П. И. Чайковский

Симфония № 3  ре мажор, соч. 29

 

История создания

            О создании Третьей симфонии сохранилось мало документальных сведений (во всяком случае, меньше, чем о создании других произведений П. Чайковсокго). Композитор написал ее летом 1875 года в Усове, куда уехал в конце мая, как только закончились экзамены в консерватории. К этому вемени он уже был автором, помимо двух симфоний, двух струнных квартетов, оперы «Опричник», музыки к пьесе А. Островского «Снегурочка», симфонической фантазии «Буря», оперы «Кузнец Вакула» и, наконец, Первого фортепианного концерта. Одним словом, это был уже совершенно сложившийся мастер со своей яркой неподражаемой индивидуальностью. В течение июня черновые эскизы симфонии были, по-видимому, закончены, так как 29 июня, когда композитор переехал в имение Н. Д. Кондратьева Низы, он сразу же приступил к инструментовке клавира. К сожалению, черновики симфонии утрачены, и мы не имеем возможности выяснить, в каком порядке произведение сочинялось (ясно ведь, что отнюдь не всегда большое произведение, причем не только музыкальное, но, напрмер, литературное, в частности, роман, пишется попорядку от начала до конца). Известно, что сначала инструментованы были две последние части, затем уже первые три части. Как бы то ни было, вся работа заняля два месяца, что ясно говорит о необычайной увлеченности композитора. Новая симфония была впервые исполнена в Москве 7 ноября 1875 года. Дирижировал, как и премьерами первых двух симфоний, Н. Г. Рубинштейн. Уже в начале следующего года – 24 января – симфония прозвучала в Петербурге, под управлением Э. Направника. В обеих столицах произведение имело большой успех. В 1877 году издательство Юргенсон выпустило партитуру, что, несомненно, содействовало мировому распространению симфонии. В 1879 году Третья симфония впервые прозвучала в Нью-Йорке. Однако по сравнению с другими симфоническими произведниями Чайковского Третья симфония не стала популярной, и даже в наши дни ее играют реже, чем другие симфонии композитора. Среди них Третья стоит особняком: единственная пятичастная, она к тому же и единственная у него, написанная в мажорной тональности, все остальные – в минорных. Программность в ней отсутствует, господствующее положение занимают сетлые, радостные образы, несколько картинно-зрелещного характера. Сам композиторговорил о ней: «Сколько мне кажется, симфония эта не представляет никаких особенно удачно изобретенных идей, но по части фактуры она шаг вперед. Всего более я доволен первой частью и обоими скерцо». Под скерцо композитор подразумевает, помимо четвертой части, которая так и называется, еще и вторую часть. Вскоре после этой симфонии Чайковский приступит к созданию своего балетного шедевра - «Лебединое озеро». И если взглянуть на творческое наследие композитора этого периода ретроспективно, то окажется, что Третью симфонию многое связывает с будущим балетом. Но также и с непосредственно перед ней написанным Первым фортепианным концертом. Для тематического материала симфонии характерна большая содержательность и значительность. Каждая тема в симфонии – это развитой музыкальный образ.

Музыкальное содержание

            Первая часть. Introduzione e Allegro. Первая часть начинается медленным вступлением, оно пронизано скорбью и трагизмом. Но постепенно колорит светлеет. Форма первой части – так называемое сонатное Allegro. При всем разнообразии вариантов этой формы в мировом музыкальном наследии (среди шедевров не найдется двух одинаковых, как не найдется, например, двух одинаковых готических соборов), основные принципы построения соблюдаются. Это значит, что оправдываются ожидания услышать в такой форме главную партию, побочную, связующую и заключительную (краткая характеристика этих партий и объяснение, почему они так называются, даны в описании Первой симфонии Чайковского). С точки зрения формы важно, что здесь всегда наличествуют экспозиция (первый раздел) и реприза (третий раздел), а средний раздел представляет собой либо (чаще всего) разработку музыкального материала экспозиции и потому так и называется - разработка, либо (значительно реже) совершенно новый музыкальный материал, и в таком случае называется эпизодом. В данной части мы имеем дело с традиционной сонатной формой, в которой средняя часть – разработка. Главная партия в этой симфонии, словно освободившись от нависшего над ней гнета, звучит пышно и празнично. Побочна партия – свободно дышащий напев, который сначала звучит у гобоя, а затем его проводят другие деревянные инструменты и струнные. Разработка привносит черты драматизма, что достигается за счет введения нескольких новых мелодий. Реприза и ликующая кода, построенная на материале главной партии, утверждают основные настроения этого яркого и эффектного Allegro.

 

            Вторая часть. Alla tedesca. Allegro moderato e semplice. Ремарка Alla tedesca означает: «в немецком духе». Она не часто встречается, но один, быть может, самый яркий образец для сравнения хочется привести: первая часть фортепианной сонаты № 25, ор. 79 Бетховена отмечена этой ремаркой. Эта часть симфонии ближе всего по характеру к «Лебединому озеру», во-первых, по жарнру – он здесь танцевальный, это вальс, во-вторых, здесь преобладают светлые, нежные образы, еще не омраченные жизненными бурями, как и в первых актах балета. Тема как бы колеблется между мажорным и минорным ладом, что придает ей мечтательный характер. Особенно тепло и эмоционально звучит тема вальса, когда композитор поручает ее струнным инструментам. Это уже совсем «балетная» мелодия, явственно напоминающая темы вальсов «Леьединого озера» и еще можно добавить - «Спящей красавицы». Средний раздел части – трио – вовдит новый образ и новый колорит, котиорый можно определить как «лирико-скерцозный». В конце вальса Чайковский придает музыке исключительную поэтичность.

