ГОСУДАРСТВО политическая форма организации общества, основанная на публичной власти, централизованном управлении обществом и монополии на применение силы принуждения.

Сущность государства. Государство как особая форма политической организации (т.е. отношений власти, централизованного управления) является объектом изучения, прежде всего, политологов и экономистов. Политологи рассматривают государство как главный центр политической власти, экономисты – как один из центров экономической власти.

С политологической точки зрения государство есть организованная часть общества, имеющая систему органов и учреждений власти, правовых норм и экономических связей, а также суверенную территорию. Наличие территориального аспекта при характеристике государства ведет к тому, что термин «государство» часто смешивают с термином «страна». Более правильным, однако, понимать государство как набор институтов (правил), регулирующих поведение индивида в обществе, и одновременно организацию, которая построена по принципу иерархии и следит за выполнением самых общих правил.

С экономической точки зрения государство есть особый субъект хозяйственной жизни, которому индивиды передают часть своих прав в некоторых сферах (контроль за защитой прав собственности, создание каналов обмена информацией и т.д.). Во всех этих сферах государство получает право легитимно (т.е. на основании законов, формулируемых обществом) осуществлять принуждение к исполнению общепринятых правил, в общем виде закрепленном в конституции (основном законе страны). Таким образом, по мнению экономистов, государство – это, прежде всего, верховный защитник прав собственности. Помимо контроля за выполнением правил другими экономическими субъектами (домохозяйствами и фирмами), государство может и само заниматься производством и распределением хозяйственных благ.

По поводу взаимоотношений власти и общества с 19 в. среди обществоведов существуют два основных подхода к объяснению того, что такое государство. Представители одного направления видят в государстве прежде всего инструмент насилия одной части общества над другой. Их оппоненты подчеркивают, напротив, роль государства как полезного для всех членов общества центра управления.

Первая точка зрения популярна среди леворадикальных ученых. Так, согласно определению В.И.Ленина, «государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы».

Вторая точка зрения восходит к классическому определению Макса Вебера, согласно которому государство представляет собой систему отношений господства/подчинения, опирающихся на легитимное насилие.

Сторонники этой позиции объясняют, зачем в принципе нужно государство, следующим образом. Если бы все люди были ангелами и обладали бы абсолютно равными точками зрения по одному и тому же вопросу (схожими предпочтениями), то в этом случае государство в нынешнем виде было бы лишним. Однако стремление разных людей к личной выгоде задевает интересы других людей, и конфликт не всегда разрешается в условиях переговоров сторон. В этой ситуации для избежания конфликтов нужна третья сила, которая может решить проблему на основании определенных правил. Иначе возникает «война одного против всех», о которой говорил еще в 17 в. английский философ Томас Гоббс. Другой аспект потребности в законном насилии связан со сложностью согласования вопросов даже в условиях доброй воли каждой из сторон. Поэтому вместо долгого поиска устраивающего всех компромисса часто выгоднее, чтобы некая внешняя сила, государство, быстро приняло решение, пусть даже оно и будет устраивать не всех.

Неразрывность государства и насилия ведет к тому, что люди вынуждены искать «золотую середину» между анархией без государства и его абсолютной властью.

Одна из крайних форм организации человеческого общества – это общество без государства, анархия. В условиях анархии не существует институтов, ограничивающих деятельность людей, и каждый поступает в соответствии со своими соображениями, не считаясь с мнением других. Но такая ситуация, опасна тем, что насилие государства будет заменено «кулачным правом» – еще худшим насилием.

Другая крайность – это абсолютная власть государства, ситуация тотального контроля с его стороны над всеми сторонами жизни индивида. В этом случае во главе общества стоит представленное группой людей или одним человеком правительство, которое обладает как всей полнотой власти, так и всей полнотой информации. Такой подход заложен Томасом Гоббсом в трактате Левиафан, где описан всезнающий диктатор, мудро правящий страной в интересах своих подданных. Гоббс полагал, что существует единственная возможность преодолеть анархический хаос: заключить конституционный договор (общественный договор), в соответствии с которым индивид добровольно отдает свою свободу под власть абсолютного властелина – «чудовища» Левиафана.

Очевидно, что в реальности границы вмешательства государства в дела граждан находятся в промежутке между крайностями анархии и государства-Левиафана.

Происхождение и эволюция государства. Социальная иерархия, связанная с разной степенью обладания властными полномочиями, возникла, вероятнее всего, одновременно с появлением человека и общества. Однако государство как форма политической власти появилось лишь несколько тысячелетий тому назад.

