Куприн Александр Васильевич

(1880-1960)

       Александр Васильевич Куприн родился 10 (23) марта 1880 года в городе Борисоглебске Тамбовской губернии (ныне Воронежская область), в семье преподавателя уездного училища В.И.Куприна. Его семья принадлежала к кругам небогатой русской провинциальной интеллигенции, дорожившей гуманистическими идеалами. Отец преподавал историю и географию, мать вела домашнее хозяйство и занималась воспитанием детей; в доме всегда звучала музыка – его хозяйка не только много играла сама, но и учила сыновей. Маленький Александр был в равной мере увлечен рисованием и музыкой, и эта музыкальность будет проявляться во все последующие годы, когда он даже сам сочинял небольшие музыкальные произведения, в том числе шесть фуг. Спустя годы, в мастерской в Лесном переулке в Москве будут собираться друзья художника, чтобы послушать его игру на построенном самостоятельно органе. И все-таки главным увлечением Куприна стало рисование. Развитию этого таланта мальчика немало способствовало то, что в гимназии, куда Куприн поступил в 1889 году, он встретился со своим первым наставником в области изобразительного искусства Н.А.Евсеевым.
       1893 году семья переехала в Воронеж, и Куприн до 1896 года продолжал учебу в воронежской гимназии, однако отношения там не сложились, и юноша, отказавшись учиться дальше, замкнулся дома, читая книги по искусству и самостоятельно занимаясь рисунком. В 1896 году умер отец Куприна и, чтобы поправить материальное положение семьи, Александр поступил конторщиком в управление Юго-Восточной железной дороги. Одновременно он начал учиться в Воронежской бесплатной школе живописи и рисования при Обществе любителей художеств у Л.Г.Соловьева и М.И.Пономарева. Общее направление и методы преподавания в школе основывались на строгом изучении натуры и конкретном ее изображении. Там серьезно изучались основы композиции, теория перспективы, но главное достоинство составляла дружественная и свободная рабочая атмосфера, столь необходимая для образования будущих художников. Преподаватели не только учили своих учеников техническим и технологическим приемам, но старались воспитать в них интерес к философским вопросам искусства, поэтическое чувство природы, внимание к внутреннему миру человека. Однако, несмотря на такую дружескую и благоприятную атмосферу, существовавшую в Школе, провинциальная жизнь не могла удовлетворить молодого человека, жаждущего активной художественной жизни, крупных выставок – а в Воронеже в ту пору не было ни музея, ни серьезных частных коллекций. Только в 1898–1899 году там проходила выставка передвижников, ставшая важнейшим событием культурной жизни города. Увидев картины Репина, Крамского, Шишкина, Поленова, Левитана, Саврасова, Куприн принимает решение поехать учиться туда, где живут, работают и преподают такие мастера.
       В 1902 году Куприн приехал в Петербург поступил в частную школу-мастерскую академика Л.Е.Дмитриева-Кавказского, приверженца академической системы преподавания. Однако Петербург оказался для Куприна городом чужим и неуютным, к тому же, простудившись еще в дороге, молодой человек никак не мог справиться с болезнью, которая впоследствии привела к туберкулезу. Вынужденный зарабатывать, чтобы оплатить занятия, Куприн вначале служил секретарем у одного «богатого дельца», а позднее нашел работу, более соответствующую своим устремлениям – исполнение мозаичных панно для Суворовского музея, работу тяжелую, кропотливую, но хорошо оплачиваемую. Куприн много занимался, однако поступить в Академию художеств ему не удалось. Вообще, жизнь в Петербурге тяготила художника, ему казалось, что этот город «сушит человека, а уж если не засушит, то переломает порядочно». В 1904 году Куприн переехал в Москву, чтобы поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Для подготовки к экзаменам в Училище Куприн брал уроки в студии К.Ф.Юона, и в 1906 году его приняли в фигурный класс, а 1 января 1907 года его перевели в натурный класс, где преподавал К.А.Коровин.
       Куприн с воодушевлением начал занятия в классе Коровина, но уже в феврале 1907 года заболел туберкулезом и вынужден был по настоянию врачей уехать в Крым. На даче, где он поселился, был отличный вид на Ялту, гору Ай-Петри, бухту. Крымская природа, горы и море стали важнейшей темой творчества художника.
