П. И. Чайковский. «Детский альбом»

Болезнь куклы

            Жанр: Фортепианная миниатюра соль  минор из цикла «Детский альбом», ор. З9.

 

            Многие пьесы «Детского альбома» свидетельствуют о любовном отношении П. Чайковского к детям. Это отнюдь не показное чувство: о нем свидетельствуют также и другие произведения композитора, адресованные  детям (мы называли их в предисловии к этому циклу), а также множество высказываний в эпистолярном наследии композитора. Такое отношение было характерно не только для Петра Ильича, но и для других членов его семьи. Достаточно вспомнить, сколько любви и сил вложил Модест Ильич, брат П. И. Чайковского,  в воспитание Коли Конради, глухонемого мальчиком, над которым он взял  опеку.1 По воспоминаниям современников, в самом композиторе было что-то детское, «он, как ребенок, мог  играть с детьми и любил детские забавы, отдаваясь им с искренним увлечением».2

            «Болезнь куклы» - первая по-настоящему печальная пьеса в цикле; вторая - и последняя – «Похороны куклы». И хотя музыка выражает детские эмоции, мы знаем, что порой эти переживания в детстве бывают более сильными, чем во взрослом возрасте, во всяком случае, они часто охватывают все существо ребенка.

            Течение музыки медленное: авторская ремарка – moderato [итал. - умеренно]. Другая авторская исполнительская подсказка – espressivo [итал. - выразительно]. Исполнение должно быть эмоциональным и в то же время строгим и сдержанным в проявлении чувства. Эта сдержанность выражена автором в простоте и однотипности фактуры и ритма на протяжении всей пьесы.3

            В трогательной мелодии слышатся как бы стоны, мольба. Ребенок, взявшийся за разучивание этой пьесы, вероятно, впервые столкнется с очень интересной композиторской особенностью этой мелодии: она возникает на слабую долю такта и каждый следующий звук тоже «вспыхивает» после паузы. Иными словами, звуки мелодии не переливаются один в другой, но возникают из тишины, и лишь спустя несколько  таких  звуков мы осознаем, что они составляют мелодическую линию. Для юного исполнителя здесь довольно сложная задача: нужно так «выстроить» эти вспыхивающие звуки, чтобы они действительно воспринимались как одна мелодия.

            Другая трудность состоит в том, что звуки мелодии возникают на слабую – вторую – долю двухдольного такта, но поскольку мелодия должна звучать ярче аккомпанемента, исполняемого на сильную – первую – долю, существует реальная опасность, что слушатель, не знающий, как эта пьеса записана композитором, будет воспринимать каждый звук мелодии, наоборот, как сильную долю такта. Если так будет казаться, то значит исполнитель совершает некий художественный просчет – играет эту пьесу как бы со сдвинутой на одну четверть тактовой чертой, что, конечно же, будет неправильно. Таким образом, от исполнителя и его искусства зависит, чтобы у слушателя создалось верное впечатление – щемящий звук мелодии возникает с некоторым эмоциональным усилием, выражая то болезненное состояние, которое стремился передать композитор.

            Так строится первое предложение этой пьесы. Во втором предложении голоса как бы меняются местами, и функция мелодии на время переходит к нижнему голосу. Чайковский и здесь использует свой излюбленный прием – «разговор» голосов.4

            Если помнить, что все пьесы «Детского альбома» написаны с тем, чтобы научить юного пианиста какому-нибудь одному исполнительскому приему, то можно констатировать, что целью композитора в данной пьесе было научить протяжному звуку на фортепиано. При этом, между прочим, получилась необычайно выразительная пьеса.

Примечания

1 Цитата из  одного из  писем П. Чайковского к Н. фон Мекк (от 5 марта 1878 года) дает представление не только  о том, что сделал Модест, но и об отношении к этому Петра Ильича: «Совершенно случайно он  [М. Чайковский. - А. М.] попал  в педагоги, и только тут он обнаружил все свои чудесные свойства. Друг мой! Я видел  Колю, когда он  только что поступил под руководство брата 2 года тому назад, и вижу его теперь. То, что  Модест сделал  из этого мальчика, достойно удивления. И каких трудов ему это стоило! Сколько нужно  было ума, терпения, характера, такта, любви, чтобы довести, правда, богато одаренного от природы, но глухонемого  и выросшего в самой неблагоприятной среде мальчика до того состояния, в котором он находится теперь! Это просто подвиг, перед которым я преклоняюсь». (Цит. по кн.: Чайковский и Надежда Филаретовна фон-Мекк. Переписка. Т. 1. М. 2004. С. 273).

2 Нюберг-Кашкина С. Н. О Чайковском. – Воспоминания о П. И. Чайковском. М. 1973. С. 97. Еще одно  свидетельство: «Петр Ильич считал, что с детьми надо разговаривать не как-нибудь особенно, приноравливаясь к ним, а просто, как со взрослыми». – Там же. С. 68.

3 Уже не раз по ходу цикла мы констатировали определенную черту стиля входящих в него пьес: каждая из них выдержана в одной фактуре от начала и до конца. И даже когда структура пьесы трехчастная, средняя часть не представляет собой резкого контраста с крайними, как это часто бывает в трехчастной форме, а являет собой развитие элементов первой части.

4 Этот «разговор» в данной пьесе, как и во многих других, чисто инструментальных произведениях П. Чайковского, вполне можно представить себе «озвученным» любимым либреттистом композитора – его  братом Модестом. Мы знаем множество примеров (об этом свидетельствует их переписка, в которой обсуждаются вопросы работы над  операми, например, над  «Пиковой дамой»), когда стихи возникали уже для сочиненной музыки. Вот один из  эпизодов их  переписки (из  письма П. И. к М. И. от 20 февраля / 4 марта 1890 года): «Стихи как будто порядочны в арии, но местами я боюсь, что  смысла нет. Например, имеет ли смысл: «И плачу вашею слезой»? Кажется, что  нет. Частица но употреблена 2 раза и так, что  суть того, что  хочет сказать князь, т. е., что он любит самоотверженно и готов на всякую жертву для нее, не ясна. Изволь переделать так, чтобы был смысл, но  чтобы сохранились вполне то же качество  и та же форма стиха, ибо  музыка уже написана (курсив  наш. - А. М.)». Цит. по кн.: Чайковский П. Избранные письма. М. 2002. С. 284.

 

©Александр МАЙКАПАР