Опера "Евгений Онегин". Действие 2. Картина 1. Мазурка

 

Действие II, картина 4, сцена 15.

            Куплеты Трике всем нравятся. Возобновляются танцы. Онегин снова танцует с Ольгой; Ленский все более мрачнеет от ревности. Кончив танцевать Кончив танцевать (был объявлен котильон - бальный танец, соединяющий в себе вальс, мазурку и польку), Онегин заводит разговор с Ленским. Вспыхивает ссора. В порыве гнева оскорбленный Ленский бросает Онегину вызов. Царит общее смятение. Все безуспешно пытаются примирить бывших друзей, но безуспешно. Дуэли не миновать.

            А. Пушкин, дав в своем «Онегине» красочное описание мазурки, как бы заранее  предначертал характер  сценического  ее воплощения:

 

Мазурка раздалась, Бывало,

Когда гремел  мазурки гром,

В огромной зале все дрожало,

Паркет трещал под  каблуком;

Тряслися, дребезжали рамы;

Теперь не то: и мы, как дамы,

Скользим по лаковым доскам.

Но в городах, по деревням,

Еще мазурка сохранила

Первоначальные  красы:

Припрыжки, каблуки, усы

Все те же; их  не изменила

Лихая мода, наш  тиран,

Недуг  новейших  россиян.

 

         Следуя этому описанию, Чайковский создал музыку возбужденную, бурную, даже неистовую, хотя и обладающую изяществом, вообще свойственным мазурке. Развитие темы мазурки приводит к первой кульминации сцены – восклицанию Ленского: «Онегин! Вы больше мне не друг». У медных духовых появляется трагическая мелодия в характере «роковых» драматических тем Чайковского.

 

© Александр МАЙКАПАР