Эриксен Вигилиус. Портрет Екатерины II. 1762 - 1767

Руководствуясь примером Петра Великого, все российские государи, его преемники, приглашали ко двору иноземных художников. Будучи более обласканы, чем отечественные живописцы, они выполняли самые значительные заказы и нередко становились примером для подражания. Их творчество оказывало значительное влияние на развитие русского искусства. Российская живопись XVIII века немыслима без итальянца Пьетро Ротари, немца Георга Христофора Гроота, француза Луи Токе и многих других мастеров, живших и творивших в России.

Стремясь показать себя с наиболее выгодной стороны, российские государи заказывали свои портреты знаменитым иностранным художникам. Не была исключением и императрица Екатерина, очень тщательно отбиравшая портретистов. Ее писали такие значительные европейские живописцы, как Стефано Торелли, Александр Рослин, Иоганн Баптист Лампи. Но особой ее благосклонностью пользовался датский художник Вигилиус Эриксен.

Высокая живописная культура Эриксена выгодно выделяла его среди многих придворных художников России XVIII столетия. Он был одним из иностранных живописцев, оставивших заметный след в русском искусстве. Родился Эриксен в Копенгагене в 1722 году, учился у Н.-С. Валя и покинул родину в 1757 году после неудачи на конкурсе в Копенгагенской Королевской академии. Прибыл художник в Санкт-Петербург в последние годы елизаветинского царствования, но главная его деятельность была связана с именем Екатерины, после восшествия на престол которой, он сделал блестящую карьеру.

Писал Эриксен по-скандинавски суховато и точно, но живопись его отличалась высоким профессионализмом, яркими свежими красками и красивым гармоничным колоритом. Во время своего пребывания в России он написал большое количество портретов придворной знати, но все-таки главной его моделью была императрица. Художник изображает государыню в различных костюмах и позах, размерах и живописных техниках и каждый раз раскрывает ее с новой стороны. Именно он выполняет один из самых значительных портретов императрицы - "Портрет Екатерины II верхом" (после 1762), на котором она запечатлена после успешного дворцового переворота, поставившего ее во главе Российской империи.

София-Фредерика-Амалия, урожденная принцесса Ангальт-Цербстская, приезжает в Россию в 1743 году в качестве невесты наследника престола, племянника императрицы Елизаветы Петровны, великого князя Петра Федоровича. Скоро разочаровавшись в своем супруге, Екатерина тем не менее вполне оценила достоинства своей новой родины и искренне к ней привязалась. С самых первых дней при российском престоле она старалась произвести впечатление на свое новое окружение и заручиться дружеской поддержкой. Пользуясь симпатией многих российских подданных, ей удается в июне 1762 года низложить своего супруга Петра III и стать "Государыней Всея Руси". Но и после воцарения Екатерина продолжает заботиться о своей популярности и заказывает Эриксену свой портрет в трауре по любимой народом государыне Елизавете (1762) и портрет в "национальном" костюме, подчеркивающем ее новый титул "Матери Отечества" (1769-1772). Ее портреты его работы раскупались чрезвычайно быстро и, прежде всего, самой императрицей. Екатерина не скрывала своей благосклонности к художнику, она писала своему постоянному корреспонденту барону Мельхиору Гримму: "Я распорядилась купить у Эриксена мои портреты за любую цену, пусть их будет хоть 30 штук…".

Эриксен обладал умением отбирать в своей модели те качества, которые способствовали бы созданию совершенного образа, причем такого, который больше всего бы нравился Екатерине. Эриксеновские портреты Екатерины не всегда льстили ей как женщине, но всегда - как личности. И она, несомненно, ценила это в его работах ничуть не меньше, чем то особенное сходство, о котором писали многие ее современники. "Самые похожие и самые законченные портреты Ее величества сошли с мольберта Эриксена", - отмечал его современник и один из самых просвещенных ценителей изобразительного искусства при российском дворе Якоб фон Штелин. Не случайно, императрица, которая очень заботилась о том, как она будет выглядеть перед европейскими дворами, в качестве высочайшего подарка преподносит августейшим собратьям свой коронационный портрет кисти Вигилиуса Эриксена.