        В 1908 году врачи разрешили возвратиться в Москву, и Куприн возобновил свои занятия в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Вернувшись после вынужденного длительного отпуска, он обнаружил, что в Москве появились молодые художники, стремящиеся стать новаторами в искусстве; на смену выставкам «Союза русских художников» и «Московского товарищества художников», считавшихся наиболее прогрессивными в начале 1900-х годов, пришли «Венок-Стефанос», «Голубая роза», салоны «Золотого руна», где выставлялись рядом современные молодые русские и французские художники. Эти новые веяния проникли и в Училище, студентами которого были в ту пору Михаил Ларионов, Илья Машков, Роберт Фальк, пытавшиеся искать свои пути в искусстве. В такую атмосферу и попал Куприн, вернувшись из Гурзуфа. Художник вспоминал об этом времени: «Но вот в 1908 году впервые перед моими глазами мелькнул сильный свет – то Щукинская галерея, галерея Морозова, общение с Ларионовым и «Золотое руно». Впервые я увидел французов-импрессионистов, постимпрессионистов и даже кубистов. Я видел Моне, Сезанна, Ван Гога, Гогена, Матисса, Дерена, Брака, Пикассо, Руо, Поля Синьяка, Герена и пр. Эта живопись, эта свежая струя дала мне возможность легче дышать. Это была струя кислорода, или, вернее, большой поток свежей, горной, чистой, как хрусталь, воды. Тут я легко вздохнул. Радость наполнила мою душу и тысячи надежд окрылили меня. Я принялся за работу». В фигурном и натурном классе Куприн и его новые товарищи начали с увлечением писать натурщиков в стиле Сезанна, Матисса, Ван Гога, Гогена. Это был бунт. Начался период противостояния учеников и преподавателей, считавших такую живопись «бестактным озорством, глупостями». Ученики не оставались в долгу, называя свою школу «семинарией для учителей рисования». Этот конфликт развивался, и в 1910 году группа учащихся, среди которых был и Куприн, уходят из училища. Они считали, что уже нашли свой путь в искусстве: «…живопись, сильная по цвету, форме, с решительностью выражения, с новой манерой письма, свободной, широкой, не кропотливой и не серой, коричневой, а яркой, цветистой, с неимоверным напором устремления и энергии» - вот кредо Куприна, сформулированное им.
       В 1910 году произошло знаменательное событие, в значительной мере определившее формирование наиболее яркой страницы в истории русского искусства. Группа молодых художников, в которую входили М.Ларионов, Н.Гончарова, И.Машков, П.Кончаловский, А.Лентулов, А.Куприн, В.Рождественский, Р.Фальк объединились для организации выставки (а позднее и общества художников), открывшейся в декабре 1910 года в Москве и называвшейся «Бубновый валет». Куприн долгие годы вынашивал мысль написать историю общества «Бубновый валет», действительным членом и казначеем которого он был с самого начала. В архиве художника сохранились документальные данные о выставочной деятельности общества, отчеты о его деятельности, а также план истории «Бубнового валета», которому принадлежит особое место среди многочисленных художественных объединений начала ХХ века. Дело в том, что практически каждый художник русского авангарда выставлялся на его выставках хотя бы один раз. Это касается и братьев В. и Д.Бурлюков, и Н.Гончаровой, и В.Кандинского, и М.Ларионова, и К.Малевича, и В.Татлина, и М.Шагала. Если учесть, что рядом с русскими художниками на выставках "Бубнового валета" экспонировались Ф.Леже и А.Матисс, Ф.Марк и Г.Мюнтер, П.Пикассо и Ж.Брак, становится понятно, что это объединение претендовало на участие в общеевропейском движении к обновлению искусства живописи. Куприн писал: «…в одряхлевший мир искусства стали проникать новые элементы… Французское искусство овладело нашими устремлениями, нашими помыслами, и французы стали нашими учителями. Позднее… глаза наши раскрылись на наше русское искусство (древнее), так как оно живо до наших дней и будет жить впереди веков, так как несет в себе элементы «большого искусства», непостижимо большого. Художникам стали доступны фрески древних храмов, иконы, архитектура, лубки, керамика». Исследователи творчества художников, входивших в объединение «Бубновый валет», называют еще одну составляющую их живописи – это предметы народного искусства: расписные подносы, лубочные картинки, деревянные и глиняные игрушки. Именно в натюрмортах Куприна подносы очень часто играют важнейшую композиционную роль. Примером может служить «Натюрморт с синим подносом», приобретенный у автора Иваном Абрамовичем Морозовым для своей знаменитой коллекции и оказавшийся рядом с выдающимися произведениями современной французской живописи. Мягкий, но интенсивный цвет подноса сопоставлен с "горящим" красным и зеленым перцем; белая ("сезанновская") драпировка, белый фарфор кофейника и тарелки заставляют сильнее звучать основные цвета, а центром композиции оказывается даже не сам предмет, а его изображение – цветы на подносе. Натюрморт был одним из самых любимых жанров для всех художников «Бубнового валета», но именно натюрморты Куприна обладают способностью открывать зрителю прекрасное в самых обыденных и будничных вещах. Это кувшины, подносы, чашки, кисти, книги, бутылки разной формы и цвета. Кроме того, художник любил сам делать предметы для своих натюрмортов из дерева, папье-маше, картона – но эти искусственные цветы и фрукты, использованные для жанра «мертвой натуры», обретали в процессе создания картины полнокровную жизненность. Работы Куприна могут служить примером живописного равновесия, продуманного и взвешенного построения композиции. Вспоминая слова А.А.Федорова-Давыдова о "натюрмортности" большинства картин бубнововалетцев, их можно в значительной мере отнести к "Лежащей обнаженной натурщице". Картина явно выстраивается как натюрморт, главным предметом в котором оказывается женская фигура, уложенная художником в не самую удобную с точки зрения живого человека позу. Она окружена традиционным для работ Куприна набором предметов: искусственные фрукты на блюде, металлический кувшин причудливой формы, папки с листами картона на заднем плане. Таким образом женское тело вводится в общую материю картины, как составная часть живописной композиции, выделяясь в ней только своей массой.