Образование государства органически связано с развитием собственнических отношений, поскольку оба этих процесса имеют общие предпосылки. Только после неолитической революции появилась возможность накапливать часть общественного продукта, необходимую для содержания профессиональных руководителей-администраторов и их помощников. Одновременно с этим обостряется необходимость защищать права собственности на ограниченные ресурсы, чем может эффективно заниматься только некая сила, стоящая над отдельными домохозяйствами и племенами. Антропологи выделяют вождество (чифдом) как промежуточный этап между относительно эгалитарным первобытным обществом и ранними государствами (Табл. 1). Примером подобного протогосударства может быть созданная в Южной Африке начала 19 в. «империя» Чаки Зулу.

Первые известные историкам государства возникли в 4–3-м тыс. до н.э. в Древней Месопотамии, Древнем Египте и Древнем Китае. Особенности развития хозяйственной жизни в этих регионах (необходимость строительства и поддержания ирригационных сооружений, проведения иных общественных работ) привели к быстрому росту организационной функции аппарата управления и обусловили высокую экономическую специализацию восточного государства. К.Маркс писал по этому поводу, что на Востоке государство имело три «ведомства» – военное, финансовое и общественных работ. Речь идет о трех основных видах деятельности типичных для древнего и средневекового Востока деспотических монархий – ведении оборонительных и наступательных войн, сборе налогов, организации общественных работ. Именно тогда появляются основные атрибуты любого государства: постоянная армия, необходимая для защиты прав собственности, и система сбора налогов (трудом или продуктами труда) с подданных.

Деспотизм восточного типа отличался от античных государств Древней Греции и Древнего Рима. В античных государствах существовали различные формы правления – не только монархия (Римская империя), но и аристократические (Спарта) и демократические (Афины) республики. Именно в Древней Греции философом Платоном впервые была предложена модель идеального государства – аристократического коммунизма. Платон и Аристотель положили начало и анализу реальных государственных систем, сравнивая разные формы правления в различных странах. Поскольку в античных обществах не требовалось проводить общественные работы, то государство здесь концентрировалось на выполнении чисто политических функций (включая организацию обороны и ведение войн), а также на защите прав собственности. Именно эти функции стали главными для всех западных государств вплоть до 20 в.

Падение Римской империи в 5 в. привело к образованию в Западной Европе множества феодальных монархических государств. Для начального периода их становления была характерна ситуация феодальной раздробленности: королевская власть была слаба, многочисленные полусамостоятельные феодалы вели войны друг с другом. В процессе централизации государственной власти в 12–13 вв. стала складываться сословно-представительная монархия, в которой каждое из трех сословий выражало свои интересы через органы сословного представительства (генеральные штаты во Франции, парламент в Англии и т.п.). Исторически последней формой феодального государства была абсолютная монархия, развившаяся в период 15–17 вв. в результате завершения образования централизованных государств. В эпоху феодализма существовали и города-государства с республиканской формой правления (Венеция, Генуя, Флоренция, ганзейские города в Северной Европе, Новгород в России и др.), где власть в городах-государствах принадлежала богатым горожанам (городским патрициям).

Буржуазное государство возникло в результате буржуазных революций 17–19 вв. – конституционные монархии в Англии и Голландии, демократические республики во Франции и Италии. Именно тогда стали закладываться основы современных демократических государств, основанных на приоритете интересов личности над интересами общества, на осознании того, что государство должно служить людям, а не наоборот. Этому во многом служили произведения таких ученых, как Т.Гоббс, Д.Дидро, К.А.Гельвеций, Ж.Ж.Руссо, А.Смит, Дж. Локк, сформулировавших понятия контрактного государства как антитезы эксплуататорскому государству. Многие теоретические идеи европейских мыслителей нашли практическое отражение в конституционных основах США.

Вплоть до середины 19 в. считалось, что правом участвовать в государственной деятельности обладают только взрослые и состоятельные мужчины. Расширение представлений о демократической государственности привело к постепенной ликвидации имущественного ценза, дискриминации по полу, возрасту, национальности и т.д. К концу 20 в. во всех развитых странах государство стало формально считаться общенародным, то есть действующим в интересах народа, под контролем народа и с участием народа. Фактически же параллельно с расширением принципов демократии происходило развитие систем лоббирования интересов элитных групп и манипулирования поведением избирателей через СМИ. Поэтому право участвовать в деятельности государства далеко не всегда можно фактически реализовать. Это вызывает серьезные опасения, поскольку с середины 19 в. роль государства в жизни общества заметно возросла – оно стало активным и постоянным участником экономической жизни общества.

