Март

Песнь жаворонка


Поле зыблется цветами,
В небе льются света волны.
Вешних жаворонков пенья
Голубые бездны полны
                       А. Н. Майков1

 

 

            Эпиграфом служит первая строфа стихотворения А. Майкова, никак не озаглавленного и идентифицируемого по его первой строке2. Всего в стихотворении три строфы. Мы приводим здесь вторую и третью:

 

Взор мой тонет в блеске полдня...

Не видать певцов за светом...

Так надежды молодые

Тешат сердце мне приветом...

 

И откуда раздаются

Голоса их, я не знаю...

Но, им внемля, взоры к небу,

Улыбаясь, обращаю.

                                  1857

 

            Литературная программа пьесы, вероятно больше подходит для более позднего времени: в марте, поле еще не «зыблется цветами». Русскую природу и мартовское настроение замечательно запечатлел И. Левитан на своей картине, которая так и называется – «Март» (1893).

 

            Илл. И. Левитан. Март. 1893.

 

            У Чайковского имеются две пьесы, имитирующие пение жаворонка – кроме данной, пьеса с таким же названием в «Детском альбоме», и трудно удержаться от соблазна не сопоставить их. «Песня жаворонка» из  «Детского альбома» - это тонкая. Живописная зарисовка, окрашенная светлым радостным настроением; лишь в средней части пьесы появляется налет грусти. Вся музыка построена на звукоподражании  птичьему щебету.3 Иначе в пьесе из «Времен года»: здесь композитор передает настроение человека, погруженного в созерцание природы. Звукоизобразительные элементы играют здесь второстепенную роль.

            Прихода весны всегда ждут с нетерпением. «День сорока мучеников Севастийских (9 марта) носит на языке народа название «сороки», а иногда «кулики». В этот день, по воззрению крестьян, прилетают  из теплых стран сорок птиц, и первая из них жаворонок. (…) Сорок с полным основанием можно назвать детским праздником: еще накануне женщины месят из ржаной муки тесто и пекут «жаворонков (в большинстве случаев с распростертыми крылышками, как бы летящих, и с хохолками), а утором в день праздника, раздают их детям (…) [Дети] начинают что есть мочи кричать: «Жаворонки, прилетите, студену зиму унесите, теплу весну принесите: зима нам надоела, весь хлеб у нас поела!».4

            Музыка пьес двух весенних месяцев – марта и апреля («Подснежник»)  - наполнена светлым лирическим чувством. Чайковский передает настроение ожидания весны. Нам передается его радостное и трепетное волнение, стремление к солнцу, надежда на счастье, упоение пробуждающейся природой, необычайное воодушевление и подъем духа, которые в нем всегда вызывал приход весны: «…Какое волшебство наша весна своею внезапностью, своею роскошною силой! Как я люблю, когда по улицам потекут потоки тающего снега и в воздухе чувствуется что-то живительное и бодрящее! С какой любовью приветствуешь первую зеленую травку! Как радуешься прилету гостей, а за ними жаворонков и других заморских  летних  гостей!»

            Слушая эту пьесу, мы представляем себе картину ранней весны: еще не ощущается радость пробуждения природы и в настроении преобладает скорее меланхолия, краски звучания еще тусклые, неяркие. Два такта вступления (только аккомпанемент) создают именно такое настроение. Новое привносит мелодия: от жаворонка в ней, быть может, мелодический узор из мелких нот в самом начале мелодии. Основная мелодия пьесы первый раз, естественно, звучит в верхнем голосе, но тут же имитируется в нижнем, словно некий отзвук из леса, и затем опять в верхнем - на сей раз уже с развитием, заключающим в себе не только вопрос первой фразы, но и ответ.

            Как и все остальные пьесы этого цикла, «Песнь жаворонка» написана в трехчастной форме.        После настроения грусти, покоя первой части контраст оживленностью музыки вносит средняя часть. Мы это не только слышим в звучании пьесы, но и видим в нотах - композитор дает пояснение: un pochettino piừ mosso (как обычно, по-итальянски – чуточку живее). Мелодическая линия смело взлетает вверх, напоминая порывистый полет птиц. В мелодии появляются форшлаги, мотивы и ритмы, напоминающие птичье щебетание, ритм становится прихотливее (появляются синкопы, еще более мелкие длительности).

            В третьей части пьесы (репризе) возвращается более спокойное состояние, движение замедляется. Уже от исполнителя зависит интерпретация: наделить ли эту часть неким новым содержанием, или преподнести музыкальный материал как повторение, хотя мы знаем, что «нельзя дважды войти в одну и ту же реку». В конце пьесы более весомо утверждается основная тональность, соль минор: в басу дольше удерживается тоника (соль).

Примечания:

1 Поэзия А. Майкова привлекала П. Чайковского. На его стихи написаны «Колыбельная песня» (ор. 16, № 1), «Новогреческая песня» (16, № 6), а также кантата «Москва» (1883).

2 У А. Майкова несколько чудесных стихотворений о весне: «Весна» (1857), ставшее эпиграфом для апрельской пьесы («Подснежник»), еще «Весна» (1880), «Здесь весна, как художник уж славный, работает тихо...» (1859).

3 Тема, весьма распространенная в музыке всех эпох. Достаточно назвать «Жаворонка» М. Глинки, «Соловья» А. Алябьева, «Весну» из цикла концертов «Времена года» А. Вивальди, «Перекликание птиц» Ж. Ф. Рамо, изображения кукушек - от «Кукушки» Л. Дакена до «Пасторальной симфонии» Л. Бетховена, голос Птички во  II действии оперы Р. Вагнера «Зигфрид»… Примеры можно приводить до  бесконечности.

4Максимов С. Из очерков народного быта. Крестьянские календарные праздники. (1903). - Максимов С. Литературные путешествия. М. 1986. С. 279 -280.

© Александр МАЙКАПАР