       В 1913-1914 Куприн занимался изучением живописи за границей – он жил в Париже, на юге Франции, возвращался в Россию через северную Италию. Тогда же был написан пейзаж "Оливковые деревья. Ментона», показанный на выставке общества художников "Бубновый валет" в 1914 году. Это время, когда "бубнововалетцы" отходят от примитивизма и обращаются к сезаннистской живописной традиции. Куприн пишет вечный мотив оливковых деревьев, растущих на высушенной солнцем земле, движения кисти художника мазок за мазком создают на холсте четкую, архитектоничную форму натуры, избирая для этого сдержанную, серебристо-серо-зелено-голубую гамму красок. Картина проникнута ощущением вечности, безграничности и постоянства природы. Возвратившись в Россию, Куприн обращается к архитектурному пейзажу, и значительное место в его творчестве начала занимать урбанистическая тема («Завод под Москвой», «Фабричный пейзаж под Москвой»). В них художник выстраивает четкие геометрические объемы зданий, из которых «вырастают» ритмические цилиндры труб.
       После 1917 года Куприн, как и многие его соратники по «Бубновому валету» участвовал в плане « Монументальной пропаганды», и, в первую очередь, в оформлении Москвы к революционным праздникам. В 1918 году он стал преподавателем во ВХУТЕМАСе. Весной 1920 года состоялась Всероссийская конференция ВХУТЕМАСа, на которой было решено, что нужно открывать такие мастерские в провинции, и Куприн принял решение уехать в Нижний Новгород, руководить Нижегородско-Сормовскими Художественными мастерскими. Он прожил в Нижнем Новгороде два года, занимаясь педагогической деятельностью, а также выполняя обязанности Председателя секции ИЗО Губрабиса. В конце 1922 года Куприн возвратился в Москву и стал профессором живописи театрально-декорационного отделения ВХУТЕМАСа. Кроме того, он руководил шефской работой по оформлению театров и клубов Красной армии. В 1925 году Куприна избрали профессором керамического отделения ВХУТЕМАСа.
       После возвращения художника в Москву основной темой в творчестве Куприна стал пейзаж: подмосковный, среднерусский, восточного и центрального Крыма, индустриальный пейзаж, начало которому было положено в 1926–1928 годах на заводе им.Петровского в Днепропетровске и который занял преобладающее место в творчестве художника в 1930- е годы.
        С 1928 года Куприн начал преподавать рисунок и живопись в Текстильном институте в Москве. В 1929 году решением Ученого совета Наркомпроса РСФСР от 17 июня был утвержден в ученом звании профессора по кафедре живописи. В конце 1920-х годов были написаны замечательные крымские пейзажи Куприна: «Бахчисарай. Сумерки», «Бахчисарай. Вечер.Чурук-Су, «Бахчисарай. Заброшенная мечеть». Их продолжением можно считать замечательную картину 1937 года «Беасальская долина». В ней нашли свое воплощение те принципы пейзажа-картины, за которые боролся художник, «овеществлено» само понятие пространства и времени, заставляющего зрителя думать о бесконечности Вселенной.
       В тридцатые годы Куприн совершает ряд поездок на нефтяные промыслы в Баку, в Грузию (Тбилиси, Сурамский перевал, Кутаиси), но Гурзуф и Бахчисарай по-прежнему остаются его любимыми местами и постоянными темами для новых картин.
       По возвращении в Крым после Великой Отечественной войны Куприн создал в Феодосии ряд работ: – «Уцелевшие дома», «Феодосия. Полдень», «Феодосия. Карантинная Бухта».
       В 1950-е годы Куприн, несмотря на возраст, продолжает заниматься живописью, правда он больше не может ездить в творческие командировки, но у себя на даче в Песках под Москвой и в Крыму он постоянно пишет пейзажи и натюрморты.
       В 1954 году Куприн был избран членом-корреспондентом АХ СССР, а 13 сентября 1956 года утвержден в звании заслуженного деятеля искусств РСФСР.
        В 1957 году в Москве состоялась персональная выставка А.В.Куприна и скульптора Г.И.Мотовилова.
       18 марта 1960 года Александр Васильевич Куприн скончался.