Впрочем, в самом конце 20 в., под влиянием глобализации у национальных государств появились соперники в осуществлении централизованного руководства. Крупные транснациональные корпорации и надгосударственные организации (ООН, Европарламент, Международный валютный фонд и др.) играют все более важную роль в регулировании политических и экономических процессов. Есть мнение, что в 21 в. национальное государство как форма политической власти будет постепенно «растворяться», передавая свои функции местному самоуправлению и «мировому правительству». Тем самым сбудется прогноз основоположников марксизма об отмирании государства (см. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ).

Функции государства. Вопрос о функциях государства (т.е. о том, какая же деятельность является для него основной) является одним из главных. Чисто политические функции государства – прежде всего, представительство интересов основных социальных групп, защита национального суверенитета – не вызывают сомнений. Главной проблемой является вопрос об экономических функциях государства: должно ли оно только лишь создавать общие «правила игры» и следить за их соблюдением (государство как «спортивный судья»), или же оно само обязано участвовать в хозяйственной жизни (государство как «играющий тренер»)?

В эпоху рождения капитализма главным считалось ограничить вмешательство государства в жизнь людей. Так, в 18 в. один из отцов-основателей экономической науки Адам Смит выделил следующие статьи расходов государства:

расходы на поддержание внутреннего и внешнего мира (оборона и обеспечение правопорядка);

расходы на осуществление государственного управления (верховной власти, чиновников и т.д.) и внешних связей;

расходы на судопроизводство;

расходы на образование, как начальное, так и высшее в соответствии с определенной потребностью общества, а также на переобучение.

Вместе с тем Смит отрицательно относился к непосредственному вмешательству государства в экономику (например, в ценообразование). По Смиту, «чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей степени благосостояния, нужны лишь мир, легкие налоги и терпимость в управлении. Все остальное сделает естественный ход вещей».

Такой минималистский подход к функциям государства, отводивший ему роль «ночного сторожа», был свойственен классическому либеральному подходу. Однако в 20 в. этот подход, преобладавший в 19 в., стал подвергаться сильной критике.

Современные либералы указывают, что есть ряд важных для нормальной жизни общества задач, которые нельзя эффективно решить в рамках частных взаимоотношений индивидов. Поскольку рынок не способен решить данные задачи, то эти «провалы рынка» (market failure – термин, впервые введенный в начале 20 в. английским экономистом Артуром Пигу) должны компенсироваться деятельностью государства.

Уже с конца 19 в. государства развитых стран начали все более и более активно участвовать в экономической жизни (Джон Хикс назвал это «административной революцией»), пока в 1930–1950-е не сложились системы государственного регулирования, специфичные для разных национальных моделей экономики.

Исходя из перечня недостатков рынка, в современном рыночном хозяйстве выделяют четыре основные функции государства (рис. 1).

1. Обеспечение правовой базы, способствующей эффективному функционированию рыночного хозяйства. Тем самым государство предоставляет агентам рынка общественные блага (особенно важны оборона и безопасность), регулирует побочные эффекты (например, предотвращает загрязнение окружающей среды), предоставляет потребителям и производителям информацию о рамочных условиях хозяйственной деятельности.

2. Стимулирование экономического роста путем сбалансированного и стабильного развития различных секторов экономики (структурная политика), а также за счет общедоступного информационного обеспечения. Решая эту задачу, государство разрабатывает программы долгосрочного развития экономики, сглаживает негативные последствия экономических циклов, проводит активную макроэкономическую политику, модернизирует производство, бесплатно предоставляет экономическим субъектам многие виды ценной информации.

3. Защита конкуренции – защита в той мере, в какой она способствует экономической эффективности. Государственные службы вырабатывают «правила игры» в бизнесе (например, меры антимонопольного регулирования), следят за их выполнением и наказывают за их нарушение.

4. Социальная политика, которая заключается в целенаправленном перераспределении государством доходов и богатства для обеспечения социальной справедливости. Это направление деятельности государства наиболее дискуссионно, поскольку программы борьбы с бедностью неизбежно понижают стремление людей самостоятельно заботиться о себе. В 1960-х США провозгласили курс на построение «государства всеобщего благосостояния» (welfare state), выделяя огромные деньги на помощь бездомным, на решение проблем безработицы и т.п. Курс на развитие «социального государства» приняли и многие страны Западной Европы. Экономическая неэффективность государственных социальных программ, снижение стимулов к труду определили сокращение этих программ в дальнейшем. Однако и в наши дни социальная ответственность перед теми, кто не может самостоятельно обеспечить себя средствами существования, является одной из важнейших черт современного государства. Обществоведы выделяют ряд моделей «государств благосостояния» – англо-саксонскую (США, Великобритания), рейнскую (Германия, Австрия), скандинавскую (Швеция, Норвегия) и др. Эти модели различаются, прежде всего, объемом и формами перераспределительной деятельности государства.

