АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Древняя азербайджанская литература. Азербайджанцы принадлежат к разделенным по реке Аракс в силу исторических обстоятельств народам и занимают территорию, называющуюся Азербайджаном и примыкающую к юго-западному и южному Каспию. Она входила в течении многих веков в состав Персидской империи, и большая часть азербайджанцев, точнее, две трети ее, и поныне живет в Иране, а малая с 1813–1828 по 1917 обитала в Российской империи. В 1918–1920 северный Азербайджан был суверенным государством, в 1922–1991 входил в состав СССР, образуя союзную республику, а с 1991 – государство, представленное в ООН и других международных организациях.

Самоназвание азербайджанцев до начала 20 в. – огузы, тюрки, в российской империи – «закавказские татары» (при царизме все тюркские народы назывались «татарами», отличаясь по месту обитания: «казанские», «тобольские», «крымские», «кавказские» и т.д.). Нынешнее название общепринято как народом, так и международным сообществом.

В духовной истории азербайджанского народа можно выделить, начиная с незапамятных времен, ряд этапов: языческий (следы запечатлены в наскальных изображениях), зороастрийский (образцы устного народного творчества в текстах Авесты, культовые сооружения огнепоклонников, элементы быта, празднества), агвано(албано)-христианский (сохранившиеся и поныне агванские церкви, поэма Давдака На смерть великого государя Джеваншира), мусульманский (с принятием ислама в 7–8 вв). В основе традиций азербайджанской культуры – также древние общетюркские тексты.

Письменная азербайджанская литература восходит к традициям Ближнего Востока и в 7–11 вв. в связи с включенностью в орбиту ислама развивалась на арабском языке, а в 10–13 вв., наряду с арабским, – и на фарси, языке Персидской империи.

На родном языке литература бытовала в многообразном устном народном творчестве (песни любовные, обрядовые, трудовые, шуточные, героические, четверостишия-баяты или рубаи, двустишия-месневи, сказки богатырские и бытовые, исторические сказания, притчи, прибаутки, анекдоты и т.д.).

Письменная поэзия на арабском и фарси достигла расцвета в Багдаде, Тебризе, Гяндже и Ширване и других культурных центрах Ближнего Востока. Известные поэты 10–14 вв. – Абульгасан Ардебили, Бакуи, Пир Гусейн Ширвани, Гатран Тебризи, Хатиб Тебризи, Мехсети-ханум Гянджеви, Абу-ль Ала Гянджеви, Низами Гянджеви, Хагани, или «Царственный», Фелеки Ширвани, Изеддин Ширвани, Шамс Тебризи, Авхади Марагаи, Ассар Тебризи были азербайджанцами.

Обрел славу Абу-ль Ала Гянджеви (12 в.), удостоенный титула «малик уш-шуара» («царь поэтов»). До нас дошли его социально-философские оды-касыды, отличающиеся виртуозностью стиля. Широкую популярность и успех имели газели, рубаи и касыды поэта Хагани (1120–1194), его поэма Подарок двум Иракам, в которой дано описание его путешествия по Ближнему Востоку, элегия Хабсие, или Тюремное, о превратностях судьбы.

Вершиной восточной поэзии явилось творчество крупнейшего мыслителя и гуманиста Низами Гянджеви (1141–1209). Его поэмы, объединенные в Хамсе, или Пятерице, – Сокровищница тайн (1177), Хосров и Ширин (1181), Лейли и Меджнун (1188), Семь красавиц (1197), Искандер-наме (1203, Книга об Искандере – Александре Македонском в 2-х ч.: Шараф-наме, или Книга славы, и Икбал-наме, или Книга судьбы), отразили в ярких характерах и занимательных сюжетах общечеловеческие идеи любви и верности, добра и благородства, философию жизни и смерти, губительные страсти наживы и властолюбия (поэту установлены два памятника в России – в Москве и Чувашии).

Во всех жанрах восточной поэзии творил поэт Авхади Марагаи (1274–1338). Его сборник стихов состоял из 15 тысяч бейтов-двустиший. Он автор поэмы Джами-Джам (1334), или Чаша Джамшида, мифологического царя, отражающая мирские события и судьбы людей, в которой выразил религиозно-философские и этические взгляды, воспел силу знаний, культ путешествий, величие труда.

