Пукирев Василий Владимирович

(1832-1890)

       Василий Владимирович Пукирев известен, прежде всего, как автор одного из самых любимых произведений второй половины 19 столетия – картины «Неравный брак».
       Художник родился в 1832 году в семье крепостного крестьянина в селе Лужники, одном из наиболее богатых торгово-ремесленных сел Каширского уезда Тульской губернии. Жители этого села издавна занимались чеканкой, резьбой и гравированием. В семье будущего художника отношение к искусству было благоговейное, поэтому мальчику с раннего детства прививали интерес к ремеслам. Вскоре после рождения Василия семья Пукиревых получила отпускную и была приписана к мещанскому сословию. Мальчика очень рано определили в ученики к иконописцу в город Могилев, где он провел несколько лет. Начинающий мастеровой растирал краски, подготовлял доски для икон. Быстро выделившись среди учеников, он вскоре удостоился права писать «доличное»: одежды и фон, а затем ему позволили приступить и к самой ответственной работе.
       В конце 1840-х годов Пукирев приехал в Москву и в 1847 поступил в Московское училище живописи и ваяния, где учился до 1855 г. у Е.Я.Васильева, М.И.Скотти, А.Н.Мокрицкого, С.К.Зарянко. Плату за обучение бедного ученика вносил любитель искусства, член Московского Художественного Общества (МХО), под покровительством которого многие годы существовало училище – И.П.Мусин-Пушкин. В 1855 г. за два живописных портрета дочерей Геркена Пукирев получил от Академии Художеств малую серебряную медаль и звание «неклассного (свободного) художника по живописи портретной»
       В 1858 г. преподаватель Е.А.Васильев, хорошо известный тем, что щедро помогал ученикам из своего скудного жалования, предложил Совету МХО назначить Пукирева в товарищи по преподаванию, пожелав разделить с ним жалование пополам. Предложение Васильева не было принято. И только после его смерти в 1861 году состоялось назначение Пукирева на должность младшим преподавателем московского училища, которую он занимал в продолжении двенадцати лет. У преподавателей московского училища жалование было небольшое, едва хватало на пропитание. И Пукирев вынужден был много работать по заказу. В продолжении всей творческой жизни он писал иконы для московских храмов, исполняя волю благотворителей и частных лиц, исполнял портреты. В 1867 году вместе с московскими художниками В.Е.Маковским, В.Г.Перовым, И.М.Прянишниковым, П.М.Шмельковым Пукирев принял участие в издании «Альбома видов и сцен из русской жизни». Автографы русских художников. (М., 1867). Два года спустя совместно с А.К.Саврасовым он подготовил издание «Курс рисования» для учеников Московского училища. Анатомические рисунки к фигурному и приготовительному отделам были исполнены профессором В.В.Пукиревым. (М., 1869). В 1873 году по состоянию здоровья вышел в отставку, но занятия живописью не оставил.
       В 1860 году Пукирев за представленный в Совет Академии Художеств этюд «Девушка» был удостоен звания академика по живописи исторической и портретной. По-видимому, этот этюд экспонировался на выставке МУЖВ под названием «Татьяна» по роману А.С.Пушкина «Евгений Онегин».
       В начале 1860-х годов Пукирев работает и в портретном жанре, однако именно в эти годы он исполняет свое главное произведение – картину «Неравный брак». Экспонированная на академической выставке 1863 года, одновременно с «Тайной вечерей» Н.Н.Ге, картина Пукирева сразу же привлекла к себе внимание критики. В том же году «за особенное искусство и познания в художествах по живописи народных сцен» художник получил звание профессора.
       В.В.Стасов, художественный и музыкальный критик, назвал картину «Неравный брак» одной из самых капитальных, но вместе с тем и одной из самых трагических картин русской живописной школы. «Что может быть проще взятого тут сюжета? – вопрошал критик. – Продажа и покупка невесты – это ли не сцена, которую всякий видит собственными глазами чуть не каждый день?» .
       Сюжет картины и в правду характерен для своего времени. Примечательно также, что все образы сохранили черты портретности. В мемуарах В.Гиляровского «Москва и москвичи» сказано: «этот старый важный чиновник – живое лицо. Невеста рядом с ним – портрет невесты Пукирева, а стоящий со скрещенными руками шафер – это сам В.В.Пукирев, как живой». О достоверности моделей в картине Пукирева говорили многие современники, тем самым, подтверждая реальность изображенного события.
       Долгое время полагали, что в основе сюжета картины лежит личная драма художника, обстоятельства которой известны лишь в общих чертах: молодой человек полюбил девушку из бедного семейства, сватался к ней, но получил отказ. Вскоре она насильно была выдана замуж за старого богатого сановника. Однако, недавно обнаруженные воспоминания потомственного почетного гражданина Москвы, коллекционера Н.П.Сырейщикова и изданные мемуары Н.А.Варенцова, свидетельствуют о том, что на картине Пукирева изображена драма московской купеческой семьи Варенцовых. С.М.Варенцов был другом Пукирева, у которого он брал уроки живописи. Он был влюблен в девушку, которая была выдана замуж за его родственника – богатого купца А.А.Корзинкина. Варенцов был шафером на свадьбе, и в эскизе, предварявшем картину, художник изобразил шафера с портретными чертами своего друга. Однако, в самой картине по просьбе Варенцова его черты были изменены. Поэтому в молодом человеке, стоящим за спиной невесты, современники узнавали самого художника, а в невесте – невесту В.В.Пукирева. Таким образом, картина Пукирева изображает событие венчания, «неровного брака», тяжело пережитое не только самим художником (Пукирев на время покинул Москву), но и его близким другом.