Очень трудно сказать, когда он был написан. Художник начинает работать над ним осенью 1762 года, когда его приглашают на коронационные торжества в Москву. А в 1765 году на волне укрепления дружеских отношений России с Данией король Фредерик V обращается с просьбой подарить для его галереи во дворце Кристианборг портрет российской государыни. В июле 1767 года, после высочайшего одобрения, картина была отправлена в Данию. После пожара в Кристианборге, когда резиденция датских монархов переместилась в Амалиенборг, портрет нашел свое новое пристанище, где, судя по всему, находится и по сей день. Известно, что Эриксен неоднократно писал с него повторения: две такие копии были отправлены в Лондон и Берлин, еще один вариант был выполнен художников в 1778 - 1779 годах, уже после его возвращения на родину. В Саратовском государственном музее имени А.Н. Радищева находится эскиз художника, послуживший для написания полноформатных произведений.

Эскиз поступил в музей в 1930 году из Третьяковской галереи. Было известно, что до революции эта работа находилась в одном из самых значительных московских частных собраний, принадлежавшей известному сахаразаводчику Павлу Ивановичу Харитоненко (1853 - 1914). Несмотря на небольшой размер произведения, оно написано очень тщательно и предельно точно передает особенности законченной картины.

Портрет монарха в коронационном платье - дань заведенному при европейских дворах порядку изображать вступившего на трон государя со всеми атрибутами власти. Эффектная постановка модели, взвивающийся занавес и колонна, символизирующая "твердость и постоянство" изображенного, были необходимыми элементами парадного портрета.

Европейскими художниками были выработаны каноны композиционного построения парадного портрета, которым приходилось следовать всем живописцам этого времени. Тем не менее, искусству XVIII века были свойственны образные видоизменения в пределах одной композиционной схемы. В России набирал силу классицизм. И Эриксен, используя целый ряд барочных элементов, создает произведение, которое своею строгостью и простотой композиционного замысла в значительной степени приближается к этому направлению.

Портрет Эриксена параден и торжественен. Он утверждает незыблемость императорской власти и святость самой процедуры коронования. Художник намеренно отдаляет Екатерину от зрителя и поднимает ее на две ступеньки, чтобы подчеркнуть божественность и недоступность ее нового состояния. Государыня представлена на фоне большого дворцового зала в короне и коронационном платье, расшитом двуглавыми орлами. Из красновато-бархатного полумрака ее фигура выхватывается теплым мягким светом, который искрится на бриллиантах короны, мягко скользит по нежной матовой коже щеки и яркими вспышками сверкает на серебристой парче робы и атласе мантии. Ее поза официальна и в тоже время изящна, грациозным жестом она отводит руку со скипетром, кончик туфли куртуазно выставлен из-под платья с пышными фижмами.

Колорит решен в помпезных светящихся золотистых и насыщенных коричнево-красных тонах. Живописная манера художника более мастеровита и изящна, чем артистически свободна, ее основой является метод сложных лессировок и тонального объединения различных цветовых оттенков. Эмалевая поверхность живописного слоя, почти полностью скрывающая фактуру мазка, прослеживается как на лице, так и на самых незначительных деталях интерьера. Только в светах заметно движение кисти мастера, причем мазок не размашистый, а очень сдержанный, аккуратный. Эриксену, который проявил себя и как замечательный миниатюрист, была свойственна особая тщательность в выполнении произведения любого размера.

Но характерной чертой эриксеновских портретов Екатерины II была особая иконография ее лица, по которой можно узнать руку художника. Датский мастер изображал императрицу, как писал Штелин "с полным лицом" немного продолговатой формы, с мягко закругляющимся двойным подбородком. Екатерина открыто и просто, без излишнего жеманства смотрит на зрителя. Тонкие брови повторяют своеобразный разрез глаз, с опущенным внешним уголком, что вместе с немного затененным белком, напоминает манеру Ф.С. Рокотова, творчество которого формировалось под заметным влиянием Эриксена. Тронутые едва заметной улыбкой красные губы и яркий румянец подчеркивают белизну кожи.

В своем коронационном портрете Вигилиус Эрискен создал один из самых гармоничных образов Екатерины II. При ее жизни произведение пользовалось заслуженной популярностью и неоднократно повторялось автором. Но, судя по всему, его единственный вариант, сохранившийся в России, находится сейчас в Радищевском музее.

Колобухова И.А.

www.radmuseumart.ru

© Саратовский государственный художественный музей имени А.Н.Радищева