Из обширного и многогранного художественного и научного наследия поэта и ученого Ассара Тебризи (1325–1390) сохранилась аллегорико-романтическая поэма Мехр и Муштари (1376), произведение, в котором воспеты благородные качества человека, его духовная красота, побеждающие низменные страсти, козни и коварства. Он автор большого труда Суждения о числе рифм по поэтике.

На азербайджанском языке письменная литература складывалась, начиная с 13 в., в творчестве поэта Гасаноглу – до нас дошли две его газели: на азербайджанском и фарси. При этом надо заметить, что азербайджанская газель по форме столь виртуозна и богата поэтическими фигурами, отточена стилистически, что могла появиться лишь на лоне развитой азербайджаноязычной письменной литературы, так что можно отодвинуть вглубь хронологические рамки ее формирования. Среди образцов лирической поэзии – нравоучительная поэма анонимного автора Дастани-Ахмед Харами, а также Гиссеи-Юсуф Гул-Али. К 11–12 вв. относится формирование в качестве письменного эпического памятника ранее изустно бытовавших сказаний Китаби Деде КоркудКнига моего деда Коркуда на языке племени огузов (огузы – это азербайджанцы, туркмены и турки), созданного ритмизованной прозой и оказавшего влияние на последующее развитие азербайджанской литературы. См. также АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ЯЗЫК.

Высокие образцы поэзии на азербайджанском языке создал Насими, крупнейший поэт конца 14 в., автор большого сборника стихов. Он был также одним из идеологов движения хуруфидов, утверждавшего единство человека с Богом («Аллах – это я!»). Греховным считались его строки о величии человеческой личности: В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь, Я суть, я не имею места – и в бытие я не вмещусь… Я сотворение вселенной, – но в сотворенье не вмещусь… (перевод К.Симонова). С целью распространения идей хуруфизма поэт предпринял путешествие по Ближнему Востоку, и в городе Алеппо был схвачен толпой фанатиков и казнен – с него живьем содрали кожу.

Значительно поэтические наследие Хатаи, он же – Шах-Исмаил 1 (1485–1524), родоначальника тюркской шахской династии Сефевидов в Персидской империи, при правлении которого азербайджанский язык был объявлен вторым государственным языком страны. Им был создан большой сборник лирических стихотворений, ряд других произведений назидательного, философского характера: поэма Дех-наме (Десять писем), Насихат-наме (Книга нравоучений), газели о любви, вечной душе, духовном величии человека: До сотворения мира началом начал был я… Аллахом, который небо и землю зачал, был я… Тем, кто в неверном мире все отрицал, был я… (перевод Б.Лебедева и Л.Кацнельсона). Хатаи написал первую поэму на азербайджанском языке на распространенную в восточных литературах библейскую тему об Иосифе Прекрасном Юсиф и Зулейха.

В поэтическом ряду выдающихся азербайджанских поэтов следует назвать Хабиби (1470–1520), заслужившего при дворе шаха Исмаила Хатаи титул «царя поэтов». Он был учителем великого поэта-философа Физули (1498–1556), с именем которого связан расцвет азербайджанской литературы.

Физули жил и умер в священном для мусульман городе Кербела, где покоится прах имама Гусейна, внука пророка Мухаммеда, и здесь изучил философские и богословские науки, историю, логику, поэтику и стихосложение, восточные языки. Творил, главным образом, на азербайджанском, но оставил немало сочинений на арабском языке и на фарси. В традициях восточной поэзии псевдоним поэта непременно упоминается в последних строках сочинения; стихи его, насыщенные яркими образами, стремительно распространялись, и он, дабы уберечь их, оградить от присвоения чужими, избрал неблагозвучный, отталкивающий псевдоним «Физули», т.е. «человек, сующий нос не в свои дела». Славу Физули принесли его газели, а также лиро-эпическая поэма Лейли и Меджнун (1537), в которой любовный сюжет одноименной поэмы Низами разработан на азербайджанском языке с опорой на традиции устной народной литературы. Он воспел Слово, которое из истины силу берет. Если слово захочет, будут море и суша покорны ему. И куда б я его не послал, слову чужды почет и казна. Слово, взявши страну, никого не заточит в тюрьму (перевод Вл. Луговского).