       По воспоминаниям старейшего хранителя Третьяковской галереи Н.А.Мудрогеля среди персонажей, изображенных позади жениха, зрители узнавали преподавателя МУЖВ, приятеля художника П.М.Шмелькова, рамочника Гребенского, сделавшего для картины «Неравный брак» уникальную раму, вырезанную из цельного дерева. По легенде, интерьер церкви на картине воспроизводил внутренний вид храма Успения Пресвятой Богородицы в Печатниках в Москве. (Убранство церкви не сохранилось). Для старика-жениха моделями послужили князь П.И.(?)Цицианов и повар из семьи Варенцовых, а также при создании образа жениха был использован портрет предводителя Тверского дворянского собрания А.М.Полторацкого, исполненный Пукиревым. Даже самые первые зрители обратили внимание на то, что в отличии от других бытовых картин той поры, «Неравный брак» имел необычно крупный формат: фигуры даны почти в размер натуры, а композиция выстроена таким образом, что создавалось впечатление жизненной достоверности изображенного события, более того, зритель чувствовал себя соучастником происходящего. Картина никого не оставляла равнодушным. Репин писал о ее особом воздействии: «Неравный брак» Пукирева тоже, говорят, много крови испортил не одному старому генералу, а Н.И.Костомаров, увидев картину, взял назад свое намерение жениться на молодой особе».
       Еще до своего появления на выставке картина была приобретена известным московским коллекционером А.А.Борисовским, а в 1871 году П.М.Третьяков приобрел ее в свое собрание. С начала 1860-х гг. положение Пукирева заметно упрочилось. В 1864 году он вторично едет заграницу для осмотра европейских художественных коллекций, на средства, предоставленные членом Московского Общества Любителей Художеств коллекционером А.А.Борисовским. Первое путешествие состоялось годом ранее, также при участии Борисовского.
       По возвращении художник продолжает преподавательскую деятельность, и исполняет ряд бытовых картин. Среди них выделяется жанровое полотно «В мастерской художника», также приобретенное Третьяковым. В этой картине все персонажи Пукирева, как в предыдущем полотне, портретны. В фигуре художника – автор картины В.В.Пукирев, в покупателе – крупный землевладелец и благотворитель Губонин, в священнике – протоиерей церкви Св. Параскевы на Пятницкой улице в Москве В.И.Романовского, преподававшего закон Божий в Московском училище, в эксперте-знатоке – учитель рисования одной из школ Замоскворечья. Картина посвящена важной для художественного мировоззрения 1860-х годов теме судьбы русского искусства, которое оказалось во власти новых «благодетелей» и меценатов. Художник иронизирует, предлагая зрителю посмеяться, а в действительности поднимает серьезные вопросы существования творческой личности в современном обществе.
       Проблема сложных отношений, складывающейся между женихом и невестой, вновь заинтересовали художника в следующем полотне. В начале 1870-х годов Пукирев выставил картину «Прием приданного по росписи», изобразив сцену, в которой неожиданно для молодой невесты «в новой и непривычной обстановке» раскрывается истинный характер жениха, дотошного скряги, четко по списку принимающего приданое будущей супруги. Прием приданного по росписи – один из важных этапов в череде событий, предшествующих венчанию. Это кульминационный момент всех приготовлений к свадьбе, вскрывавший истинные мотивы брака. Картина пользовалась большой популярностью у публики, художнику заказывались варианты повторения, одно из них было приобретено Третьяковым. В дальнейшем сюжетное развитие темы неравного брака осталось лишь в замыслах художника. Судя по рисункам, хранящимся в ГРМ, Пукирев хотел исполнить картину на тему супружеского счастья, однако его планы не были реализованы.
       В своих жанровых полотнах Пукирев также обращался и к крестьянской проблематике, популярной в те годы. В то же время известна и его картина в историческом жанре «Филипп митрополит и Иван Грозный в Успенском соборе». Из-за недостаточно высокого уровня исполнения Пукирев получил отказ Академии Художеств на ее экспонирование.
       После ухода Пукирева в отставку по состоянию здоровья в 1873 году, сведений о художнике почти не встречается или они чрезвычайно скупы. Он живет в нужде, копирует ранее созданные произведения, лишается арендуемой многие годы квартиры. Его коллеги и друзья написали письмо московскому губернатору и председателю МХО кн. В.А.Долгорукову с просьбой о выделении ему пенсии, но получили отказ. В последние годы жизни ему помогали его друзья, художники Неврев и Грибков, о нем заботился Третьяков. Художник существовал на субсидии МОЛХа. Он умер в крайней бедности в Москве. В некрологе, написанном А.И.Сомовым, сказано: «Среди товарищей и учеников он оставил о себе теплое воспоминание, а в истории русского искусства – блестящий, хотя и короткий след».