому, о запрете Сусанина сыграть им свадьбу. И вот Собинин быстрым движением прерывает исполнение песни и прямо задает  вопрос Сусанину: "Как? Ужель не бывать моей свадьбе!" Сусанин непреклонен:  "Что за веселье в это безвременье!". И тогда Собинин и Антонида  очень сердечно упрашивают старика(звучит их терцет "Не томи, родимый"). Сусанин решительно заявляет, что свадьба будет тогда, когда Бог даст Руси царя. Но со слов вернувшегося из Москвы Собинина,  оказывается, что великий собор уже ставит (выбирает) царя. И кто же он? - "Наш боярин" (то есть Михаил Федорович Романов). Коли так, говорит Сусанин, - свадьбе быть. Все ликуют. Сусанин с дочерью и женихом идет к своему двору; народ расходится.

 

Действие II

 Роскошный бал в Польше. По бокам сцены сидят пирующие паны и панны. В глубине сцены духовой оркестр; в середине танцы. Хор поет: «Бог войны после битвы живую радость нам дарит». Все предвкушают скорую победу над Москвой. Пение сменяется танцами- исполняется знаменитая танцевальная сюита из оперы: торжественный полонез, энергичный стремительный  краковяк,  плавный легкий вальс, темпераментная мазурка.

Танцы прекращаются и входит Вестник.  У него  плохие новости: "Судьба разразилась грозою!". "Что, разве король (вернее, королевич Владислав) не в Кремле?" - раздаются возгласы. Группа  удальцов выделяется из толпы и выходит на авансцену. Они вызываются отправиться на Москву и захватить Михаила. Все уверены в успехе этого плана, и танцы возобновляются. Оркестр играет, а хор поет мазурку.

 

Действие III

Внутренний вид избы Сусанина. Посередине дверь; сбоку еще одна дверь, ведущая во внутренние  покои. С противоположной стороны окно. Ваня сидит занятый работой и поет свою песню: «Как мать убили у малого птенца». Это грустный рассказ о его собственном сиротстве.  Входит Сусанин; он прислушивается к песне Вани. Теперь время более веселые песни петь, рассуждает Сусанин и сообщает Ване об избрании Михаила Федоровича – ведь это их барин! - на царство. Вскоре Ване приходит на ум, что худо будет, если ляхи явятся сюда, чтобы захватить в плен Михаила Федоровичи. Но тут же оба - Сусанин и Ваня – решительно заявляют, что постоят за царя. Они полны отваги служить царю и сообщают об этом в своем дуэте. Входят крестьяне, отправляющиеся на работу в лес, и хором поющие об этом. Потом они намереваются прийти к Сусанину пожелать счастья. По знаку Сусанина Ваня угощает крестьян вином. Те славят Сусанина. Крестьяне уходят.

Сусанин зовет Антониду. Она приходит. Теперь вся семья в сборе (Сусанин,  Антонида, Ваня и Собинин). Сусанин благословляет молодых. се радуются. Возносится хвала Богу. Все молят Бога любить царя, взываю о милости к земле русской. Но становится поздно - пора готовиться к девичнику.

 Неожиданно слышится конский топот. Поначалу Сусанин думает, что это царские полчане. Но нет, это оказываются поляки. Они без лишних слов требуют, чтобы их проводили к царю, поскольку они уверены, что он где-то здесь. Сусанин отвечает им с притворным радушием, скрывая негодование: "Как нам-то знать, где царь изволит поживать!". Сусанин - опять-таки притворно (и быть может в надежде потянуть время) - приглашает  их попировать на свадьбе, к которой готовятся в его доме. Поляки резко отказываются - их интересует только царь. Сусанин всеми силами старается тянуть время, но поляки выказывают нетерпение и обращаются к нему с все возрастающим гневом и, в конце концов, даже замахиваются на него саблями. Сусанин с бесстрашием обнажает грудь. Решимость Сусанина озадачивает поляков. Они не знают, что с ним делать. Совещаются. Тут Сусанину приходит на ум (он обращается к Ване - решительно и таинственно):  "Пойду, пойду. Их заведу в болото, в глушь, в трясину, в топь". Ване он наказывает скакать верхом самой короткой дорогой прямо к царю, чтобы до утра уведомить его об опасности. Ваня незаметно уходит. Поляки хотят подкупить Сусанина и предлагают ему золото. Сусанин делает вид, что золото его соблазняет, и дает согласие отвести польский отряд к царю.  Антонина зорко следит за действиями отца. Она думает, что отец и впрямь собирается проводить поляков к царю. Она выбегает к нему и молит его не делать этого, не покидать их.  Сусанин успокаивает Антониду. Он благословляет ее и просит сыграть свадьбу без него, так как не сможет  скоро возвратиться. Антонина опять бросается к отцу с настойчивым вопросом:  "Куда твоя дорога?" Поляки отрывают Антониду от отца и поспешно уходят с ним.  В изнеможении она бросается на скамью и, закрыв руками лицо, горько рыдает.

  За сценой  слышится свадебный хор "Разгулялася,  разливался вода вешняя". Но тяжело на душе у Антониды. Она поет свой романс - одна из наиболее популярных арий оперы - "Не о том скорблю подруженьки".

