ОБРАЩЕНИЕ

 


 

Обращение-слово

 

Кумушка, мне странно это:
Да работала ль ты в лето? –
Говорит ей Муравей.
(И.А. Крылов)

Соседушка, я сыт по горло. (И.А. Крылов)

Иван Арнольдович, убедительно прошу... гм... сколько там пациентов? (М.А. Булгаков)

Шариков, скажите мне, пожалуйста, – заговорил Борменталь, – сколько времени вы ещё будете гоняться за котами? Стыдитесь, ведь это же безобразие! (М.А. Булгаков)

Друзья! К чему весь этот шум?
Я, ваш старинный сват и кум,
Пришёл мириться к вам, совсем не ради ссоры;
Забудем прошлое, уставим общий лад!
(И.А. Крылов)

Казаки, казаки! Не выдавайте лучшего цвета вашего войска! (Н.В. Гоголь)

Филипп Филиппович! – прочувственно воскликнул он, – Я никогда не забуду, как я, полуголодным студентом, явился к вам, и вы приютили меня при кафедре. (М.А. Булгаков)

Андрий! – сказал старый Бульба в то время, когда он проходил мимо его. (Н.В. Гоголь)

Азорка, Азорка! – тоскливо повторял старик и пошевелил собаку палкой, но та оставалась в прежнем положении. (Ф.М. Достоевский)

…Давно, Полканушка, мне больно самому,
Что, бывши одного двора с тобой собаки,
Мы дня не проживём без драки.
(И.А. Крылов)

Псари кричат: «Ахти, ребята, вор!»
И вмиг ворота на запор…
(И.А. Крылов)

Шарик, а Шарик! Чего ты скулишь, бедняжка? А? Кто тебя обидел?.. (М.А. Булгаков)

«Стой, братцы, стой! – кричит Мартышка. – Погодите!
Как музыке идти? Ведь вы не так сидите».
(И.А. Крылов)

Ты с басом, Мишенька, садись против альта,
Я, прима, сяду против вторы;
Тогда пойдёт уж музыка не та:
У нас запляшут лес и горы!
(И.А. Крылов)

Спасибо, кум, зато, по совести моей,
Поёшь ты лучше райской птички.
(И.А. Крылов)

Поверьте, Филипп Филиппович, вы для меня гораздо больше, чем профессор-учитель... (М.А. Булгаков)

Нечего, батько, вспоминать, что было, – отвечал хладнокровно Остап, – что было, то прошло. (Н.В. Гоголь)

Ну, дети, теперь надобно спать, а завтра будем делать то, что бог даст. (Н.В. Гоголь)

Ну, хлопцы, полно спать! Пора, пора! Напойте коней! (Н.В. Гоголь)

Теперь благослови, мать, детей своих! – сказал Бульба. (Н.В. Гоголь)

Не обманывай, рыцарь, и себя и меня, – говорила она, качая тихо прекрасной головой своей, – знаю и, к великому моему горю, знаю слишком хорошо, что тебе нельзя любить меня; и знаю я, какой долг и завет твой: тебя зовут отец, товарищи, отчизна, а мы – враги тебе. (Н.В. Гоголь)

Помолись, Наташенька, помолись, чтобы тебе бог здоровья послал, – уговаривала Анна Андреевна, робко смотря на дочь, как будто боялась её. (Ф.М. Достоевский)

Иди, иди, батюшка, непременно иди, – захлопотала старушка, – вот только он выйдет, ты чайку выпей. (Ф.М. Достоевский)

Чего, дворник, стоишь? За что жалованье получаешь? (Ф.М. Достоевский)

Полно, Нелли, ты рассердилась! – начал я, подходя к ней, – ведь это всё неправда, что написано, – выдумка; ну, чего ж тут сердиться! (Ф.М. Достоевский)

Я, братец, сам виноват, – говорит он, бывало, кому-нибудь из своих собеседников, – во всём виноват! (Ф.М. Достоевский)

Приезжай, батюшка, приезжай, пообедаем. (Ф.М. Достоевский)

Рожденье, братец, рожденье, не именины, а рожденье! – скороговоркою перебил меня дядя. (Ф.М. Достоевский)

Я вас прошу, , не перебивайте меня с вашей минералогией, в которой вы, сколько мне известно, ничего не знаете, а может быть, и другие тоже. (Ф.М. Достоевский)

Да вы, зефиры, сами
Почти не расстаётесь с нами.
(И.А. Крылов)

А ты, красавица, божусь,
Лишь только замолчишь, то жду я, не дождусь,
Чтоб начала ты снова...
(И.А. Крылов)

Осел увидел Соловья
И говорит ему: «Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище».
(И.А. Крылов)

Не смейся, не смейся, батьку! – сказал наконец старший из них. (Н.В. Гоголь)

Полно, полно выть, старуха! Казак не на то, чтобы возиться с бабами. (Н.В. Гоголь)

Что, что тебе, девочка? – вскричал он. – Что? Просишь? Да? Вот, вот тебе... возьми, вот! (Ф.М. Достоевский)

Что я говорил тебе, Наташа! – вскричал он. – Ты не верила мне! Ты не верила, что это благороднейший человек в мире! Видишь, видишь сама!.. (Ф.М. Достоевский)

 

 

 

Обращение-словосочетание

 

