Опера "Пиковая дама". Действие 1. Картина 2. Откуда эти слезы?

 

Оставшись одна, Лиза предается раздумьям, она тихо плачет. Звучит ее ариозо «Откуда эти слезы».            Лиза

Откуда эти слезы,

Зачем они?

Мои девичьи грезы,

Вы изменили мне,

Мои девичьи грезы,

Вы изменили мне!

Вот как вы оправдались наяву!

Я жизнь свою вручила ныне князю,

Избраннику по сердцу, существу,

Умом, красою, знатностью, богатством

Достойному подруги не такой, как я.

Кто знатен, кто красив, кто статен, как он?

Никто! И что же?

Я тоской и страхом вся полна,

Дрожу и плачу!

 

Это ариозо Лизы, по  существу своему  является началом  развития действия в музыке. Английский рожок незадолго  до  арии Лизы, вводит  слушателя в сметенное психическое состояние  Лизы. Противоречия, внезапно  вспыхнувшей страстной любви к Герману, не умещаются в кастово-узаконенные  чувства обрученной невесты князя Елецкого. Эта мелодия своей непосредственной теплотой, искренностью  и глубокой печалью, как нельзя лучше подчеркивает жуткое одиночество Лизы, для которой роскошный особняк графини, в котором старуха мечется в конвульсивном страхе  перед  смертью, является также могилой, склепом, где она должна похоронить свое личное «я» и право  на самостоятельность поступков и свободу внутреннего  чувства. Лиза лихорадочно  обращается к ночи и поверяет ей тайну души своей:  «Она мрачна, как ты, она как взор очей печальный, покой и счастье у меня отнявших...». Ночь -  единственный свидетель ее надломленного  состояния, и здесь музыка является как бы нервной разрядкой психической напряженности Лизы. Ее монолог  обращен к призрачной белой петербургской ночи, символизируя этим мягким (на фоне скрипичных шелестящих  звучностей и скользящих  пассажей арфы) эпизодом устремление к свету. На вершине этого  подъема появляется Герман.

 

 

© Александр МАЙКАПАР