ДРУЖБА один из видов личных отношений. В отличие от функциональных, деловых отношений, где один человек использует другого как средство для достижения какой-то своей цели, дружба самоценна, она сама по себе является благом; друзья помогают друг другу бескорыстно, «не в службу, а в дружбу». В отличие от кровнородственной, семейной близости и от товарищества, члены которого связаны общей принадлежностью и узами групповой солидарности, дружба индивидуально-избирательна, свободна и основана на взаимной симпатии. В отличие от поверхностного приятельства, дружба отношение глубокое и интимное, предполагающее не только верность и взаимопомощь, но и внутреннюю близость, откровенность, доверие, любовь. Недаром мы называем друга своим alter ego («другим Я»). По характеру своей мотивации дружба отличается и от любовно-эротических, сексуальных чувств и отношений.

Человечество всегда высоко ценило дружбу. Трудно назвать философа, который бы не рассуждал о ней. Но говоря о дружбе, часто подразумевают разные явления.. Во-первых, дружба – определенный социальный институт, выполняющий какие-то социальные функции, изучением которых занимаются такие науки как социология, история и антропология. Во-вторых, это складывающиеся в повседневной жизни реальные личные отношения, изучением которых занимается социальная психология. В-третьих, это дружеские чувства и переживания, в изучении которых ключевая роль принадлежит психологии эмоций и психологии личности. В-четвертых, дружба – важная нравственная ценность, изучением которой занимается этика.

Хотя все народы во все времена почитали дружбу величайшей социальной и нравственной ценностью, они неизменно считали «подлинную дружбу» крайне редкой, а расцвет ее, как правило, относили к прошлому, представляя ее как идеал, опрокинутый в прошлое. Как заметил немецкий философ Артур Шопенгауэр, «истинная дружба – одна из тех вещей, о которых, как о гигантских морских змеях, неизвестно, являются ли они вымышленными или где-то существуют».

Проблему историчности дружбы поставили немецкие социологи конца 19 в. Фердинанд Тённис и Георг Зиммель. Тённис, которого часто называют «первым социологом дружбы», теоретически разграничил два типа социальных структур: основанную на непосредственной эмоциональной близости людей «общину» (Gemeinschaft) и основанное на холодном рациональном расчете и разделении труда «общество» (Gesellschaft). Классический пример «общественных» отношений - капиталистическое товарное хозяйство, пренебрегающее всеми индивидуальными различиями, а воплощение «общинности» – родство, соседство и особенно дружба. По мнению Тённиса, «община» и «общество» присутствуют на всех этапах исторического развития, но в разной пропорции. На ранних стадиях развития, пока люди живут сравнительно небольшими группами и в патриархальных условиях, преобладает «общинность». По мере того как социальные связи становятся все более универсальными, значение «общинных» отношений, в том числе и дружбы, снижается. Они становятся всего лишь островками «человеческого» в мире безличной расчетливости.

В отличие от Тённиса, который связывал развитие дружбы с дифференциацией общественной деятельности и социальной структуры, Зиммель выдвигал на первый план дифференциацию самих личностей. Человеческая индивидуальность, по Зиммелю, создается прежде всего наличием некоей тайны, составляющей исключительное достояние личности. По его мнению, на ранних стадиях социального развития индивид имел очень мало своего и поэтому не испытывал потребности в самораскрытии. Потребность в интимной дружбе возникает у человека лишь в античности. Но «по мере растущей дифференциации людей такое полное самораскрытие должно было становиться все труднее. Современный человек, возможно, должен слишком многое скрывать, и это не позволяет ему поддерживать дружбу в античном смысле». Индивид с более сложным внутренним миром не может полностью раскрыться кому-либо одному. Поэтому тотальная дружба разделяется на ряд отношений, в каждом из которых раскрывается какая-то отдельная сторона Я. С одним человеком нас связывает симпатия, с другим – общие интеллектуальные интересы, с третьим – религиозные чувства, с четвертым – общий жизненный опыт.

Социальная история дружбы история не столько чувств, сколько социального института дружбы и того языка, «дискурса», которым она описывается. В древнейших обществах, где личные отношения еще не отделены от общественных, дружба выступает прежде всего как социальный институт, а права и обязанности друзей строго регламентированы. Особое значение имела мужская воинская дружба. Лучше всего это видно на примере древней Греции, которая издавна считается царством дружбы, а имена Кастора и Полидевка, Ореста и Пилада, Ахилла и Патрокла стали нарицательными. Однако античный канон дружбы исторически развивался. Первоначально греческое слово «филия» (дружба) было синонимом кровного родства. Затем дружба превращается в самостоятельный институт, который ставится выше всех прочих общественных отношений. Дальнейшая дифференциация социальной структуры приводит к тому, что личные отношения отделяются от социально-институционализированных, из социального союза дружба превращается в эмоциональную привязанность. Это повышает ее индивидуальную избирательность, но одновременно делает взаимные обязанности друзей менее определенными. В связи с этим возникают споры о соотношении инструментальных (практических) и экспрессивных (эмоциональных) ценностей и мотивов дружбы, о критериях разграничения дружбы и любви и т.п.

