Рассказ хрониста Ламберта Герсфельдского о свидании Генриха IV с Григорием  VII

Король явился, как было ему повелено папой. Так как замок был окружен тройной стеной, короля впустили за вторую стену, а всю его свиту оставили снаружи. Там он, сняв решительно все знаки королевского достоинства, без всякой пышности, с босыми ногами, стоял без еды с утра до вечера в ожидании приговора римского первосвященника. То же было и на второй день, и на третий. Наконец, на четвертый день был он допущен к папе, и после длительных объяснений с него снято было, в конце концов, церковное отлучение на следующих условиях: в назначенный папою день и в указанном им месте Генрих должен явиться на общее собрание немецких князей и держать ответ на приводимые против него обвинения и... согласно решению папы или он удержит за собой королевство, если очистится от предъявленных к нему обвинений, или же потеряет его... До тех пор, пока дело его не будет законно расследовано и решено, он не должен носить никаких знаков королевского достоинства, не должен ничего решать, не должен присваивать себе никаких королевских и никаких государственных доходов, за исключением тех повинностей в пользу короля, которые необходимы будут для прокормления как его самого, так и его семейства.

Все те, кто дал ему клятву верности, должны быть освобождены от уз этой присяги и от обязанности сохранять ему верность перед богом и перед людьми. Роберта, епископа бамбергского, Удальрика Косгеймского и других, по внушению которых он ввергнул в бедствия себя и государство, он должен навсегда удалить от себя. А если, очистившись от всех обвинений, вновь обретет он могущество и силу в королевстве, он должен будет подчиняться римскому первосвященнику, всегда повиноваться его внушениям и по возможности помогать ему в искоренении всего противного постановлениям церкви, что укоренилось бы в его королевстве по какому-либо дурному обычаю. Наконец, если он нарушит хоть один из этих пунктов, то имперские князья, освободившись от всех клятвенных обязательств ему, могут тогда избрать себе другого короля, того именно, на ком остановится общий выбор. Король охотно принял эти условия…

Итальянские князья, узнав о решении папы от папского посланника, в ярости неистовствовали осыпали апостольскую миссию самой гнусной бранью: «Мы не обращаем, – говорили они, – ни малейшего внимания на отлучение, объявленное тем, кого самого итальянские епископы давно отлучили за то, что он взошел на апостольский престол посредством симонии, осквернил себя тяжкими преступлениями; что же касается короля, то он поступил не так, как подобало бы его сану, и запятнал свою честь несмываемым пятном, потому что подчинил свое королевское величество еретику, обесславленному всевозможными пороками. Тот, кого они признавали защитником справедливости, своим постыднейшим смирением унизил католическую веру, достоинство империи; нанося папе оскорбления, они старались отомстить за него, а он, стыдно даже сказать, оставил их на произвол судьбы среди смут, а сам, заботясь лишь о своей безопасности, вступил в переговоры и помирился с врагом империи». Такие речи итальянских князей, усиленно распространяемые ими повсюду в народе, скоро возбудили страшную ненависть к королю. В конце концов возмущение зашло так далеко, что все соединились в одном желании, в одном решении: добившись отречения от престола отца, ставшего недостойным королевской и императорской власти, провозгласить королем его сына, несмотря на его малолетство и незрелость для государственных дел, и, явившись вместе с ним в Рим, выбрать нового папу, чтобы он и короновал императорской короной нового короля и отменил все деяния свергнутого папы.

Генрих с презрением, как паутинную ткань, разорвал только что заключенный договор с папой и начать восстановление согласия со своими итальянскими приверженцами.

Тогда папа немедля послал марсельского аббата Бернгарда, к князьям тевтонского королевства, чтобы они встретились с ними, но король Генрих оказался так предусмотрителен, так занял стражею все узкие горные проходы, через которые папа мог бы проследовать в Германию, что отрезал для папы всякую возможность и безопасного возвращения в Рим. Поэтому папа советует князьям пока заняться собственными их делами, а потом, бог даст, он и сам сможет явиться к ним, чтобы на совещании с ними решить все то, что касается пользы и чести всех и мира церковного.

Ответьте на вопросы:

  1. Восстановите по тексту документа ход конфликта между папой и германским императором.
  2. В чем была суть конфликта? Какие силы были в него втянуты?
  3. **Предположите, почему в споре папы с императором на стороне Генриха IV оказались именно итальянские феодалы, а Григория VII поддерживали именно тевтонские (германские) князья?
  4. *Насколько велики были ограничения власти Генриха IV, на которые он согласился в Каноссе? *Кому реально принадлежала бы власть в государстве случае выполнения этих соглашений?
  5. *Узнайте с помощью учебника и дополнительной литературы, чем закончился конфликт.