Усиление роли государства в экономической жизни общества находит свое отражение, в частности, в росте доли государственных расходов в валовом внутреннем продукте ведущих стран (табл. 2).

Либеральным критикам чрезмерного государственного регулирования удалось все же добиться того, что наряду с «провалами рынка» признают и «провалы государства» (failure government). Это означает, что деятельности государства внутренне присущи и недостатки – решая одни проблемы, государственное регулирование порождает новые, иногда еще более тяжелые.

Обычно выделяют два «провала государства».

1) Потеря части ресурсов. Государство, исполняя функции, делегированные обществом, недостаточно эффективно использует ресурсы, аккумулированные через систему налогообложения. Это связано с потерями из-за неэффективности работы государственного аппарата и его бюрократизации и коррумпированности. Отсутствие четких критериев эффективности деятельности госорганов ведет к тому, что в качестве таких критериев выступают разработанные самими же чиновниками стандарты, количественные показатели, ведущие к росту бюджетных расходов.

2) Использование собранных ресурсов в интересах не большинства, а меньшинства граждан. Деятельность групп давления (лоббизм) ведет к тому, что многие правительственные решения принимаются ради защиты интересов не рядовых граждан, а немногочисленных представителей верхушки общества (обычно, крупного бизнеса). При этом контроль за государственными органами бывает ограничен, а обладающие ценной информацией чиновники могут быть не заинтересованы в ее обнародовании.

Итак, хотя государственное регулирование составляет необходимый элемент современного рыночного хозяйства, оно отнюдь не является панацеей. Есть сферы экономики, где рынок в принципе малоэффективен (например, организация защиты прав собственности), но есть и сферы, которым вмешательство государства принципиально противопоказано (скажем, сфера бытовых услуг). Общее требование к государственному регулированию в современном рыночном хозяйстве обычно формулируется следующим образом: государство должно способствовать улучшению работы рыночного механизма, но не подменять его.

Типология государств. Есть много критериев, по которым можно типологизировать государства, существовавшие ранее и существующие в наши дни (табл. 3). Наиболее важный из них – это принципы взаимодействия между государством и индивидом.

В зависимости от того, что лежит в основе взаимоотношений между индивидом и обществом, добрая воля или насилие, различаются контрактное государство и эксплуататорское (рентоискательское) государство (табл. 4).

Обществоведы отмечают «парадокс подчиненности». Гражданин, с одной стороны, участвует в управлении государством (прежде всего через систему выборов). С другой стороны, он должен сам подчиняться тем правилам, которые далеко не всегда его устраивают, поскольку он либо не участвовал в их принятии, либо его мнение не было учтено. В результате возникают две опасности:

1) обмана со стороны государства – оно может выйти за пределы полномочий, установленных общественным договором (конституцией), и, пользуясь монополией на применение насилия, опираясь на соответствующий аппарат, решать проблемы власть имущих, игнорируя потребности граждан;

2) обмана со стороны индивида – неисполнении законов и / или уклонения от финансирования деятельности государства путем неуплаты налогов.

В контрактном государстве эти потенциальные опасности сдерживаются. Когда же эти тенденции получают развитие, то перед нами – эксплуататорское государство.

Контрактное государство использует свое право на насилие лишь в пределах делегированных ему гражданами правомочий и в их интересах. Граждане при этом рассматривают уплату налогов не как повинность, а как обязанность.

Контрактное государство возникает при следующих трех предпосылках:

1) наличие конституции, задающей рамки деятельности государства, где четко оговариваются права и обязанности индивида и государства;

2) существование механизма участия граждан в деятельности государства, благодаря которому обеспечивается соблюдение и совершенствование норм конституции;

3) наличие механизмов контроля и сдерживания со стороны институтов гражданского общества (независимых профсоюзов, прессы, политических партий, органов местного самоуправления и т.п.) и альтернативных государственному механизмов разрешения конфликтов и гарантов исполнения обязательств (международные судебные и иные органы, оппозиционные партии и т.д.).

При соблюдении эти предпосылок часто говорят о существовании правового государства (это понятие синонимично понятию «контрактное государство»). В современном мире оно предполагает безусловное подчинение государства следующим принципам:

– народный суверенитет;

– нерушимость прав и свобод человека со стороны государства;

– связанность государства конституционным строем;

– верховенство конституции по отношению ко всем другим законам;

– разделение властей;

– независимость суда;

– свобода слова, совести, печати, собраний, митингов, шествий;

– приоритет норм международного права над нормами национального права.

