С.Т.Коненков. Дядя Григорий. 1916

В 1910-х годах уже известный скульптор и зрелый мастер Сергей Тимофеевич Коненков (1874-1871) все чаще в качестве материала предпочитает дерево, которое дает ему возможность наиболее глубоко выразить неразрывную связь с народными эстетическими идеалами. Крестьянская среда была родной для Коненкова, который родился и вырос в смоленской деревне. В начале нового века сказочные образы его детства, воспоминания о родных людях, с которыми он рос, выразились в серии деревянных статуй: "Егорыч-пасечник" (1907), "Лесной старичок" (1912), "Стрибог" (1910), "Еруслан Лазаревич" (1913). Эти фольклорно-фантастические образы выглядят намеренно архаичными, в них ощущается мощная связь с природной душой дерева, с древними языческими верованиями, с народным эпосом.

В 1916 году С.Т. Коненков вырезал из дерева скульптуру "Дядя Григорий", изображающую старика-крестьянина, погруженного в грустные раздумья. Она была впервые представлена публике на выставке того же года, которая проходила в мастерской скульптора на Большой Пресне в Москве. Здесь находилась целая усадьба, включающая судию, флигель, дом, в котором жил сам мастер, а также его домоправитель Григорий Александрович Карасев, послуживший прототипом для скульптуры "Дяди Григория". Помощник и близкий человек, Карасев был частой моделью для Коненкова, который относился к дяде Григорию с большим уважением. Скульптор вспоминал о своем "управителе": "У этого человека был меткий и зоркий взгляд. Говорил он мало, но веско. Я всегда прислушивался к его замечаниям. Каждое слово было глубоко осмысленным, а если он молчал, это было молчание понимающего и думающего человека".

В отличие от более ранних деревянных статуй, здесь скульптор предстает как искушенный мастер, виртуозно владеющий приемами резьбы и знающий особенности материала. Без излишнего пафоса, строго и сдержанно автор повествует о долгой жизни своего героя, о трудно прожитых годах, об испытаниях, которые не сломили твердости духа и внутреннего благородства старика. Сам автор отмечал: "Из двухметрового кряжа я вырубил фигуру народного философа, человека непреклонного характера, нелицеприятного судью жизни. Мне хотелось передать духовное благородство дяди Григория".

Скульптор умело сочетает в работе признаки обобщенного типического образа с портретными чертами конкретной модели. Дядя Григорий показан в полный рост, его фигура с трудом высвобождается из ствола дерева, что подчеркивает слитность героя с природным миром. Лаконичный силуэт скульптуры, скупые художественные средства, используемые автором при моделировке фигуры, усиливают монументальный характер статуи. При этом лицо персонажа автор рассматривает более пристально, перед нами конкретный человек с индивидуальной судьбой, с неповторимыми чертами. Высокий напряженный лоб, впалые щеки, сильные руки с узловатыми пальцами, устремленный вдаль взгляд, поджатые губы - во всем читается внутренняя сосредоточенность, сдержанная энергия и решительность. Босые натруженные ноги, высокий посох, а также аскетичность во всем облике Григория вызывают ассоциации с образами странников, отшельников, стойко преодолевающих страдания и неотступно ищущих истину.

Острота психологической характеристики поднята здесь до символического обобщения, портретный образ становится выражением национального характера. Подобный подход был свойственен для многих скульптур Коненкова, часто в облике и духовном складе различных людей автор выделяет, прежде всего, социально обусловленное и национально-типичное. Народные образы, занимающие у него значительное место, он показывает как характеры сильные и цельные в своей природной естественности. В творчестве мастера возникает своего рода синтетический образ народа, обладающего богатырской мощью и витальностью, обнаруживающего дух свободолюбия и способность к героическим деяниям.

В долгой творческой судьбе С.Т. Коненкова предвоенное десятилетие начала века было одним из самых плодотворных. В эти годы были созданы новаторские, значительные и разнообразные по стилистике работы. Одним из достижений мастера стали произведения, выполненные в дереве, встретившие широкое признание. Деревянная скульптура, с одной стороны, отвечала увлечению народным творчеством, которое охватило многих художников в то время, с другой - в ней наиболее самобытно раскрылась индивидуальность самого Коненкова.

Жукова А.В.

www.radmuseumart.ru

© Саратовский государственный художественный музей имени А.Н.Радищева