К.П. Брюллов. Портрет графини Ю.П. Самойловой, удаляющейся с бала с приемной дочерью Амацилией Пачини. Не позднее 1842

Бурно взвившийся алый занавес и мощный ствол ионической колонны, разделяя первый и второй планы этой картины, образуют подобие сцены, где в полном великолепии раскрывается яркая и артистичная натура графини Юлии Самойловой; рядом с ней – ее воспитанница – итальянская девочка Амацилия Пачини. На заднем плане можно разглядеть и средневекового шута, и Гермеса с увитым змеями кадуцеем, и бородатого вельможу в турецком одеянии. Графиня показана удаляющейся с костюмированного бала, однако известно, что Карл Брюллов намеревался изобразить аллегорический «маскарад жизни». Такая тема оправдывала и фантастические костюмы, и даже яркий, огненный колорит полотна. Несмотря на то, что картина осталась незавершенной, уверенная пластическая лепка главных фигур и смело положенные цветовые отношения дают нам исчерпывающее представление о виртуозности живописца.

Графиня Самойлова принадлежала к богатому роду со славной историей. Известно, что Николая I раздражало гордое и независимое поведение графини, фрейлины двора, и она в начале 1830-х годов уезжает в Италию, где ей был представлен Карл Брюллов. Отношение художника к столь выдающейся модели граничило с благоговением: он неоднократно писал портреты графини; ее черты можно узнать в облике нескольких героинь грандиозного полотна мастера – «Последний день Помпеи».