В отличие от контрактного, у эксплуататорского государства обычно отсутствуют такие сдерживающие факторы. Эксплуататорское государство использует монополию на насилие для максимизации благосостояния (доходов и власти – все это часто объединяют понятием «политическая рента») правящей группы, действуя зачастую в ущерб интересам всего общества в целом. Однако даже в рамках эксплуататорского государства стабильность, предсказуемость и системность налогов являются обязательным условием существования – тогда граждане / подданные могут смириться с этим. Государство в этом случае похоже на «оседлого бандита», который не только на основе «права силы» взимает поборы на своей территории, но и защищает граждан, живущих на его территории, от набегов кочевников, от нападений других государств и т.д.

Крайним типом эксплуататорского государства считается тоталитарное государство – система насильственного политического господства, для которой характерно полное подчинение общества (экономической, социальной, идеологической, духовной и даже бытовой жизни) власти господствующей элиты, организованной в целостный военно-бюрократический аппарат, возглавляемый лидером или лидирующей группой (партией). Наиболее известные тоталитарные государства – фашистская Германия и СССР сталинских времен.

Эксплуататорский тип государства был типичен для доиндустриальных обществ, в эпоху нового времени нормой для развитых стран становится контрактное государство. Впрочем, наряду с перерастанием эксплуататорского государства в контрактное возможен и обратный процесс (как, например, формирование в 1920–1930-е фашистских государств в Италии и Германии).

По форме правления выделяют два основных типа государств – республику (парламентская или президентская) и монархию (абсолютная или конституционная). В современную эпоху наиболее распространены республиканские формы правления. Сохраняющиеся конституционные монархии (Великобритания, Нидерланды, Норвегия, Испания, Япония, Непал и др.) чаще всего де-факто не отличаются от республик, поскольку монархи выполняют чисто представительские функции, почти не участвуя в политической жизни.

По характеру внутренних связей и форме государственного устройства выделяют два основных типа государственных структур – унитарное и федеративное государство.

Унитарное государство – это такая форма государственного устройства, при котором территория государства подразделяется на унифицированные административно-территориальные единицы (области, округа, районы, департаменты и т.п.). В унитарном государстве, в отличие от федерации, имеется одна конституция, один высший представительный орган государственной власти, одно правительство и т.д. Это создает организационно-правовые предпосылки для сильного влияния центральной власти на всей территории страны. Примеры унитарных государств – царская Россия, Бельгия, Голландия, Япония, Бразилия и др.

Отличия федеративного государства от унитарного заключается в наличии самостоятельных административно-территориальных единиц, как правило, обладающих собственным бюджетом, собственной системой законодательной и исполнительной власти и строящих отношения с федеральным центром на основе разграничения полномочий и ответственности. Федеративная структура государства складывается обычно в тех странах, где разные регионы сильно отличаются друг от друга по культурным традициям и уровню экономического развития. Россия является федеративным государством. Такое же устройство имеют США, Канада, Германия, Индия, Мексика. Крайней разновидностью федеративного государства является конфедерация, предполагающая еще более высокую самостоятельность регионов. Наиболее известная – Швейцария.

В зависимости от того, какова степень влияния церкви, выделяют светское и клерикальное государства. Светское государство предполагает отделение церкви от государства, разграничение сфер их деятельности. Клерикальное предполагает активное вмешательство церкви в «мирские дела», осуществление судебной деятельности. В настоящее время клерикальное государство существует в ряде мусульманских стран (Иран, Саудовская Аравия), где законы шариата господствуют над светскими законами. Но и в некоторых странах европейской культуры обычаи во многом подчинены церковным распорядкам. Например, в США принято приносить присягу на Библии, а в Израиле не-иудеям де-факто закрыт доступ к государственной службе.

Наряду с «чистыми» типами государств часто встречаются промежуточные, сочетающие черты разных типов. Идеальным образцом в современном мире считается контрактное государство, являющееся республиканским, федеративным и светским. Однако вряд ли хотя бы одно из почти 200 существующих в наши дни государств в полной степени соответствует этому идеалу.

Евгений Капогузов, Юрий Латов

ЛИТЕРАТУРА

Бьюкенен Дж. Границы свободы. Между анархией и Левиафаном. М., Таурус-Альфа, 1997
Тамбовцев В.Л. Государство и экономика. М., 1997
Гидденс Э. Социология. М., Эдиториал УРСС, 1999
Олейник А.Н. Институциональная экономика. Учебно-методическое пособие. М., Инфра-М, 2002