 

            Третья часть. Andante elegiaco. Эта часть наиболее значительна по образному содержанию; в ней выражено глубоко личное чувство. В сущности, это – элегия. Это Andante построено совершенно иначе, чем медленные части предшествующих симфоний и квартитов: в нем даны внутренние контрасты в переделах одного раздела формы, в частности, главиной партии. Тематизм Andante богат и многогранен. Andante написано в свободно трактованной сонатной форме, в которой разрабоотка – редчайший, если не единственный случай – является одновременно репризой (закглючительным разделом) главной партии. Главная партия включает в себя три темы. В этом разделе ощущается отсутствие широкого развития и, можно констатировать, некоторая скованность. Побочная партия, в которой развивается лишь одна широко распетая лтрическая тема, контрастирует главной партии своим ярко выраженным движением образа к кульминации. Темы главной партии родственны между собой и одновременно глубоко контрастны. Основным музыкальным зерном является первая тема. В ней чувствуется «осеннее настроение», скорбь об умирающей природе, сожаление о прошедшем. Не случайно ее сходство с одной из самых популярных фортепианных пьес Чайковского «Осенняя песня» из цикла «Времена года», который будет написан меньше чем через год после Третьей симфонии. Следующая затем тема у фагота - новая мрачная декламационная фраза; она предвосхищает тему главной партии первой части Пятой симфониии. Фатальное начало, рожденное невозможностью вырваться из замкнутого «магического» круга, выражено здесь более лаконично и сурово. И вдруг, как яркий луч солнца, согревающий осеннее умирание природы, прорывается новый мотив, настойчиво зовущий к жизни. Появляется новый прекрасный мелодический образ - лирическая тема побочной партии. Вначале она сходна с прекрасной песней, может быть, своего рода колыбельной, убаюкивающей и успокаивающей, но постепенно в ней появляется страстное и горячее чувство, в кульминации до патетики душевных  излияний. Некоторым эта тема может показаться вальсом – она написана в вальсовом трехдольном размере – но это совсем не такой вальс, как в предыдущей части. Здесь это прекрасная гибкая и выразительная мелодия, звучащая как гимн любви. Постепенно все шире, все более распеваемая, она достигает драматической кульминации. Затем постепенно спадает эмоциональное напряжение, уходит порыв, и затухающая мелодия в последний раз звучит как напоминание о пережитом.

 

Четвертая часть. Скерцо. Allegro vivo. Это еще одно скерцо в симфоническом цикле. Оно увлекает слушателя в мир фантастики. Отдельные инструменты и их группы перекликаются, создавая мрачную, тревожащую воображение картину. Воздушная фактура, колоритные гармонии и оркестровка, очень быстрый темп – все это заставляет отнести эту часть к причудливым, фантастическим скерцо, которые иногда появляются в ряду более часто встречающихся народно-жанровых характеристических скерцо в симфонических и сюитных циклах Чайковского. Явное сходство скерцо Третьей симфонии с будущим скерцо программной симфонии «Манфред» («Фея Альп является в брызгах водопада») позволяет предположить, что образное содержание скерцо Третьей симфонии связана с миром «духов природы». Во всей это части есть единственный контраст – между крайними разделами и средним (трио). Внутри же больших построений господствует один характер. Трио (средний раздел скерцо)- таинственный марш, в котором слышится один и з мотивов траурного вступления симфонии. Не раз указывалось на сходство одной из тем скерцо с образом графини в опере Чайковского «Пиковая дама». В причудливо искаженном звучании он вызывает ассоциации с шествием злых сил.

 

Пятая часть. Финал. Allegro con fuoco. Финал построен в форме так называемого рондо-сонаты, то есть в форме, соединяющей в себе особенности двух, в сущности, разных музыкальных форм. Финал ярок, полон блеска. Торжественный и несколько холодный полонез – первая тема – создает смысловую арку во всем цикле, перекликаясь с праздничной главной партией первой части симфонии. Вторая тема финала – широкий распев в духе народных мелодий. Третья тема представляет собой второй эпизод формы рондо.1 Она носит шутливый характер. Вместо разработки в этой части повторяется начало полонеза («А»), на основе первых тактов которого композитор развертывает довольно пространное фугато2, создающее нарастание звучности, приводящее к большой кульминации. Заканчивается Третья симфония величественным апофеозом.

Примечания:

1 Форму рондо можно представить себе в виде чередование так называемого рефрена, который постоянно возвращается (его можно обозначить символом «А»), как правило, в одном и том же виде, и различных по настроению и характеру, конечно же, по музыке, эпизодов («В», «С», «D» и так далее). В целом получается следующая конструкция:

А – В – А – С – А – D – … A

2 Фугато – эпизод, который начинается как фуга, то есть полифонически, но затем переходит в музыку гомофонно-гармонического склада. Фугато часто используется в качестве одного из приемов разработки тематического материалы в произведениях более или менее крупной формы – симфониях и сонатах.

© Александр МАЙКАПАР