Кустодиев Борис Михайлович

(1878-1927)

       23 февраля (7 марта) 1878, Астрахань – 26 мая 1927, Ленинград.
       Борис Михайлович Кустодиев родился в Астрахани. Его дальнейшая жизнь связана с Петербургом, но столица так и осталась для него городом чужим и не любимым: «кругом все серо, и внизу и по сторонам, все какое-то скучное, холодное – не то, что река какая-нибудь с зелеными берегами да с белыми крыльями парусов, с пароходами – как Волга…». Петербург на его картинах появляется лишь окрашенным цветом революций.
       Ранняя смерть отца усугубила и без того сложное материальное положение семьи; Кустодиев, окончив духовное училище, поступил в духовную семинарию, где мог учиться за казенный счет как сын бывшего преподавателя. Несколько лет мальчик брал частные уроки у художника-профессионала – П.А.Власова. В 1896 году Борис, не окончив семинарии, отправился в Санкт-Петербург. В Петербурге жил его дядя, который, хотя и помогал семье умершего брата, но делал это с явной неохотой, и к тому же был страшно раздражен, что племянник не окончил семинарию. Борис с горечью писал матери: «Мне думается, что я долго не проживу с ним, если это будет повторяться. Я, например, вчера весь день ходил какой-то ошалелый, от дядиных попреков и ругани». Мать утешала его, как могла, просила потерпеть немножко, писала, что хотя ей и недостает его, она утешается мыслью, что когда-нибудь увидит его большим и честным человеком, а может быть и «известностью» – чего на свете не бывает. Кустодиев поступил в Высшее художественное училище при Императорской Академии художеств, где с 1898 работал в мастерской И.Е.Репина.
       В стенах Академии Кустодиев серьезно относился к учебе, посвящал все время работе, кроме того, им овладевала «мания театрально-музыкальная» – юноша готов шесть часов простоять в очереди в театральную кассу, чтобы приобрести билеты подешевле; он постоянно ходил в Эрмитаж и Музей Александра III, посещал все выставки, проходящие в Петербурге. Уже с этого времени он не расставался с блокнотом и карандашом, делая зарисовки. Через много лет художник с благодарностью напишет своему первому учителю Власову: «еще мальчишкой нашел у Вас все то, что сделало меня художником: любовь к нашему искусству и фанатическое отношение к труду…».
       Илья Ефимович Репин выделял Кустодиева среди других, отмечал в нем композиционный дар, доставал для него заказы на иллюстрации, но особенно высоко ценил его как портретиста. Именно по приглашению И.Е.Репина Кустодиев участвовал в грандиозной работе по созданию картины «Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года, в день столетнего юбилея со дня его учреждения». Кустодиев и Куликов – два лучших ученика Ильи Ефимовича, на равных участвовали в написании картины, выполняют натурные эскизы и работают над картиной под руководством Репина. Для Кустодиева работа над картиной, несомненно, стала значительным этапом в творческой деятельности. Сам И.Е.Репин писал: «Куликов и Кустодиев - выросли на этой картине – сразу - в больших мастеров».
       В период обучения Кустодиев ежегодно совершал путешествия на Кавказ, в Крым и Поволжье.
       В 1903 году художник закончил дипломную картину «Базар в деревне», за которую получил золотую медаль и звание художника с правом пенсионерской поездки за границу и по России.
       Путешествуя по России во время летней практики, начинающий художник познакомился со своей будущей женой Юлией Евстафьевной Прошинской. Она происходила из католической семьи, была воспитанницей Александровского института-интерната в Санкт-Петербурге. В январе 1903 года они вступили в брак, в октябре родился сын Кирилл. Дочь Ирина, родившаяся в 1905 году, стала любимой моделью художника. В декабре 1903 года чета Кустодиевых с двухмесячным сыном отправляется в полугодовое заграничное путешествие. Они посетили Париж, где Кустодиев некоторое время работал в студии Р.Менара, потом Испанию, где он копировал полотна Веласкеса.
       По окончании учебы у художника наступает период напряженной творческой работы. В 1904-1906 он экспонировался на выставках «Нового Общества Художников» как член-учредитель; много работал над портретами, картинами провинциально быта, семейной жизни, многочисленными портретами жены и детей («Японская кукла», «Дети в маскарадных костюмах», «Утро»). В книжной графике работал над иллюстрациями к произведениям Гоголя, Лермонтова, Толстого, Чехова.