Физули явился также родоначальником художественной прозы на родном языке – остро-социального повествования Шикает-наме (Книга жалоб, прибл. 1550) о тяготах жизни, о преступном безразличии власть имущих к бедам народа, создал ряд аллегорических рассказов, притч, поэм – Гашиш и вино, Спор плодов, Семь чаш, Друг сердца, Здоровье и недуг, Гуляка и аскет. Философский трактат Восход верований, созданный на арабском, свидетельствует о всесторонней образованности Физули, вовлекающего в сферу рассмотрения труды и взгляды Платона, Аристотеля, Гераклита, интерес к которым на мусульманском Востоке в средние века был велик.

Литература 18 – нач. 20 вв. Формирование на языке народа новой азербайджанской литературы обозначилось в многогранном творчестве Вагифа (1717–1797), поэта и государственного деятеля, везира Карабахского ханства, его современника и друга Вагифа, почти всю жизнь прожившего в Грузии при дворе грузинского царя Ираклия II, Нишата Ширвани (ум. в 1766), Ага Масиха Ширвани (18 в.) и Видади (1709–1809).

Ага Масих Ширвани – автор пятистиший-мухаммасов, газелей, воспевающих любовь, услады жизни, отцовство, красоту природы, осуждающих бесчестие и лицемерие. До нас дошли отрывки из его поэмы Шахнаме (подражание одноименной эпопее Фирдоуси), посвященной правителю Кубинского ханства Фатали-хану (1736–1789), который пытался объединить разрозненные вассальные азербайджанские ханства в единое независимое государство.

Поэт-философ, лирик, певец любви Вагиф до совершенства довел на азербайджанском языке формы письменные (газель, мухаммас, мустезад, месневи и др.) и народно-поэтические (гошма, таджнис), получившие в дальнейшем широкое развитие в литературе.

Первые образцы устной народной поэзии певцов-ашиков, которые сочиняли мелодии к своим стихам и исполняли их на музыкальном инструменте – сазе или кеманче, относятся к 15–17 вв. (Курбани, Диварганлы Аббас, Сары-ашик), но расцвета она достигает в 18 в. (Хаста Касум, Дилгам Валех, Шиксте Ширин, Саят-Нова – он творил на трех языках: армянском, грузинском, но более всего оставил песен на азербайджанском).

Получают популярность устно-поэтические памятники: героический эпос Кероглу, героико-романтические дастаны-сказания Шах Исмаил и Ашик Гариб, драматические любовные сказания Асли и Керем, Аббас и Гюльгез, демонстрирующие синтез жанров: поэзии и прозы, поэзии и драматургии. Развиваются поэтические формы баяты и рубаи, сложнофигурные гошма, виртуозные «додагдеймез», т.е. стихи, построенные на губынекасаемых звуках, и.т.д.

Прославился дастан Асли и Керем о любви мусульманина Керема к христианке Асли с редким для произведений народного творчества трагическим финалом – гибелью влюбленных в результате козней отца девушки Кара-Кешиша, «Черного священника». Сюжет был популярен на Кавказе, в Средней Азии, на Ближнем Востоке.

19 в. – новая эра в истории литературы, связанная с изменением социо-культурной ориентации народа в результате присоединения к Российской империи всех азербайджанских ханств к северу от реки Аракс в ходе двух русско-персидских войн первой трети века. Здесь следует прежде всего назвать писателя, ученого-историка, просветителя и общественного деятеля, сына бакинского хана Мирзы Мухаммеда II (1784–1791) Бакиханова Аббаскули Ага (1794–1847), чей псевдоним «Гудси», т.е. «посетивший эль-Гудс», означающий «Святыня», – Иерусалим.

Бакиханов служил в Кавказском корпусе под началом генерала А.Ермолова и, как знаток арабского, персидского, тюркского и русского языков, был приглашен переводчиком в Тифлис – канцелярию царского наместничества на Кавказе, прослужил до чина полковника, участвовал в 1826–1829 в войнах России с Персией и Турцией, выступал переводчиком на переговорах А.С.Грибоедова с сыном шаха Ирана – наследным принцем Аббас-Мирзой при заключении Тюркманчайского договора 1828. Бакиханов предпринял в 1833 путешествие по России, был в Петербурге, Варшаве, Риге, Одессе, познакомился с А.С.Пушкиным. Среди друзей Бакиханова – В.К.Кюхельбекер, А.А.Бестужев-Марлинский, деятели армянской и грузинской культур Х.Абовян и А.Чавчавадзе, польский поэт Тадеуш Заболоцки. С именем Бакиханова связано развитие художественной прозы: он автор лирико-романтической повести Книга об Аскере (1830), восходящей к традициям народно-поэтических сказаний, построенной на чередовании прозы и поэзии. Художественное творчество Бакиханова включает сатиру (Обращение к жителям Тебриза, Жалобное послание крестьян к шаху), любовную лирику, басни, в т.ч. переводы из Крылова, повествовательные стихи автобиографического характера, стихи-письма, сочинения религиозно-философские, просветительские (Тайны небес, Книга наставлений, Улучшение нравов, Собрание святостей и др.), утверждающие идеи демократизма и свободомыслия, пользу знаний, жизнь по этическим заповедям. Одно из его значительных произведений – историко-географический труд Гюлистани-Ирем (Райский цветник, 1843–44), излагающий историю Азербайджана и Дагестана с древнейших времен до присоединения к России в 1813.