В разные периоды истории понятие дружбы наполняется разным содержанием. В раннем средневековье восхваляется и поэтизируется героическая рыцарская дружба, воинское братство и побратимство. Христианские богословы спорят о соотношении дружбы между конкретными людьми и любовью к Богу. В начале Нового времени дружеские чувства противопоставляются отношениям, основанным на сословной принадлежности или общности коммерческих интересов. Романтики конца 18 – начала 19 вв. создали культ нежной лирической дружбы, главной ценностью которой является психологическая интимность и самораскрытие собственного Я. В 20 в. заговорили об оскудении дружбы под влиянием урбанизации, ускорения темпов социального обновления и возникновения массового общества. Как писал Антуан де Сент-Экзюпери, «узнать можно только те вещи, которые приручишь... У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей».

Однако историко-социологические исследования демонстрируют не столько «оскудение» дружеских чувств и отношений, сколько усложнение и психологизацию их критериев, в свете которых реальные личные связи сплошь и рядом выглядят неудовлетворительными. Новая, более динамичная форма общественных отношений не уничтожила элементарной потребности отдельного человека в теплоте и спонтанности в отношениях с другими людьми и не привела к исчезновению желания надежного и постоянного подтверждения собственных чувств со стороны других людей и желания быть рядом с теми, кто вызывает симпатию.

Многозначность понятия дружбы отражает реальную многогранность и переливчатость межличностных взаимоотношений. С точки зрения психологии, все житейские определения дружбы суть метафоры, каждая из которых высвечивает какой-то один ракурс проблемы. «Друг-товарищ» подразумевает наличие совместной деятельности и общих интересов. «Друг-зеркало» подчеркивает функцию самопознания, партнеру в этом случае отводится пассивная роль отражения. «Друг-собеседник» высвечивает коммуникативную сторону дружбы, самораскрытие и взаимопонимание. «Друг-альтер эго» подразумевает, с одной стороны, ассимиляцию, уподобление другого себе, а с другой – идентификацию, уподобление себя другому, саморастворение в другом.

Каждая из этих метафор по-своему правомерна, но они могут обозначать и разные типы дружбы, и разные ее компоненты, и разные стадии развития одного и того же взаимоотношения. Соотношение экспрессивных (взаимопонимание) и инструментальных (взаимопомощь) ценностей дружбы имеет свой половозрастной аспект. Детские дружбы покоятся на непосредственной эмоциональной симпатии, общих интересах и совместной деятельности. В подростковом возрасте эти ценности дополняются и постепенно перевешиваются потребностью в эмоциональной поддержке и взаимопонимании. Потребность в alter ego достигает кульминации в ранней юности. Именно в юношеской дружбе формируются такие важные личностные черты, как альтруизм и способность поставить себя на место другого. В дальнейшем, по мере взросления, дружба утрачивает эту тотальность, частично уступая место любовным, семейным и иным привязанностям.

Эти процессы не совсем одинаково протекают у мужчин и у женщин. Традиционный канон дружбы, уходящий корнями в античность, считал ее исключительно мужской добродетелью. Возможность дружбы между женщинами философы начали признавать только в 18 в., но и сегодня многие люди убеждены, что женская дружба существенно уступает мужской в глубине, силе и устойчивости. Отчасти это мнение сложилось потому, что о женской дружбе высказывались главным образом мужчины, которые были склонны недооценивать значение женского субъективного опыта. Исключительно мужские сообщества и дружбы имели священное, сакральное значение, передаваясь из поколения в поколение, легенды превращали идеальные представления в свойства, якобы присущие каждому мужчине. Принадлежность и верность своей мужской группе – важнейшая нравственная ценность мальчиков и юношей. Мужская дружба часто мыслится как синоним мужественности. Женская дружба никогда и нигде не возводилась в ранг социального института, оставаясь чисто бытовым феноменом. Женщины описывают дружбу в более тонких психологических терминах, подчеркивая ценности доверия, эмоциональной поддержки и интимности, тогда как мужчины акцентируют солидарность и взаимопомощь. Девичья дружба больше ориентирована на эмоционально-экспрессивные ценности. Эти различия появляются довольно рано и тесно связаны с развитием самосознания. Повышенная рефлексивность девочек порождает и более раннюю потребность делиться своими переживаниями, что составляет одну из главных функций дружбы.

Несмотря на процессы глобализации, дружба имеет свои этнокультурные особенности. Переход России к рыночной экономике подорвал патриархальные представления о дружбе, заставив рассматривать человеческие взаимоотношения более реалистично и прозаически. Тем не менее, дружба остается одной из главных жизненных ценностей современной молодежи. У московских старшеклассников среди всех видов проведения свободного времени на первом месте стабильно находится «общение с друзьями», но в 1991 г. так ответили 79%, а в 2000 – 54% опрошенных. Неоднозначно и влияние новых информационных технологий (Интернет, мобильный телефон). С появлением Интернета у подростков заметно уменьшилась роль друзей как источников информации, но одновременно появились новые возможности нахождения друзей.

Что же до соотношения экспрессивных и инструментальных ценностей дружбы, то у сегодняшних подростков и юношей оно выглядит примерно таким же, как в 1970. Отвечая в 1995 на вопрос, «что для вас самое главное в дружбе?», 16–19-летние российские юноши и девушки поставили на первое место возможность получить помощь, а на второе – верность и постоянство. Однако дальше обнаруживаются гендерные различия. Девушки придают больше значения чувству, что кто-то в тебе нуждается, возможности делиться сокровенными мыслями и сознанию того, что кто-то высоко ценит тебя. Для мальчиков важнее совместное проведение досуга и интеллектуальная общность (друг – человек, который разделяет твои взгляды и придерживается тех же принципов).

Игорь Кон

ЛИТЕРАТУРА

Альберони Ф. Дружба и любовь. М., 1991
Кон И.С. Дружба. Изд. 4, М., 2005