Защити, отец родной! (Ф.М. Достоевский)

Что ж бы вы думали, добрые люди! В два дня всё платье изорвала, в кусочки изорвала да в клочочки; да так и ходит, так и ходит! (Ф.М. Достоевский)

Пришла очередь и мне сказать слово, паны-братья! – так он начал. (Н.В. Гоголь)

Подожди, странная ты девочка! Ведь я тебе добра желаю; мне тебя жаль со вчерашнего дня, когда ты там в углу на лестнице плакала. (Ф.М. Достоевский)

В кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил;
Всё видел, высмотрел; от удивленья,
Поверишь ли, не станет ни уменья
Пересказать тебе, ни сил.
(И.А. Крылов)

Мартышка, в Зеркале увидя образ свой,
Тихохонько Медведя толк ногой:
«Смотри-ка, – говорит, – кум милый мой!
Что это там за рожа?"
(И.А. Крылов)

Тебя, мой куманек, век слушать я готова. (И.А. Крылов)

Лети же, помоги, могущий нам Борей,
И изорви в клочки их поскорей!
(И.А. Крылов)

Как чем, добрая ты женщина, как чем? Не хочу, чтоб против меня шли! (Ф.М. Достоевский)

Голубчик мой! А у меня, Иван Петрович, беда! (Ф.М. Достоевский)

Сыны мои, сыны мои милые! Что будет с вами? Что ждёт вас? – говорила она, и слёзы остановились в морщинах, изменивших её когда-то прекрасное лицо. (Н.В. Гоголь)

Батюшка, Николай Сергеич, не проклинай... всё, что хочешь, только дочь не проклинай! – вскричала Анна Андреевна. (Ф.М. Достоевский)

Соседушка, мой свет! Пожалуйста, покушай. (И.А. Крылов)

Сокол ты мой! Да я не могу на глаза показаться, не смею. (Ф.М. Достоевский)

Приятель дорогой, здорово! Где ты был? (И.А. Крылов)

Матушка моя! Родная ты моя! – завизжала она, – не выходи за него замуж! (Ф.М. Достоевский)

Ваше королевское величество! Молчите, молчите, ради бога! – закричал Янкель. (Н.В. Гоголь)

Доктор Борменталь, благоволите предьявить Шарика следователю, – приказал Филипп Филиппович, овладевая ордером. (М.А. Булгаков)

Откуда, умная, бредёшь ты, голова? (А.С. Пушкин)

 

 

 

Обращение с частицей о

 

О поле, поле, кто тебя усеял мёртвыми костями?! (А.С. Пушкин)

– О мама, мама!..
– Что такое, Джордж?
– Боже мой! Аллигатор!!!
(Майн Рид)

Я заранее знал, что он мне посоветует: «Вызови мерзавца на дуэль во что бы то ни стало!» Я объяснил ему, по каким причинам мне трудно вызвать Ринггольда на дуэль.
– Верно, мой мальчик! Ты прав. Но дело это не такое уж трудное.
– Как так?
– Заставь его вызвать тебя. Так будет лучше. Кроме того, ты получишь возможность сам выбрать оружие.
– Но как это сделать?
– О мой невинный цыплёнок, это так же легко, как выбить пробку из бутылки. Назови его лжецом, а если он не очень обидится, щёлкни его по носу или выплюнь табачную жвачку в его противную рожу.
(Майн Рид)

И она заговорила:
– О Мышь!
(Вас, наверное, удивляет, почему Алиса заговорила так странно. Дело в том, что, не знаю, как вам, а ей никогда раньше не приходилось беседовать с мышами, и она даже не знала, как позвать (или назвать) Мышь, чтобы та не обиделась. К счастью, она вспомнила, что её брат как-то забыл на столе (случайно) старинную грамматику, и она (Алиса) заглянула туда (конечно, уж совершенно случайно) – и представляете, там как раз было написано, как нужно вежливо звать мышь! Да, да! Прямо так и было написано: Именительный: кто? – Мышь. Родительный: кого? – Мыши. Дательный: кому? – Мыши. А в конце: Звательный: – О Мышь! Какие могли быть после этого сомнения?)
– О Мышь! – сказала Алиса. – Может быть, вы знаете, как отсюда выбраться? Я ужасно устала плавать в этом пруду, о Мышь!
(Льюис Кэрролл в пересказе Б. Заходера)

Гляжу в твоё лицо, в сияющие очи,
О добрый гений мой!
(А. Фет)

 

 

 

Обращение с междометием о

 

– И знаете, Павел Иванович! – сказал Манилов, явя в лице своём выражение не только сладкое, но даже приторное, подобное той микстуре, которую ловкий светский доктор засластил немилосердно, воображая ею обрадовать пациента. – Тогда чувствуешь какое-то, в некотором роде, духовное наслаждение... Вот как, например, теперь, когда случай мне доставил счастие, можно сказать образцовое, говорить с вами и наслаждаться приятным вашим разговором... – Помилуйте, что ж за приятный разговор?.. Ничтожный человек, и больше ничего, – отвечал Чичиков. – О! Павел Иванович, позвольте мне быть откровенным: я бы с радостию отдал половину всего моего состояния, чтобы иметь часть тех достоинств, которые имеете вы!.. (Н.В. Гоголь)