Тит Лукреций Кар

Фрагмент из поэмы “О природе вещей”

[Вкус: Стихи 615-672]

То, чем мы чувствуем вкус, – наш язык или нёбо, – нисколько

Более сложны для нас, при разборе их действий, не будут.

Вкус мы сначала во рту ощущаем, когда при жеваньи

Выдавим сок из еды, наподобье того, как из губки,

Если в руке её сжать, можно досуха вытянуть воду.

Далее, выжатый сок по проходам расходится нёба

И проникает в язык, по извилистым идучи порам.

Коль основные тела сочащейся жидкости гладки,

Сладко щекочут они и сладко касаются всюду

Влажных пространств языка, из себя выделяющих слюни.

Чувство, напротив, колоть и его раздирать начинают

Эти тела тем скорей, чем грубее они и шершавей.

Вкуса услада, затем, ограничена полостью нёба.

Если же соки прошли через горло и ниже спустились,

Нет услады уже, когда сок разошёлся по членам.

И безразлично, какой едою питается тело,

Лишь бы по членам могла разойтись переваренной пища,

А в животе бы всегда сохранялась должная влажность.

Ну, а теперь объясню, отчего для иного иная

Пища подходит и как то, что гадко иному и горько,

Может казаться другим чрезвычайно приятным и вкусным.

Разница здесь велика, и различие вкусов громадно:

То, что питает одних, для других служит ядом смертельным.

Так, если только змеи коснется слюна человека,

Сгинет змея и себя самоё, искусавши, прикончит.

А с чемерицы, для нас служащей отравой смертельной,

Козы тучнеют и жир нагоняют себе перепёлки.

Чтобы понять, отчего это так происходит, ты должен

Вспомнить, во-первых, о том, о чём ранее мы говорили:

Что семена у вещей перемешаны многообразно.

Далее, все существа, что живут и питаются пищей,

Раз непохожи они по наружности и по породам

Все очертанья у них отличаются внешностью разной,

Значит, они состоят из семян точно так же различных.

Далее, коль семена отличны, должны различаться

Все промежутки, пути (что порами мы называем)

В членах повсюду, во рту и в самом, разумеется, нёбе.

Стало быть, надо одним быть поменьше, другим же – побольше:

И треугольны у тех они будут, у этих – квадратны,

Многие круглы из них, а иные и многоугольны.

Ибо, раз требует склад и движенье семян изначальных,

То непременно должны быть несхожи по складу и поры

И различаться пути, сообразно строению ткани.

Так, если сладко одним, что другому становится горьким,

То у того, кому сладко, должны, прикасаяся нежно,

Гладкие очень тела расходиться по нёбным проходам;

Наоборот, у того, кому это же кажется терпким,

Грубые в поры идут семена крючковатого складу.

Это поняв, ты легко разберёшься и в прочих явленьях.

Так, если жёлчи приток вызывает у нас лихорадку,

Или иная болезнь по причине другой нас охватит,

Тело приходит тогда в беспорядок полнейший, и всюду

В нём положенья свои изменять начинают начала;

То, что до этого нам подходило и было приятно,

Тут не подходит уже, а другое, напротив, отрадней,

Что, проникая, могло оказаться скорее несносным.

Смесь и того и другого во вкусе имеется мёда,

Как я об этом тебе говорил уже часто и раньше.