П. И. Чайковский. «Детский альбом»

Нянина сказка

            Жанр: Фортепианная миниатюра до мажор из цикла «Детский альбом», ор. З9.

 

            Можно  по-разному представлять себе содержание этой пьесы: либо как собственно  историю, которую рассказывает старушка-няня, которая сама остается как бы «за кадром». Либо – так предлагает считать известная пианистка И. Малинина - мы представляем себе старушку-няню, «которая тут же в нашем воображении перевоплощается в образ фантастической колдуньи (к примеру, пушкинской Наины). Некоторая угловатость, «колючесть» изложения, ритмическая причудливость, замысловатая расстановка акцентов способствует созданию атмосферы сказочности».1

            Средняя часть с таинственностью ее нижнего регистра, с хроматической линией терций, как бы устрашающих нарастаний и спадов звучности, рисует образ злых колдовских чар.

            Большую часть музыкального повествования пронизывает звук до. Достаточно внимательно  вслушаться в звучание первых четырех тактов, чтобы услышать этот звук в нижнем голосе: на нем строится вся гармония (аккорды) этого раздела. Такой прием в композиции – один выдержанный или неизменно повторяющийся звук, на фоне которого проходят разные гармонии, получил название органный пункт. Его художественное действие и эффект очень разные в музыке, и все зависит от того, что намеревается выразить композитор. Но одно всегда можно констатировать: это сильнодействующее выразительное средство. Чаще всего органный пункт применяется в басу, как данном разделе пьесы, но встречается он порой и в других голосах. Данная пьеса - замечательный пример такого его более редкого применения: в средней части он помещен в верхнем голосе: этот повторяющийся звук до возникает импульсивно, толчками, как бы спотыкаясь на последней доле каждого такта.

            Средний раздел многими своими элементами вносит контраст после первой части пьесы (и обеспечивает такой же контраст при переходе к третьей части, поскольку она представляет собой буквальное повторение первой части2). Контраст этот подчеркнут, помимо прочего, резкой сменой штриха: если в крайних частях безраздельно господствует отрывистое звучание (staccato [итал. - отрывисто]), то в средней – legato (итал. - связанно).

            Эта пьеса открывает собой целый ряд музыкальных сказок в русской фортепианной музыке – Н. Метнера («Сказки», Ор. 34, 35, 42, 51), С. Майкапара («Колыбельные сказочки», ор. 24 и 24а), С. Прокофьева («Сказки старой бабушки», ор. 31).

Примечания

1 «Малинина И. Детский альбом» и «Времена года» П. И. Чайковского. М. 2003. С. 22.

2 Ясное понимание структуры произведения (не только данной пьесы, но любого) очень облегчает его  выучивание: одно  дело  учить так за тактом всю пьесу, другое – учить только первые две части и знать, что  третья – это буквальное повторение первой. Эта, казалось бы, очевидная истина часто не осознается учениками. Правда, из факта буквального повторения текста еще не следует необходимость буквального  повторения его исполнения – порой повторяющийся материал должен быть по-новому преподнесен. Это  уже проблема высшего исполнительского искусства: решить дилемму и воплотить решение в звучании. 

 

                        © Александр МАЙКАПАР