Н.Н. ГЕ. Что есть истина? (Христос и Пилат). 1890

Наряду с исторической картиной, Н.Н. Ге обратился к религиозной тематике еще в 1860-е годы, продолжая традицию, сложившуюся в творчестве А.А. Иванова.

В начале 1880-х годов Н.Н. Ге переехал из Санкт-Петербурга на хутор Ивановское в Черниговской губернии, где и прожил до самой смерти, до 1894 года. Именно в этот период он создает евангельский цикл произведений, размышляя о последних днях Христа не только в религиозном, но и в философском, и в этическом планах. Его поиски в области богоискательства отчасти близки идеям Л.Н. Толстого, с которым художник был дружен.

Вопросы морали, добра и зла, несовершенства человеческой природы и поиски возможных путей перерождения человека волновали русское общество в 1860-1880-е годы в особой степени, что находило выражение как в литературе, так и в живописи. Ге поставил эти вопросы в евангельском цикле, обнажив их с такой силой, что картины цикла воспринимались от полного искреннего неприятия до восторга отдельных ценителей искусства. Более того, они были запрещены для показа на выставках и в частных собраниях.

Прежде всего, шокировал образ Христа, в котором ничего не осталось от богочеловека, а на первый план выступила человеческая природа, раскрытая во всех противоречивых движениях души.

В картине "Что есть истина? (Христос и Пилат)" в самом названии обозначен мучительный вопрос той эпохи. Ге строит композицию на диалоге-противостоянии двух разных мировоззрений. Он останавливает Пилата, проходящего мимо Христа. Прокуратор явно не собирается вступать в долгий спор, поскольку решение он уже принял. Художник размещает фигуру Пилата на первом плане, в пространстве, залитом солнечным светом, показывая его со спины. Мощная фигура напоминает колонну благодаря торжественным складкам одежды. Полным контрастом служит фигура Христа, расположенная в тени, словно загнанная в угол. Однако выражение лица Христа далеко от смирения и непротивления злу. За его тяжелым, угрюмым молчанием стоит непреклонная вера в свою истину и готовность противостоять злу. Но истина Христа находится для Пилата во тьме, где ее не рассмотреть. И рука прокуратора в вопрошающем жесте словно повисает в пустом пространстве между двумя фигурами.

Ге считал, что "…нельзя писать "красивого" Христа после того, как сожжены и убиты десятки тысяч христов…". Цель художника - не иллюстрация евангельского сюжета, а создание картины, способной пробудить активный душевный отклик, вызвать к размышлению над философскими проблемами бытия.