К образцам прозы в этот период относятся также сочинение сына последнего хана Куткашена Насрулла Солтана – Исмаил-бека Куткашенли (1801–1861), царского офицера, дослужившегося до чина генерала, автора сентиментальной повести Рашид-бек и Саадет-ханум, созданной на французском языке и опубликованной в Варшаве (1835), а также путевого дневника о паломничестве-хадже в Мекку и Медину.

Новым словом в азербайджанской литературе явилась социальная сатира К.-бека Закира (1784–1857), бичующая пороки своего времени, лихоимство чиновного люда, жадность купцов, жестокость помещиков.

Продолжателем философско-любовной лирики азербайджанских поэтесс-женщин, прежде всего, Мехсети-ханум Гянджеви (12 в.), выступила Хуршид-Бану Натеван (1830–1897), или «Хан-кызы», дочь Мехти-Кули-хана, последнего хана Карабаха из династии Джеванширов. В те годы под влиянием поэта-просветителя С.А.Ширвани (1835–1888) в Шемахе, Баку, других городах Азербайджана появляются литературные меджлисы-кружки. Знаменит был поэтический кружок Натеван в Шуше.

В творчестве М.Ф.Ахундова (1812–1878), писателя, реформатора языка, философа-материалиста, высокообразованного человека своего времени азербайджанская литература обрела новую реалистическую направленность. Ахундов первый понял значимость в развитии национальной литературы творческого взаимодействия, контактов и связей с русской литературой – его элегическая поэма На смерть Пушкина, созданная по горячим следам гибели поэта, была переведена А.А.Бестужевым-Марлинским и опубликована в том же 1837 в журнале «Московский наблюдатель». Шесть пьес Ахундова о нравах современного общества (1850–1855) и повесть Обманутые звезды (1857) оказали существенное влияние на последующее развитие азербайджанской литературы.

В тот же период просветителем и ученым-естествоиспытателем Г.Зардаби (1837–1907) впервые издавалась на азербайджанском языке газета «Экинчи» («Пахарь», 1875–1877), которая заложила основы демократической печати в Азербайджане.

20 в. начался под знаком подъема национально-общественного самосознания, развития политической активности народа в результате революционных событий 1905 и февраля 1917. Появились школы с преподаванием на родном языке, издавалось множество газет и журналов: «Шарки-Рус» («Русский Восток»), «Хаят», «Седа», «Гюнеш» «Иршад», «Молла Насреддин», «Дебистан», «Фиюзат», «Бахлул» «Зембур», «Мектеб» и др., создавались реальные условия для интенсивного развития литературы, формирования крупных творческих индивидуальностей. Среди них следует, прежде всего, назвать драматурга Н.-бека Везирова (1854–1926), прозаика, драматурга, издателя Дж. Мамедкулизаде (1866–1932), поэта Сабира (1862–1911).

Везиров Наджаф-бек создал, подобно А.Островскому в русской литературе (его называли «азербайджанским Островским»), драматургическую школу. Его комедии, драмы, трагедии (Сценка домашнего воспитания, Нет корабля без якоря, Камень, брошенный вослед, угодит в пятку, Имя есть, а самого нет, Из дождя да в ливень, Горе Фахраддина, Страсть к наживе и др.) способствовали развитию азербайджанского театра.

