Кузнецов Павел Варфоломеевич

(1878 – 1968)

       Павел Варфоломеевич Кузнецов родился 18 (5) ноября 1878 года в Саратове в семье ремесленного иконописца Варфоломея Федоровича Кузнецова, мастерская которого исполняла заказы духовного и светского порядка. Жена его Евдокия Илларионовна любила музыку и живопись. Дети с рождения впитывали царившую в семье атмосферу любви к искусству. Старший брат Павла Михаил стал живописцем, младший Виктор – музыкантом. Но наиболее выдающимися способностями несомненно обладал Павел.
       В конце XIX столетия Саратов был крупнейшим торгово-промышленным центром России. Культурная жизнь города была богатой и многообразной; были открыты консерватория и музыкальное училище, гастролировали лучшие оперные и драматические театральные труппы, широко развивалась народно-просветительская деятельность.
       Все это благотворно влияло на формирование личности юного Павла Кузнецова. Но наибольшее значение имело создание одного из богатейших в стране художественных музеев, основанного в 1885 году. Вскоре под воздействием этого события в Саратове было организовано Общество любителей изящных искусств, при нем открылась рисовальная студия, затем преобразованная в серьезную профессиональную школу, которую в 1891 – 1896 посещал Павел Кузнецов. Он обучался у видных педагогов, возглавлявших в школе два основных отделения. Рисование преподавал В.В.Коновалов, выпускник Императорской Академии художеств, ученик П.П.Чистякова. Живопись – Г.П.Сальвини-Баракки, итальянский художник, долгие годы живший в Саратове и воспитавший целую плеяду известных мастеров живописи. Человек романтической увлеченности, артистизма и живой энергии, Баракки не только заложил основы живописной техники, но и дал Кузнецову первые уроки пленерного творчества в поездках на этюды в окрестности Саратова и на волжские острова.
       Годы обучения в школе подготовили Кузнецова и его товарищей к освоению новых течений мирового искусства и в первую очередь импрессионистической стилистики. Но решающим рубежом в их приобщении к открытиям французских новаторов стала состоявшаяся в середине 1890-х годов встреча с В.Э.Борисовым-Мусатовым – саратовцем, выдающимся живописцем, экспонентом зарубежных выставок, получившим к тому времени широкое признание. Его собственные поиски лежали в русле импрессионизма и нео-романтизма. Бывая в летние месяцы в родном городе, Мусатов приглашал начинающих художников и писал натурные этюды бок о бок с ними в саду своего дома на Вольской улице. В процессе этой совместной работы мастер рассказывал молодежи о творчестве Моне, Ренуара, Пюви де Шаванна и других знаменитых европейских художников.
       Итогом саратовских уроков стало блестящее поступление Павла Кузнецова в Московское училище живописи, ваяния и зодчества в сентябре 1897 года. Волею судьбы именно в этом году в самом Училище произошли существенные изменения, способствовавшие обновлению методов преподавания и эстетических воззрений в целом. Передвижник К.А.Савицкий покинул место руководителя натурного класса. Профессорами Училища стали В.А.Серов, К.А.Коровин, И.И.Левитан.
       В начальных классах Училища, где преподавали Л.О.Пастернак, А.Е.Архипов, Н.А.Касаткин, обучение по-прежнему носило академический характер. Хорошо подготовленный занятиями у В.В.Коновалова, Кузнецов преуспел и в этом. Уже в 1900–1901 году он получил малую серебряную медаль за этюды; в 1901–1902 – за рисунки. С 1899 года он постоянно принимал участие в выставках учеников Училища. Однако настоящей живописной свободы Кузнецов достиг, работая под руководством Серова и Коровина, которых всегда считал главными своими учителями. Увлеченность коровинским колоризмом, маэстрией кисти, пластикой мазка, динамизмом композиции на время даже оттеснила влияние Мусатова. Но органичный для Коровина живописный интуитивизм все же не стал основным направлением ранних исканий Кузнецова. Работа в мастерской Серова помогла ему приобщиться к задачам создания большого стиля, к строгой внутренней дисциплине и монументально-декоративной системе письма.