  Входит Собинин. Он только что узнал, что поляки взяли Сусанина. Он недоумевает, откуда взялся враг. Антонида рассказывает ему, как было дело: "Налетели злые коршуны, набежали поляки, взяли в плен они родимого, сотворят беду над ним!". Крестьяне  успокаивают Антониду ("Ты не плачь, он придет!"). Собинин полон решимости освободить Сусанина из польского плена. С Антониной он поет дуэт "Сколько горя в этот день избранный". Постепенно собираются вооруженные крестьяне и ратники; к концу дуэта их уже целое ополчение. Собинин еще раз уверяет Антониду, что спасет Сусанина. Ратники торопят  его  отправляться в поход. Мужественно и решительно звучит их хор "На врага!". Собинин и крестьяне поспешно уходят.

 

Действие IV

 Четвертое действие делится на две сцены. Оно начинается оркестровым вступлением - симфоническим антрактом,  рисующим ночной зимний пейзаж.

  Первая картина. Глухой лес. Ночь. Входят вооруженные крестьяне и с ними Собинин (эта сцена в  постановках оперы обычно опускается). Крестьяне (они поют хором) размышляют, каким путем идти им на поляков. Крестьян  подбадривает  Собинин. Он поет свою ариюратцы, в метель, в неведомой глуши". К концу арии все опять воодушевлены и готовы отправиться дальше на поиски Сусанина. Собинин и крестьяне уходят. Происходит смена декораций.

  Сцена представляет собой часть леса у монастырской усадьбы. Вбегает Ваня. Звучит его большая героическая ария «Бедный конь  в поле пал» (этот номер был сочинен композитором уже после постановки оперы на сцене и исполняется обычно вместо предыдущей сцены Собинина с крестьянами в глухом лесу). Итак, Ваня бегом добежал сюда, к царскому двору. Он стучится в ворота монастыря. Ему никто не отвечает. Он сокрушается, что он не витязь и не богатырь - он сломал бы тогда ворота и вошел бы монастырь и предупредил бы царя с царицей об опасности. Он снова стучится и кричит, чтобы открыли ворота. Наконец за воротами слышатся голоса.  Это проснулась боярская прислуга. Они удивлены, кто это к ним ломится, ведь это не вьюга воет, не птица кричит, не мертвец в ворота добивается. «Нет, то горе-беда у ворот стоит. Выходить ли нам?» - колеблются они. Наконец они отпирают ворота, видят Ваню. Он рассказывает им обо всем, что произошло: как пришли поляки, как потребовали они, чтобы Сусанин отвел их к царю, как мужественный крестьянин повел их ложной дорогой и завел в непроходимый лес. Рассказ Вани побуждает бояр скорее отправляться к царю (его, как оказалось, здесь, куда пришел Ваня, нет). Бояре посылают Ваню  вперед: «Ты, как Божий посол, впереди ступай!». Ваня не без гордости соглашается: «Я, как Божий посол, впереди пойду». Все уходят.

Вторая картина. Финал оперы составляет самая драматичная ее сцена, ее кульминация - сцена Сусанина с поляками в глухом лесу, куда этот мужественный крестьянин завел их, чтобы погубить. В глубине сцены показываются поляки, измученные, еле идущие в сопровождении Сусанина. Они клянут «проклятого москаля» Они выходят на прогалину: хотя бы здесь отдохнуть. Они обираются развести огонь.  Пока они думают, что он случайно сбился с пути. «Путь мой прям, но вот причина: наша Русь для ваших братьев не погодна и горька!». Поляки устраиваются спать у разведенного огня. Сусанин остается один на авансцене.  Он поет свою самую  известную  арию  «Чуют правду!..» (ее текст значительно отличается от того,  что вложил в уста героя С.Городецкий). После скорбных размышлений и мольбы к Господу подкрепить его в его смертный час Сусанин вспоминает о семье. Он мысленно прощается с Антонидой, Собинину поручает заботу о ней, сокрушается о Ване, который опять осиротеет. Он тоже ложится («Да и я вздремну, усну, сном дремотой подкреплюсь: сил для пытки надо много»).  Завертывается в тулуп.    

В оркестре звучит музыка, изображающая вой ветра. Но теперь им все отчетливее становится ясно, что Сусанин специально завел их в эту глушь, чтобы они здесь погибли.  Они  подходят к Сусанину, будят его и допытываются, хитрит он или нет. И тут он открывает им правду: «уда завел я вас, куда и серый волк не забегал!» Поляки приходят в бешенство: "Бейте до смерти врага!" - кричат они и убивают Сусанина.

 

Эпилог

 Грандиозная массовая сцена.  Звучит оркестровое вступление. Занавес подымается. Сцена представляет собой одну из улиц Москвы. Толпы народа в праздничных платьях медленно  роходят по сцене. Звучит знаменитый хор «лавься, славься, святая Русь» Народ славословит царя: «разднуй торжественный день царя, ликуй веселится: твой царь идет! Царя государя встречает народ!»

Медленно входят Антонида, Ваня и Сабинин. Они грустны, ведь до этого торжественного дня не дожил Сусанин. По сцене проходит небольшой воинский отряд, который заметив эту печальную группу замедляет шаг. К ним обращается Начальник отряда. Он спрашивает,  почему они грустны тогда, когда все ликуют? Он изумлен, когда вдруг узнает, что они родственники Сусанина, о котором "в народе молва, что спас он царя!» Он вместе с воинами своего отряда выражает скорбные чувства по поводу смерти Сусанина и сообщает, что они горько отплатили полякам.  

И вот снова - еще более мощно - звучит заключительный хор «Славься», который весь народ поет уже на Красной площади в Москве, под ликующий звон колоколов. Вдали виден торжественный царский поезд, направляющийся в Спасские ворота Кремля.

 

 

© Александр МАЙКАПАР