И.Н. КРАМСКОЙ. Христос в пустыне. 1872

Образ Христа в русской культуре XIX века имел особое значение. Обращаясь к сюжетам из жизни Христа, художники не ставили перед собой задачи иллюстрировать евангельские тексты. Начиная с картин А.А. Иванова, помимо религиозного содержания в них раскрывались проблемы философско-нравственного характера. В 1860–1880-х годах представителями демократической культуры Христос воспринимался как активный проповедник и являлся олицетворением жертвенности во имя блага людей.

«Христос в пустыне» кисти И.Н. Крамского – многоплановое по содержанию произведение. Художник подробно рассказал об истории его создания в письмах к писателю В.М. Гаршину: «…есть один момент в жизни каждого человека … когда на него находит раздумье – пойти ли направо или налево… Расширяя дальше мысль, охватывая человечество вообще, я … могу догадываться о той страшной драме, какая и разыгралась во время исторических кризисов».

Мучительно размышляя, как рассказать об этом языком живописи, Крамской однажды увидел мысленным взором сидящую в глубоком раздумье фигуру. Образ был настолько явен, что художник стал осторожно всматриваться в эту фигуру. «Его дума была так серьезна и глубока, – пишет Крамской, – что я заставал его постоянно в одном положении. Он сел так, когда солнце было еще перед ним, сел усталый, измученный, сначала он проводил глазами солнце, затем не заметил ночи, и на заре … он все продолжал сидеть неподвижно … это – такого рода характер, который, имея силу все сокрушить, одаренный талантами покорить себе весь мир, решается не сделать того, куда ведут его животные наклонности. Кто это был? Я не знаю».

Художник решил, что это видение как нельзя более точно соответствует тому, что он хотел рассказать: «…мне даже ничего не нужно было придумывать, я только старался скопировать». Это описание Крамского – интересный документ с точки зрения творческого процесса. Размышляя над сложной проблемой, художник увидел ее решение в образе, буквально отлившемся в его сознании в четкие формы со всеми нюансами. Название «Христос в пустыне» усиливает общечеловеческий и общефилософский смысл картины. Удалившись в пустыню, Христос принял решение идти избранным путем посланца Бога и искупителя грехов человеческих.

Вопрос выбора акцентирован не только в образе Христа, но и в построении композиции. Фигура немного сдвинута вправо от формального центра композиции, в котором оказываются скрещенные ладони героя. Основная композиционная ось направлена по диагонали из левого нижнего угла и словно упирается в линию горизонта. Это диагональ восхождения, но герой повернут спиной к движению по диагонали. Если, встав, он пойдет в сторону левого угла картины, то это будет путь назад, если же идти вперед – то это тяжелый путь преодоления, который завален камнями.