В.В. Верещагин. После неудачи. 1868

Впервые к военной теме Верещагин обратился во время своего первого туркестанского путешествия в 1867–1870 годах. В это время развернулись активные военные действия русской армии против бухарского эмирата за присоединение Средней Азии к России. Узнав в апреле 1868 года о том, что бухарский эмир, находившийся в Самарканде, объявил русским войскам «священную войну», художник устремился вслед за армией навстречу неприятелю. «Война! И так близко от меня! В самой центральной Азии! Мне захотелось поближе посмотреть на тревогу сражений...»

Верещагин не застал сражения, развернувшегося на подступах к Самарканду 2 мая 1868 года, но содрогнулся перед картиной его трагических последствий: «Я никогда не видел поля битвы, и сердце мое облилось кровью».

Небольшая по размерам работа «После неудачи» и парная ей «После удачи» (обе 1868 г.) – две притчи, раскрывающие трагические последствия сражений, жестокие нравы в среде обеих воюющих сторон.

Навеянная событиями самаркандской обороны, за участие в которой художник был награжден орденом Георгия, картина «После неудачи» – проста и выразительна. У пролома крепостной стены, на первом плане холста, груда мертвых тел – убитые в недавнем бою бухарцы. К зрителю обращено молодое и даже красивое лицо одного из них. Рядом с убитыми изображены русские солдаты, спокойно стоящие и беседующие среди трупов поверженных неприятелей. В картине звучит явное осуждение художником полного равнодушия к смерти людей, отвратительное огрубление и очерствление душ, порожденное войной.

Такая трактовка событий явилась новым словом в отечественной батальной живописи, по давней традиции возвышавшей военные сражения и их участников как рыцарей доблести и победы. Уже здесь Верещагин положил начало своим последующим сериям антимилитаристских картин.