Один из титанов азербайджанской литературы, поэт Сабир продемонстрировал неисчерпаемые возможности азербайджанского языка, насытил стих острыми социально-политическими идеями, яркой многокрасочной образностью и экспрессивностью, создал поэтическую школу. Одно из первых произведений Сабира – К согражданам мусульманам и армянам (1905) направлено против тех, кто провоцирует вражду между азербайджанцами (в стихотворении – «мусульмане») и армянами: Какой же дьявол злой стучится в братский дом?.. / Вот оглянись кругом: резня по городам, убийства и погром!.. (перевод П.Антокольского). Он широко использовал в поэзии формы внутреннего монолога, диалогические формы, уходящие корнями в традиции азербайджанской народной литературы. Сабир сказал о собственном народе много горького, клеймил его пассивность и незрелость. Впервые в азербайджанской литературе примененный им прием саморазоблачения персонажа, отточенный до совершенства, – настоящее художественное открытие. В самоизлияниях власть имущих их откровенность дана на уровне цинизма, искажены понятия и представления о добре, запятнана честь, ибо высшая их цель – стращать и насильничать ради наживы. Всю нацию собрав в кулак, сумей ее увлечь! / О благе ближних толковать да не скупится речь! / Привычны мы валить и бить, кромсать, топить и жечь! / И в кровь загнать коней своих, и головы отсечь! / Свобода? Равенство? Ну да: за строем строй идет! / Эй, не зевай! Раздавит конь! Народ лихой идет! (перевод Г.Асанина).

Дж.Мамедкулизаде известен под псевдонимом популярнейшего на Востоке персонажа – Моллы Насреддина, ибо выпускал одноименный журнал (1906–1931), сыгравший значительную роль в развитии азербайджанской литературы. Один из азербайджанских литераторов, перефразируя Достоевского, который сказал, что «все русские писатели вышли из Шинели Гоголя», утверждал, что азербайджанские писатели вышли из Почтового ящика Мамедкулизаде. Этот рассказ, как и все его многогранное творчество – цикл повествований Пропажа осла о событиях в деревне со знаменательным названием Данабаш, или Телячьеголовый, притча Конституция в Иране (Иран тут – метафора деспотического государства, где народ не понимает, что такое «конституция», данная ему шахом, и каждый жаждет скорее получить свою долю от этой конституции, которая оказывается ни к чему непригодным клочком бумаги), рассказы Уста Зейнал, Петух Пирверди, драматургия (в частности, пьеса Мертвецы), обозначили начало новой эры в азербайджанской литературе. Произведения пронизаны тонким психологизмом, любовью и болью, отражают типические черты народа: его благородство и социальную пассивность, стремление к лучшей доле и духовную незрелость, жажду справедливости и засилие предрассудков. Общеизвестно, что литературы, большие и малые, более или менее известные, развиваются во взаимодействии друг с другом. Пять поэм великого Низами, о чем было сказано выше, вызвали множество иных «пятериц» в литературах народов Востока: сюжеты в них схожи, но каждый писатель находит свое неповторимое в заранее заданном повествовании. Комедия Мертвецы Мамедкулизаде перекликается с Мертвыми душами и Ревизором Гоголя. Недаром Мамедкулизаде в эпиграфе к одному из своих рассказов воскликнул: «Да благословит Аллах твою память, Гоголь!»

В Мертвецах писатель затрагивает важнейшие проблемы человеческого сообщества, бытия сородичей, вскрывает нравственные, этические проблемы своего времени. В азербайджанский захолустный городок прибывает авантюрист, выдающий себя за Святого, который обладает даром воскрешать мертвых, но когда наступает время реального воскрешения умерших, случается неожиданное: каждый, кто еще недавно исступленно просил за родных и близких, отказывается от своей просьбы – прошли первые сердечные порывы, наступило отрезвление: сын не желает воскрешения отца, ибо наследство уже поделено, вдова вышла замуж за другого и вовсе не желает, чтобы воскрес первый муж, брат наложил лапу на имущество брата и т.д.

Журнал «Молла Насреддин» Мамедкулизаде сформировал плеяду выдающихся писателей. Среди них следует назвать драматурга и прозаика Абдурагимбека Ахвердова (1870–1933), который в годы учебы в Петербурге написал произведения на родном языке: комедию Поешь гусятины – познаешь вкусятины (1892), трагедии Разоренное гнездо (1896) и Несчастный юноша (1900) о крахе патриархальных устоев, сатиру Колдунья Пери о силе косности и предрассудков, историческую драму Ага Мухаммед-шах Каджар (1907) о критике деспотического правления. Впоследствии на страницах журнала «Молла Насреддин» публиковал сатиры и юмористические рассказы Письма воскресшего из ада, Бомба, Мои олени, Путешествие Мозалан бека, Святой очаг, Сборище святош, Шейх Шабан, в которых подвергал критике нравы своего времени, стяжательство и корыстолюбие власть имущих, алчность служителей культа.