       Революционные события 1905 года не прошли мимо художника, он участвовал в нескольких изданиях журналов «Жупел», «Адская почта»; принимает участие в работе над «Календарем русской революции». Там публикуют его графические работы "Вступление", "Манифестация"; шаржи на министров – этих людей еще так недавно художник изображал на картине «Заседание государственного совета». Выпуски журналов были арестованы, сами они закрыты; соученик по репинской мастерской и друг Кустодиева И.Я.Билибин даже некоторое время находился под арестом. Для самого художника такого рода антиправительственное выступление не имело последствий. В 1906 году ему заказали картину «Парад лейб-гвардии Финляндского полка» и портреты Александра I и Николая II к 100-летнему юбилею этого полка.
       В этом же 1906 году, продолжая участвовать в ежегодных выставках «Нового Общества Художников», художник вступил в «Союз русских художников» и учавствовал в его выставках. Это объединение сплотило московских и петербургских художников на короткий срок с 1904 по 1910 год. При заметном разнообразии художественных манер и сюжетов, на первых выставках «Союза» было показано все самое новое и свежее. По словам художника Л.О.Пастернака, у "союзнической" молодежи "возникло желание освободить закрепощенную в тусклых коричневых тонах живопись, вернуть ей утерянную красочность и воздушность". Сильнее всего другого их увлекала непосредственная передача впечатления от натуры, не “засушенного”, а сохраненного в его первичной свежести и трепетной жизненности. На этих выставках, чрезвычайно разнообразных по своему составу, выставляются не только живопись и графика, но и декоративно-прикладное, театрально-декорационного искусство, скульптура и плакат. Главным принципом, заложенным в основу этого проекта стала "свобода художественного творчества, не ограниченная жюри".
       Кустодиев много выставлялся и приобрел известность за границей. По приглашению Сергея Дягилева он участвовал в выставках русского искусства в Париже, Берлине и Брюсселе, а также в выставке Венского Сецессиона. На международных выставках художник получил несколько золотых медалей за портреты И.Билибина, В.В.Мате, Варфоломеева и серебряную медаль за картину «Гулянье». Его картину «Семья Поленовых», приобрел венский музей Бельведер.
       С зимы 1907 года художник работает в Мариинском театре с А.Я.Головиным в качестве помощника декоратора.
       С 1908 года художник настолько увлекается скульптурой, что ради нее даже на время бросает масляную живопись. Им выполнены скульптурные портреты А.С.Пушкина, современников – знаменитого режиссера и актера театра В.Мейерхольда, артиста И.Ершова; писателей и поэтов А.Ремизова, Ф.Соллогуба, А.Блока; скульптурная группа «Материнство». Его скульптурные работы приобрели всеобщее признание. А в начале 1911 года художник с натуры выполнил бюст императора Николая II. Эта работа была ему заказана к 100-летнему юбилею Царскосельского лицея. Он обращаелся к разным техникам и материалам, в частности к фарфору («Гармонист», «Девушка»).
       В 1900-е годы Кустодиев много путешествовал по России, работал в провинции: так, в Астраханской губернии он писал иконы для сельской церкви (для эскизов к иконе Богоматери художнику позировала жена с маленьким сыном Игорем, который вскоре умер от инфекционного менингита); в Старой Ладоге выполнил ряд заказных работ и картину «Монахиня», делает множество натурных эскизов.
       В 1909 году Кустодиеву, по предложению Репина и Чистякова, присвоили звание академика. Одной из особенностей его индивидуального стиля стала звучная палитра. У Кустодиева сформировался свой круг сюжетов и интересов. В конце 1910 года происходит окончательное размежевание между «Союзом русских художников» и петербургской группировкой. Вместе с группой художников-петербуржцев Кустодиев участвовал в организации нового объединения, получившего старое название «Мир искусства». «Мир искусства» для Кустодиева – не только объединение, но и творческая среда, со многими членами этого объединения его связывавала давняя дружба. Также он принял участие в коллективных проектах по монументально-декоративному оформлению Училищного дома Петра Великого в Петербурге и здания Казанского вокзала в Москве.
       В декабре 1910 года журнал «Аполлон» опубликовал большую иллюстрированную статью А.Ростиславова, посвященную творчеству художника.
       В 1912 году Кустодиев был избран членом Совета Академии художеств.
       Всю свою жизнь художник много работал по заказам, иногда с трудом, убеждая себя, что для настоящего художника не должно быть неважных или недостаточно интересных тем. Портрет занимает в его творчестве одно из значительных мест. Нередко портретное изображение дополняется пейзажным фоном, дающим дополнительную характеристику герою. Так, в замечательном портрете Шаляпина на заднем плане – знаменитые "кустодиевские" балаганы; а в известном "Автопортрете" Кустодиева, заказанном итальянской галереей Уффици, художник изображен в меховой шапке и шубе на фоне Троице-Сергиевой Лавры.
