К.С. ПЕТРОВ-ВОДКИН. Купание красного коня. 1912

К.С. Петров-Водкин учился у В.А. Серова. Его привлекали художники немецкого и французского символизма, а также искусство М.А. Врубеля и В.Э. Борисова-Мусатова. В своем творчестве художник соединил эксперимент в области формы со свойственной классическому искусству развернутой программой идейного содержания. В своих теоретических разработках Петров-Водкин стремился осмыслить фундаментальные проблемы пластического языка искусства.

«Купание красного коня» – шедевр зрелого стиля художника. Используя высокую линию горизонта, находящуюся за пределами формата картины, он поднимает изображенное пространство, приводя его к знаку плоскости. При этом благодаря масштабному сокращению фигур второго плана, он создает ощущение пространства. Такое построение пространства картины позволяет строить композицию на основе силуэта, локального цвета и контрастного сопоставления плоскости и объема, динамики и статики.

Петров-Водкин словно полемизирует с импрессионистическими приемами живописи, под обаянием которой находились в ту пору многие мастера. Не интересует его ни кубистический принцип разложения формы, ни футуристический сдвиг форм. В то же время, несмотря на использование бытового сюжета, художник уходит от рассказа о событии, хотя и нуждается в натуре. Для центральной фигуры ему позировал двоюродный брат – А.Н.Трофимов.

Эта картина очищена от всего случайного, незначительного. Центральная фигура на красном коне словно называет произведение, а фигуры второго плана показывают саму сцену, переводя ее из ботового мотива в пластическую формулу. Здесь очевидны традиции древнерусского искусства в понимании цвета, в образном строе. Конь красного цвета часто встречается в иконах (красное – прекрасное). Стремление к духовности, высокому идеалу вечных ценностей находит яркое выражение в этой работе. В картине раскрываются особенности национального мироощущения.

Творчество Петрова-Водкина отражает поиски синтеза, монументальной обобщенности, что было актуально для искусства 1900–1910-х годов. Этот путь образно обозначил известный русский поэт-символист начала ХХ века Вяч. Иванов словами – «живопись хочет фрески».

Нежная голубизна небес, приглушенная зелень листвы, золото колосьев с яркими вкраплениями васильков перекликаются по цвету с жемчужно-белым платьем, голубым поясом и поблескивающим украшением на руке. Сиреневому шарфу вторят оттенки увядающих роз.