П. И. Чайковский. «Детский альбом»

Баба Яга

            Жанр: Фортепианная миниатюра ми минор из цикла «Детский альбом», ор. З9.

 

            Эта пьеса, представляющая популярный образ русской народной сказки, вполне вяжется с предыдущей пьесой – «Няниной сказкой» и вместе со следующей - «Сладкой грёзой» - образует еще один мини-цикл внутри «Детского альбома». Его условно можно охарактеризовать как сказочно-мечтательный мир ребенка. И поскольку пьесой, определяющей национальное «наклонение» этого мини-цикла является именно эта пьеса, можно смело говорить о его русском характере. Если рассматривать, как мы это уже делали, весь «Детский альбом» как своеобразный музыкальный дневник П. Чайковского, то эти пьесы передают настроения композитора, вернувшегося теперь из далеких путешествий в Россию. И как не вспомнить слова самого П. Чайковского о тех переживаниях и чувствах, которые его охватывают при возвращении на родину. В одном и своих писем к Н. фон Мекк (от 10 марта 1878 года) П. Чайковский писал: «Об России я думаю с величайшим удовольствием, т. е., несмотря на то, что мне здесь (в Швейцарии. – А. М.) так хорошо, я все-таки рад буду очутиться в родной сторонке».1

            Сказочные образы не относятся к числу главных в творчестве П. Чайковского. Это  очевидно само по себе. Но это станет особенно наглядным, если сравнить творчество П. Чайковского с наследием, например, Н. Римского-Корсакова. В развитии этой мысли можно пойти еще дальше: сказочная образность вообще меньше занимала композиторов московской школы, нежели композиторов петербургской школы. В творчестве последних эти образы нашли необычайно яркое воплощение. Что касается образа злой колдуньи, популярного персонажа русской сказки, колдуньи, которой пугают маленьких детишек, то за четыре года до создания этой пьесы П. Чайковским его звуками гениально запечатлел М. Мусоргский в своем цикле «Картинки с выставки». Но если Мусоргский создал свое произведение для взрослых, то Чайковский ориентировался на детское восприятие и детскую психологию. В результате его Баба Яга не столь свирепа.

            Угловатое, как бы нарочито утрированное звучание начала пьесы напоминает прихрамывающую походку сказочного персонажа. Пьеса исполняется очень скоро: в нотах авторское указание Presto (итал. – очень быстро). При общей тихой звучности аккорды на сильной доле такта специально подчеркиваются акцентом – это тоже авторское предписание. Тема, олицетворяющая сказочный персонаж, в начале помещена в нижнем регистре, и мы сразу догадываемся, что далее будет развитие - рост и усиление этого мотива и всей экспрессии пьесы. В моторике непрерывного движения восьмушек средней части, во внезапных подъемах интонации, сопровождаемых усилением динамики (звучности), чудится фантастический полет, сопровождаемый «свистом ветра».

            Гармонический язык в этой пьесе более острый, чем в других пьесах цикла. Резкие аккорды вместе с многочисленными акцентами и выдержанным от начала до конца отрывистым штрихом (staccato) придают музыке зловещую причудливость.

Примечания

1 Чайковский и Надежда Филаретовна фон Мекк. Переписка. Кн. 1. М. 2004. С. 284.

© Александр МАЙКАПАР