Видную роль в развитии азербайджанской литературы конца 19 – начала 20 вв. сыграл Нариман Нариманов (1870–1925), публицист, драматург, прозаик, государственный деятель, председатель ЦИК СССР (похоронен на Красной площади), автор трагедий Невежество (1894) и Надир-шах (1899), «маленького романа» Бахадур и Сона (1896–1908) о трагической любви азербайджанца и армянки, переводчик Ревизора Гоголя (1892).

Литература 1920–1980 гг. Значительным этапом в развитии литературы стал советский период (1920–1980), ознаменованный успехами во всех видах, жанрах и стилях. Азербайджанская литература в лучших образцах вышла на мировую арену, стала, благодаря переводам на русский язык, известной многим народам. Наряду с традициями собственной литературы, в русле которых она развивается, появились новые тенденции, связанные с влиянием литератур русской и других народов СССР, с которыми азербайджанская словесность включилась в процесс активного взаимодействия в системе единой советской литературы.

Поэзия расширила тематические горизонты, стала многообразной по стилевой палитре, выразительно-изобразительным средствам. Среди множества достойно представляющих азербайджанскую поэзию имен, исчисляемых десятками, следует, прежде всего, назвать Самеда Вургуна (1906–1956, именем поэта названа улица в Москве) – лирика, драматурга, видного общественного деятеля, переводчика на азербайджанский романа в стихах Пушкина Евгений Онегин. Стихотворение С.Вургуна Азербайджан стало поэтическим гимном родины: Можно ли душу из сердца украсть? – Никогда! / Ты – дыханье мое, ты – мой хлеб и вода! / Предо мной распахнулись твои города. / Весь я твой. Навсегда в сыновья тебе дан, / Азербайджан, Азербайджан!

В наследии поэта Шахрияра (1905–1988) не только осуществился синтез творчества на двух языках: фарси и азербайджанском, но была выражена – в знаменитой поэме, созданной на азербайджанском, Привет горной гряде Гейдарбаба! – идея единства разделенных культур азербайджанского народа. Сулейман Рустам (1906–1989) – поэт острой социальной проблематики, певец родного края; Микаил Мюшфик (1908–1939), в чьих эпических поэмах и лирике отразилось духовное богатство народа; Расул Рза (1910–1981) – реформатор азербайджанского языка.

Известны поэты старшего, среднего и младшего поколений: А.Джавад (1892–1937), Мамед Рагим (1907–1977), О.Сарывелли (1905–1990), М.Дильбази (1912–2002), Н.Рафибейли (1913–1981), А.Вахид (1895–1965), Г.Ариф (1924–1992), Габиль (1926), А.Керим (1931–1969), Н.Хазри (1924), Б.Вагабзаде (1925), А.Кюрчайлы (1928–1980), Х.Р.Улутюрк (1932–1994), М.Араз (1933), Дж.Новруз (1933–2003), Т.Байрам (1934–1991), Ф.Мехти (1934–2003), Н.Гасанзаде (1931), М.Исмаил (1939), Ф.Садых (1930), В.Самедоглу (1939), Ф.Годжа (1935), С.Рустамханлы (1946), Р.Ровшан (1946), М.Якуб (1937), В.Баятлы–Онер (1949), Н.Набиоглу (1954) и др.

Развивалась ашикская поэзия, продолжившая устно-поэтические традиции азербайджанской литературы, – философичная, афористичная, яркая образностью, богатая игрой слов: Ашик Алескер (1821–1926), оставивший богатое многожанровое наследие, Г.Бозалганлы (1868–1941), Ашик Шамшир (1893–1980), Г.Джаван (1916–1985), Панах (1926–1978).

