Дидактическая элегия о пристойном описанию Летнего Сада стихе

 

Александрийский стих? Уж от него отвык

Мой в гибких новшествах изнеженный язык;

Но непременно мне его тягучесть надо,

Чтоб верно передать очарованье сада.

Он – регулярный сад; к нему – такой же стих.

Один и тот же дух спокойно веет в них:

Деревья из земли высокими рядами

Растут и тянутся печальными грядами,

И к югу каждое из них наклонено,

И на соседнее похоже, как одно.

Как саду этому идет ущерб осенний

И чуть начавшийся больной расцвет весенний,

И как разъеденных побитых статуй ряд

Уместен странно здесь... Как он ласкает взгляд!

Александрийский стих – он так же ущемленный

И так же правильно и ровно разделенный

Соседством парных рифм, цезурой посреди,

Прошедшей красотой ложится на груди.

И сад и стих близки, родны – они созданье

Времен, когда одно простое сочетанье

И строгость правильной и смеренной черты

Являлись истинным законом красоты.

 

1904–1910