ИКОНА. Притча о милосердном самарянине.
Конец XVIII - первая половина XIX в.

Сведения об истории создания произведения:
       Икона является частью своеобразного комплекса из шести икон конца XVIII - начала XIX века происходит из небольшой деревянной Крестовоздвиженской церкви города Мологи Ярославской губернии, построенной в 1778 году тщанием прихожан. Храм был приписан к мологскому Воскресенскому собору, построенному в 1767 году. Существуют различные версии расположения этих икон в храме. Они могли находиться или на тумбах иконостаса под местным рядом, или в ограде жертвенника, или даже в праотеческом (ветхозаветные сюжеты) и в праздничном (новозаветные сюжеты) рядах иконостаса. Безусловно, все шесть композиций имели своими прототипами западноевропейские гравюры. По своим художественным особенностям иконы, несмотря на стилистическую близость, делятся на две группы. Первая более декоративна и плоскостно-нарядна. Вторая - суше, "реалистичней", колорит не столь ярок. По-видимому, над мологским циклом работали два мастера.
       Иконы горизонтального формата образуют единый ряд, составленный из ветхозаветных видений и новозаветных притч. Его богословская программа хорошо прочитывается при размещении икон в соответствии с библейской хронологией. Так, "Жертвоприношение Авраама" (Быт. XXII, 1-14) традиционно понимается как прообраз Новозаветной жертвы Христа. "Лествица Иакова" (Быт. XXVIII, 10-22) символизирует восстановление утраченной в грехопадении связи Неба и земли через Боговоплощение и, кроме того, воспринимается как прообраз Богоматери, через которую Бог сошел в мир. "Неопалимая Купина" (Исх. III, 1-6) также является прообразом Богоматери, непорочно родившей Сына Божия. Далее следуют явления Архангела Михаила Иисусу Навину перед победой над Иерихоном (Нав.V, 13-15) - прообраз грядущей победы Христа над смертью и адом, "Искушение Христа" (Мф. IV, 1-11) и "Притча о милосердном самарянине" (Лк. X, 30-35).
Краткий искусствоведческий анализ (принадлежность к определенному стилю или направлению, особенности композиции и т.д.):
       Видимо, икона имеет своим прототипом гравюру, творчески переосмысленную на иконный лад. Иконописец изображает самарянина в облике Христа уже не иносказательно, а иконографически-конкретно, переводя символический образ в непосредственно зримую форму. Среди скал вдали помещены прошедшие мимо: слева - левит, справа - священник в красном облачении; по мостику идет юноша с корзиной. На горизонте видны причудливые силуэты городов с круглыми крепостными башнями и шпилями замков (чрезвычайно похожие "архитектурные ведуты" можно встретить в палехских иконах второй половины XVIII века). Примечательно, что даже колористически празднично-розовый Иерусалим противопоставлен минорно-синему Иерихону. Как и на иконе "Видение Иакова", земля, процветшая сказочными цветами и диковинными деревьями, напоминает о красоте и совершенстве райского сада, некогда потерянного и обретенного вновь теми, кто последует примеру "Милосердного Самарянина".
Комментарии, необходимые для понимания сюжета (исторические, культурологические, религиоведческие и др.):
       Икона написана в жанре Притчи. Согласно постановлениям Стоглавого собора о введении лицевых иконописных подлинников и Собора 1554 г. древнерусская живопись была разделена на "письмо бытийное" и "письмо притчами". Начиная с XVII в. христологический и богородичный циклы в древнерусском изобразительном искусстве усложнились чудесами, апокрифами и притчами. Стали популярны ветхозаветные сюжеты и образы, до этого времени почти неизвестные русскому зрителю. Молящийся должен был вдумываться в значение многочисленных деталей на притчевых иконах, расшифровывать для себя их смысл. Академик Д.С.Лихачев в статье "Великое наследие" писал: "Притча - это как бы образная формулировка законов истории, законов, которыми управляется мир, попытка отразить божественный замысел…Жанр притчи традиционный. Для Древней Руси он имеет еще библейское происхождение. Притчи повествуют о "вечном". Все совершающееся в мире имеет две стороны: сторону, обращенную к временному, запечатленную единичностью совершающегося, свершившегося или того, чему надлежит совершиться, и сторону вечную...В этом случае с реальной причинностью сочетается по древнерусским представлениям причинность сверхреальная…Притча стремится сама стать историей, рассказанной реальностью. Она включается в историю. Движение временного втягивает в себя недвижимость вечного". (Лихачев Д. С. Избранные работы в трех томах. Том 2. - Л.: Худож. лит., 1987. - С. 5-30).
       Жанр "Притчи" приобрел особенную популярность в иконописи в эпоху "барокко" с ее приверженностью к аллегориям и дидактическим образам.
       Икона из рыбинского музея написана на основе притчи Христовой, служащей ответом на вопрос: "Кто есть ближний?". "На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем." ( Евангелие от Луки 10: 30-35). Для попавшего в беду ближним оказался не еврейский священник, не храмовый служитель (левит), а презираемый иудеями чужак - самарянин. Кроме прямого смысла - о любви ко всякому ближнему - Притча имеет, как учат святые отцы, еще и иносказательный смысл. Человек, идущий из Иерусалима в Иерихон - это праотец Адам и в его лице все человечество, изгнанное на землю из Небесного Иерусалима (рая) за грех. Разбойники - это бесы, позавидовавшие райски-невинному состоянию человека и толкнувшие его на путь греха. Раны - это греховные язвы в душах людей. Священник и левит - это ветхозаветный закон, который сам по себе не мог спасти человека. Под образом же милосердного самарянина следует понимать самого Христа; под видом масла и вина Он дает новый закон Благодати. (Иконописец тоже в облике самарянина изображает Христа как Целителя и Спасителя не только немощных физически, но и томимых духовной жаждой.) Гостиница - это Церковь Божия, где есть все необходимое для духовного лечения, а гостинник - пастыри Церкви. Утренний выход самарянина обозначает явление Христа после воскресения и Его вознесение, а два динария, данные гостиннику, - это единство Священного Писания и Предания. Наконец, обещание самарянина на обратном пути зайти опять в гостиницу для окончательного расчета, есть указание на второе пришествие Христа на землю, когда Он "воздаст каждому по делам его". (Мф. 16, 27).
       По словам протоиерея Александра Меня, "Христос создал жанр притчи, потому что в Ветхом Завете слово "притча" означало афоризм (было такое слово машал, оно означало "краткая мысль"; мы его переводим как "притча"). А маленькая новелла, рассказ почти не встречались; бывали такие случаи, но их буквально считанные единицы во всем толстом Ветхом Завете. И Христос был первым, кто эти маленькие новеллы превратил в изложение каких-то высоких истин. А зачем, почему? Потому что это было слово жизни… В притче Христос дает ситуацию, и человек должен внутренне, как говорят, экзи-стенциально, почувствовать эту ситуацию и найти ответ. Свой ответ. Ведь в притче о милосердном самарянине на вопрос "кто ближний?" книжник же нашел ответ! Христос просто рассказал, что была такая ситуация, и спрашивает, кто ближний? Собеседник говорит: тот, кто сотворил ему милость. Тогда Он отвечает: иди и твори то же самое". (Прот. А.Мень. О Христе и Церкви.).