В 20 в. в литературе Азербайджана рождается жанр эпопеи (Тебриз туманный М.С.Ордубади (1872–1950), Война Абульгасана (1904–1986), Шамо С.Рагимова (1900–1983), Половодье М.Гусейна (1909–1965), исторический роман (В крови Ю.В.Чеменземинли (1887–1943), Зангезур Э.Аббасова (1905–1957), Манифест молодого человека Мир Джалала (1908–1978), Наступит день М.Ибрагимова (1911–1993), Буйная Кура И.Шихлы (1919–1995), Мост Худаферин Ф.Керимзаде (1937–1989), Звучит повсюду голос мой А.Джафарзаде (1921–2003), Фатальный Фатали Ч.Гусейнова (1929) и др.). Формируется остро-социальная психологическая проза: рассказы С.Гусейна (1887–1937) и Т.Шахбази (1889–1938), повести Саз и Звук свирели И.Гусейнова (1928), романы Ивы над арыком И.Эфендиева (1914–1996), День казни Ю.Самедоглу (1935–1998), Белый верблюд Эльчина (1943), Аран С.Ахмедова (1930), Когда совесть молчит В.Бабанлы (1927), Мельница и Кочевье М.Сулейманлы (1943), В тупике С.Азери (1938), Белый лиман и Шестой этаж пятиэтажного дома Анара (1938), Люди и деревья А.Айлисли (1937), рассказы Афаг (1957), сатирическая проза С.Даглы (1921–1983), С.Кадырзаде (1923–1987) и др.

Появились исторические трагедии: Сатана, Пророк и Хромой Тимур Г.Джавида (1882–1941); социально-психологические пьесы Дж.Джабарлы (1899–1934) Севиль и Алмаз; героико-романтическая пьеса С.Вургуна Вагиф, лирические (Ширванская красавица Э.Мамедханлы (1913–1990), пьесы на нравственно-этические темы, сатирические (Алигулу женится С.Рахмана (1910–1970), Приговор звезд А.Мамедова (1930–2003), Глазной врач И.Сафарли (1923–1974) и мн. др.

Развивалась детская и юношеская литература – рассказы А.Шаика (1881–1959), М.Рзакулизаде (1905–1984), повесть Кулик С.Велиева (1916–1992), стихи Х.Алибейли (1920–1990), Т.Эльчина (1924–1992)).

Формировалась мемуарная литература: Воспоминания Будага А.Велиев (1901–1983), Дни минувшие М.Сулейманова (1912–2002), Отец и сын А.Шарифа (1895–1988), Без вас Анара и др.

Рождается литературоведение и критика, исследующие историю литературы, этапы ее развития, жизнь и творчество ее выдающихся представителей, генетические, контактные и типологические связи с русской, тюркоязычными и мировой литературой, фольклор, жанры и стили литературы, ее текущий процесс: Б.Чобанзаде (1893–1937), А.Заманов (1911–1993), М.Ариф (1904–1975), М.Рафили (1905–1958), Г.Араслы (1909–1983), Дж.Джафаров (1914–1973), М.Джафар (1909–1992), Акрам Джафар (1905–1991), Г.Мамедли (1897–1994), А.Мирахмедов (1920–2001), К.Касумзаде (1923–1993), Ш.Курбанов (1925–1967), Я.Караев (1936–2002), Б.Набиев (1930), К.Талыбзаде (1923), Г.Алиев (1930–1984), Оруджали (1914–1991), А.Гаджиев (1935–1999), Г.Гулиев (1935), Г.Алибекова (1928), Ф.Велиханова (1935), В.Юсифли (1948) и др.

В рамках азербайджанской литературы развивается эмигрантская южно-азербайджанская литература выходцев из Ирана с мотивами патриотизма, национально-освободительного движения (поэты Б.Азероглу (1921), М.Гюльгюн (1926–1991), С.Тахир (1926), О.Биллури (1926), романисты П.Макулу (1902–1971), Ф.Хошгинаби (1922–1989)).

Формируются русскоязычные азербайджанские писатели: А.Зохраббеков (1909–1946), И.Касумов (1918–1981), Г.Сеидбейли (1920–1980), С.Мамед-заде (1935) Н.Расулзаде (1949), М.Векилов (1939). Достоянием мирового читателя становятся романы и повести М.Ибрагимбекова (1935), проза и драматургия Р.Ибрагимбекова (1939), серия детективных романов родоначальника жанра в азербайджанской литературе Ч.Абдуллаева (1959), поэзия А.Ахундовой (1939).

Осуществляются переводы мировой классики: Шекспира (Т.Эюбов (1916–1977)), Данте и Есенина (А.Кюрчайлы), Шота Руставели и Пушкина (С.Вургун), Л.Толстого, Флобера, Горького (Э.Мамедханлы), Лермонтова (Г.Ариф), Тургенева, Белля (А.Айлисли), Пастернака, Мандельштама, Ахматовой (В.Баятлы), А.Тарковского (А.Салахзаде), Навои, Мусы Джалиля (А.Зиятай) и мн. др.