       Широкую известность художнику принесли характерные пышные "кустодиевскими" красавицы, сцены чаепитий и купаний, ярмарок и базаров. Считая пестроту и яркость такой же особенностью России, как и изображение церкви в пейзаже, художник сумел передать радостный, любимый им мир. Его привлекала задача изобразить типическое; на картинах сменяются времена года, праздники, – для художника это не «анекдотические картинки», а органически связанный с бытом рассказ, неотъемлемой частью которого являются люди. Художник, литературный критик и историк искусства А.Н.Бенуа пишет: «Мне кажется, настоящий Кустодиев – это русская ярмарка, пестрядина, "глазастые" ситцы, варварская "драка красок", русский посад и русское село с их гармониками, пряниками, расфуфыренными девками и лихими парнями. Я не требую вовсе, чтобы Кустодиев кроме этого ничего не делал, но я утверждаю, что это его настоящая сфера, его настоящая радость».
       После революции художник не оставил своего «призвания»; однако, в его творчестве появились новые типы и мотивы в которых он видит тот же русский быт. «Говорят, что русский быт умер, что он «убит» революцией. Своей новой композицией «Матрос и милая», вызывавшей нарекания его друзей, он особенно гордился и дорожил, замечая, что эта сцена «подсмотрена из жизни».
       С 1911 года обострилось давнее недомогание художника – мучительные боли в спине. Он подолгу лечился в больницах и клиниках, в том числе и за границей, перенес несколько тяжелых операций. В 1916 году опухоль на позвоночнике была удалена, но художник оказался до конца жизни прикованным к постели и инвалидной коляске. Однако, он продолжает работать и поражает своей неутомимостью, силой воли и желанием жить и радоваться.
       Революционные события 1917 года воспринимались им как проявление самой жизни. Он искал новые пути в творчестве: если и раньше он, интересуясь литографией, работал в мастерской В.В.Мате, теперь начинал осваивать линогравюру и много работать для иллюстрирования книг, занялся политическим и рекламным плакатом. Кустодиев участвовал в оформлении Петрограда к революционным праздникам, сотрудничал со многими петроградскими издательствами (с 1919).
       Несмотря на трудности передвижения, Кустодиев работал над театральными постановками. С 1911 года он был художником нескольких московских театров: театра К.Н.Незлобина, МХТ (1914–1915), МХАТ-2 (1924). Дебютом художника как театрального художника стало оформление пьесы А.Н.Островского "Горячее сердце" в московском театре Незлобина. Он много работал над декорациями, костюмами, придумывал грим в постановках пьес Островского, Салтыкова-Щедрина, к операм Н.А.Римского-Корсакова А.Н.Серова, М.П.Мусоргского. Оформил спектакль "Блоха" по Н.С.Лескову. Работа для театра привлекала художника возможностью воссоздания «воображаемой жизни», когда на сцене возникает иллюзия ожившей картины – игра актера соединяется с работой художника.
       В послереволюционном Петрограде полупарализованный художник оказался в тяжелейших условиях. Не имея уже возможности выехать за границу для лечения, прикованный к креслу, он продолжает работать. Многие люди, даже и не бывшие его близкими знакомыми раньше, приходили навестить Кустодиева, зная о его бедственном положении. Так к нему заходили М.В.Нестеров, К.А.Сомов. Маленький Дмитрий Шостакович, друг его дочери Ирины, приходил к ним в гости и играл на фортепиано.
       В 1920 году в Петрограде прошла единственная прижизненная персональная выставка художника. В 1923 его приглашали в образованную в 1922 году Ассоциацию художников революционной России (АХРР) единственного члена объединения "Мир искусства".
       Незадолго до смерти художника, в 1925 году, вышла монография Воинова о Борисе Михайловиче Кустодиеве. Эта книга создается при непосредственном участии художника; Воинов часто бывал в их доме, зачитывал свои главы, Кустодиев сам работал над оформлением книги.
       Весной 1927 года, не достигнув 50-летия, художник умирает в Ленинграде, окруженный любящей семьей. Многие откликнулись на смерть Кустодиева статьями, некрологами, воспоминаниями: М.Горький, Ф.И.Шаляпин, К.С.Петров-Водкин, И.Э.Грабарь, И.И.Бродский, М.В.Добужинский.