       Роль педагогов не ограничивалась занятиями с учащимися в мастерских. В 1899 году Коровин познакомил Кузнецова и его земляка скульптора А.Т.Матвеева с Саввой Ивановичем Мамонтовым. В его московской гончарной мастерской за Бутырской заставой Кузнецов встречался с Поленовым, Васнецовым, Врубелем, Шаляпиным и другими замечательными людьми той эпохи.
       Одной из самых известных примет времени была активная работа ведущих русских художников в театре. Шедевры театрального оформления создали Коровин, Головин, Рерих, Бакст, Бенуа, круг мастеров, объединившихся вокруг журнала «Мир искусства». В 1901 году Кузнецов вместе со своим товарищем по Училищу Н.Н.Сапуновым впервые получил возможность применить свой талант в этой области. Молодые художники писали декорации и костюмы по эскизам Коровина к опере Вагнера «Валькирии», премьера которой состоялась в начале 1902 года в Большом театре.
       Выставки картин, которые устраивал журнал «Мир искусства», считались в начале ХХ века исключительно престижными. В 1902 году по инициативе Серова Павел Кузнецов получил приглашение участвовать в такой выставке, где показал девять пейзажей. Работа «На Волге» была воспроизведена на страницах журнала.
       В 1902 году в жизни Кузнецова произошло еще несколько важных событий. Он совершил поездку на Север, к побережью Белого моря и Ледовитого океана, откуда привез серию лирических пейзажей. Приехав летом в Саратов, вместе с П.С.Уткиным и К.С.Петровым-Водкиным он принял участие в росписи предела церкви Казанской Божьей матери. Росписи эти не сохранились: излишняя свобода интерпретации канонических сюжетов вызвала возмущение духовенства и вскоре живопись была уничтожена.
       В апреле 1904 года Павел Кузнецов окончил Московское Училище со званием неклассного художника. К этому времени сложилась новая система его живописного языка, в которой отныне преобладали плоскостность и декоративность, сдержанная палитра пастельных тонов, матовая «гобеленная» фактура. Написанные в таком ключе картины-панно были показаны на «Вечере нового искусства» в Саратова в январе 1904 года. Этот вечер предварял выставку «Алая роза», которая открылась в Саратове 27 апреля 1904 года. Организаторами ее были Павел Кузнецов и его ближайший друг-единомышленник Петр Уткин. Выставка стала первой манифестацией молодого поколения русских живописцев-символистов, одним из лидеров которого был Кузнецов.
       18 марта 1907 года в Москве на Мясницкой улице открылась вторая выставка сообщества художников, сложившегося вокруг Кузнецова и Уткина. Ей дали имя «Голубая роза». Она вошла в историю как центральное событие русского живописного символизма. В период между выставками и в следующие за «Голубой розой» годы Кузнецов создал цикл произведений, непосредственно связанных с символистской тематикой. Это полотна «Утро», «Рождение», «Ночь чахоточных», «Голубой фонтан» и их варианты.
       В 1907–1908 годах Кузнецов впервые предпринял поездки в заволжские степи. Однако пробудившийся у него интерес к быту и образам Востока не сразу реализовался в живописи. Этому предшествовал немаловажный для художника опыт монументальной росписи виллы коллекционера и мецената Я.Е.Жуковского в Новом Кучук-Кое на южном берегу Крыма.
       Во второй половине 1900-х – начале 1910-х годов Кузнецов стал постоянным экспонентом многих крупных выставок. Это Салоны журнала «Золотое руно», выставки Союза русских художников, Московского товарищества художников, устроенная С.П.Дягилевым в 1906 году экспозиция русского искусства на «Осеннем салоне» в Париже, «Венок» и другие.
       В 1911 году на выставке «Мира искусства» Кузнецов представил работы, которые ознаменовали начало нового периода его творчества. Это полотна «Киргизской сюиты» – самого многочисленного цикла произведений художника. Лучшие из них – «В степи. За работой», «Стрижка овец», «Дождь в степи», «Мираж в степи», «Вечер в степи», «Спящая в кошаре», «Гадание» – относятся к первой половине 1910-х годов. В них художник достиг совершенства образа и стиля, окончательно сформулировал принципы своего художественного языка. Среди основных особенностей ориентализма Кузнецова – созерцательность мировосприятия, трактовка жизни как вневременного бытия, возвышенная условность и имперсональность героев картин, сказочно-эпическое ощущение природы. В пластическом решении произведений преобладает ритмическое спокойствие, композиционная гармония, локальный колорит.