Азербайджанская литература испытала негативные последствия советского периода: ни один жанр не избег разработки проблем идеологической направленности, поэтизации революционного насилия, воспевания партии, коммунизма, хотя в лучших образцах сохраняла верность гуманистическим традициям, правдиво отражала реальные противоречия; в угоду классовости отрицались вековые устои народной жизни, традиционной духовности; многие произведения устно-народного творчества были объявлены реакционными. Существовал диктат цензуры. Подверглись репрессии видные писатели (поэты Мюшфик, А.Джавад, Г.Джавид, С.Гусейн, Т.Шахбази, Ю.В.Чеменземинли, М.К.Алекперли и мн. др.).

В литературе конца 20 – начала 21 вв., особенно после обретения Азербайджаном государственной независимости (1991), интенсивно переосмысливается недавнее прошлое с позиций общечеловеческих ценностей (документально-художественная публицистика Р.Гусейнова (1955) Династия Рафибейли и Частички нации, утопические и антиутопические сказки Белый овен, черный овен Анара, романы Некролог С.Сехавета (1946), Подводные бои Ю.Гасанбека (1932), Оборышки жизни С.Ахмедли (1930), документальная повесть Мамед Эмин Расулзаде В.Султанлы (1958), проза Б.Азероглу Годы жизни минувшие и др. Авторы обращаются к ранее запретным по идеологическим мотивам явлениям и фигурам далекого исторического прошлого Азербайджана (двухтомный роман Д.Насиба (1942–2003) Джеваншир и Страна без Джеваншира), к кораническим темам, определяющим образ жизни народа, его этику (роман Ч.Гусейнова Не дать воде пролиться из опрокинутого кувшина о пророке Мухаммеде). Идет процесс собирания и восстановления всего богатства литературы, которое оказалось не востребованным, нового ее прочтения и интерпретации, включения в культуру такого богатого ее пласта, как литература зарубежья, – работа здесь только началась, и каждый год выявляет все новые имена. Это труды философа А.Гусейнзаде (1864–1940), литературоведа и публициста А.Агаева (1869–1939), видного лингвиста-тюрколога А.Джафароглу (1899–1975), культуролога, публициста, крупного общественного деятеля, одного из создателей Азербайджанской демократической республики М.-Э.Расулзаде (1884–1955), поэзия И.Алмасзаде (1907–1952), проза У.Банин (1905–1994) – будучи из знатного бакинского рода, она эмигрировала в юном возрасте во Францию, стала известным франкоязычным писателем, создала повести Кавказские дни и Парижские дни. Уже многие годы не прекращаются споры вокруг авторства одного из ярких произведений азербайджанской литературы – романа Али и Нино Курбан Саида (есть предположение, что это псевдоним Ю.В.Чеменземинли), в котором раскрыты быт и нравы Баку начала 20 в. – города между Востоком, от которого он стремительно уходил, и Западом, к которому он так и не успел придти, и все это связано с нефтью, из-за чего Азербайджан был и остается лакомым кусочком для могучих государств.

Чингиз Гусейнов

ЛИТЕРАТУРА

Азярбайжан ядябиййаты тарихи («Ист. азерб. лит.» в 3-х тт.). Баку, 1957–1960
Антология азербайджанской поэзии в трех томах. Вступительная статья, М., ГИХЛ, 1960
Азярбайжан совет ядябиййаты тарихи («Ист. азерб. совет. лит.» в 2-х томах), Баку, 1967
Гядим вя орта ясрляр Азярбайжан ядябиййаты («Азербайджанская литература древности и средних веков). Баку, 1982
Язиз Мирящмядов. Азярбайжан ядябиййатына даир тядгигляр (XIXXX ясрляр) (Азиз Мирахмедов. «Исследования по азербайджанской литературе»). Баку, 1983
Йашар Гарайев. Тарих: йахындан вя узагдан «Яшар Караев. История: вблизи и на расстоянии»). Баку, 1996
Камал Абдулла. Сирричиндя дастан вя йахуд эизли Дядя Горгуд-2 (Кямал Абдулла. «Таинства дастана или сокрытый Деде-Коркут-2»). Баку, 1999
Рафаел Гусейнов. «Миллятин зярряси» (Рафаэль Гусейнов. «Частички нации»), Баку, 2001