Портрет князя Михаила Никитича Волконского
1780-е гг.


Автор портрета князя М.Н.Волконского остается неизвестным. Вместе с тем это был незаурядный портретист, не просто профессионально владевший кистью, но и создавший яркий и далекий от стандартной комплиментарности образ. Портрет М.Н.Волконского напоминает лучшие произведения крупного отечественного мастера середины XVIII века А.П.Антропова. Известно, что Антропов имел учеников и в их числе знаменитого Д.Г. Левицкого. Вместе с тем данный портрет своей трезвой правдивостью, не совсем модной в период его создания - 1780- е году, близок именно работам самого Антропова, чуждым идеализации, но полным достоинства. Волконский - пожилой мужчина в пудреном парике с буклями. Он изображен погрудно, практически в фас, лишь голова чуть повернута вправо. Живописец внимательно и достоверно пишет его полное красное лицо, лоснящуюся кожу, бородавку у носа. Художник далек от того чтобы сгладить возрастные особенности модели, его цвет лица. При этом он далек от какой-либо иронии, искренне восхищаясь изображенным, ставшим под его кистью олицетворением всесильного и даже грозного русского вельможи. Волконский одет в мундир с лентами орденов Андрея Первозванного и Александра Невского. На левой стороне груди виден орден св. Анны с бантом, а на шее - орден Белого орла.
Князь М.Н. Волконский начал службу в 23 года подпоручиком в русско-турецкую кампанию. За храбрость досрочно произведен в секунд, а затем в премьер-майоры. 1749 - полковник. С 1756 - полномочный министр в Польше в чине генерал-майора, получив орден Белого орла. Блестяще проявил себя в Семилетнюю войну. Петр III сделал его членом Госсовета, наградив "голштинским" орденом св. Анны. Принял активное участие в перевороте Екатерины II, получив орден св. Александра Невского, звание сенатора и чин генрал-аншефа, а в 1767 - высший российский орден Андрея Первозванного. Московский генерал-губернатор в 1771-1780 гг., зарекомендовал себя как умный и опытный администратор, любивший благодетельствовать, обходительный с подчиненными и гордый с временщиками. Сохранилась его переписка с Екатериной, дважды мирившей его с Потемкиным. С усилением влияния последнего ушел в отставку.