       В 1912–1913 годах Кузнецов побывал в Бухаре, Ташкенте и Самарканде. Впечатления от поездки в Среднюю Азию отразились в нескольких живописных сериях и двух альбомах автолитографий «Горная Бухара» и «Туркестан», исполненных в 1922–1923. В них предстает более традиционный облик Востока. Ему присущи открытая декоративность и некоторая пестрота цвета, стремление передать пряный аромат азиатского мира. Отзвуки восточных мотивов присутствуют и в масштабных натюрмортах Кузнецова 1910-х годов.
       Следствием показа на выставках произведений степного и азиатского циклов было приглашение принять участие в росписи строящегося Казанского вокзала, которое Кузнецов получил от архитектора А.В.Щусева. В эскизах росписи «Сбор плодов» и «Азиатский базар» синтезированы владение приемами монументальной живописи, органичная интерпретация восточной культуры, ренессансная величественность человеческих образов.
       Умение Кузнецова передать особый дух Востока оценил также известный театральный режиссер А.Я.Таиров. Он пригласил художника оформить пьесу Калидасы «Сакунтала», поставленную в Камерном театре в 1914 году.
       В 1915–1917 годы Кузнецов находился на военной службе, учился в Школе прапорщиков. После Февральской революции 1917 года он принял участие в издании литературно-художественного журнала «Путь освобождения». В 1918 году был избран руководителем живописной мастерской Училища живописи, ваяния и зодчества, где преподавал до 1930 года. За эти годы училище было реорганизовано вначале в Государственные свободные художественные мастерские, а затем – во Вхутемас и Вхутеин.
       В конце 1910-х – 1920-е годы Кузнецов, как и многие другие художники, активно участвовал в процессах обновления культурной политики государства. С 1918 по 1924 год он работал в коллегии изобразительного искусства Наркомпроса; состоял в Комиссии по охране памятников искусства и старины Москвы и Московской области. С 1919 года работал в Саратовской коллегии отдела ИЗО, руководил подготовительными мастерскими при этом отделе.
       В 1918 году женой Павла Кузнецова стала художница Е.М.Бебутова. Ее парадные, интимные, театрализованные портреты разных лет стали самыми удачными произведениями этого жанра в его творчестве. В 1923 году «Выставка Павла Кузнецова и Елены Бебутовой» экспонировалась в галерее «Барбазанж» в Париже.
       В 1924 году Кузнецов и Бебутова вошли в общество «4 искусства», в состав которого входили художники различных направлений, остававшиеся на позициях предметного станкового творчества и эстетических критериев мастерства. Кузнецов был избран председателем общества.
       В 1929 году Павел Кузнецов получил звание Заслуженного деятеля искусств РСФСР. В Государственной Третьяковской галерее состоялась его персональная выставка.
       В 1930 году художник посетил Армению, а в 1931 – Азербайджан. Такие творческие командировки были распространенной практикой художественной жизни того времени. Итогом поездок стали циклы картин на тему строительства новых кварталов в Ереване и нефтяных промыслов в Баку. Армянская серия экспонировалась на выставке в Музее изящных искусств в Москве в1931 году.
       В 1930-е годы художник совершил еще ряд творческих поездок по стране. Одной из творческих удач стало исполненное для Международной выставки 1937 года в Париже панно «Жизнь колхоза». Оно получило Серебряную медаль выставки. Материалы для него художник собирал во время поездки в Мичуринск.
       На протяжении 1930-х – 1940-х годов Кузнецов занимался педагогической работой, в живописи предпочитал пейзаж и натюрморт, создал ряд жанрово-тематических картин.
       В 1956-1957 году состоялась персональная выставка художника в Москве и Ленинграде, а в 1964 – в Москве.
       В последние годы жизни мастер работал в основном над пейзажами Майори, Дзинтари, Паланги, проводя много времени в домах творчества Прибалтики.
       Скончался Павел Варфоломеевич Кузнецов, немного не дожив до своего 90-летия, 21 февраля 1968 года в Москве, похоронен на Немецком кладбище.