ДИАКРИТИЧЕСКИЕ ЗНАКИ, или диакритические пометы (от греч. 'различать'), специальные значки, добавляемые к буквам того или иного алфавита с целью обозначить изменение их стандартного чтения или же указать на какую-либо особую роль, которую звук, обозначенный буквой с диакритикой, играет в слове. 

Число используемых людьми систем письменности, в том числе алфавитных, во многие десятки раз меньше числа имеющихся в мире языков. Обусловлено это как тем, что бльшая часть языков мира (на которых, правда, говорит меньшая часть населения планеты) и поныне являются бесписьменными, так и тем, что очень значительная часть самых различных языков мира пользуются письменностью одного-единственного вида – латинской, причем доля латинизированных систем письма постепенно увеличивается за счет создания письменностей для все новых языков (практически все такие письменности строятся на латинской основе), а также за счет перехода старописьменных языков к использованию латинского алфавита – такой переход произошел, например, в первой четверти 20 в. во Вьетнаме и в Турции. Массовое создание новых письменностей на кириллической основе тоже имело место в недавней истории, а именно в конце 1930-х годов в СССР, что было частью изменившейся к этому времени языковой политики (в 1920-е годы в СССР для большинства ранее бесписьменных и некоторых старописьменных языков внедрялась латиница; в новых независимых государствах бывшего СССР тяготение к обратному переходу на латиницу прослеживается в настоящее время).

При создании алфавитов на латинской основе для языков, далеких от «среднеевропейского стандарта», возникает ряд проблем, обусловленных тем, что латинский был языком с типологически очень бедной фонологической системой, и поэтому средств латинского алфавита заведомо недостаточно даже для передачи звуков современных европейских языков, не говоря уже о языках с более богатой фонологией. В принципе, это же относится и к кириллической письменности, также разработанной для языка, фонетически далекого от, например, кавказских языков, пользующихся ныне алфавитом на русской основе. В случае, когда язык, для письменной фиксации которого используется тот или иной алфавит, фонологически богаче того языка, алфавит которого предполагается использовать (применительно к латинскому алфавиту дело обстоит именно так почти всегда), алфавит приходится адаптировать, чаще всего – обогащать. Тем не менее по культурным, политическим и техническим и отчасти религиозным причинам тенденция к внедрению латиницы является доминирующей.

В принципе, существуют три способа обогащения алфавита. Первый заключается в дополнении его некоторыми совершенно новыми буквами (графемами), изобретаемыми специально (иногда из имеющихся элементов других букв) или заимствуемыми из других алфавитов. В пределе такой путь ведет к созданию совершенно оригинального алфавита, что случалось в истории не так уж часто; большинство систем письменности, и не только алфавитных, но и слоговых, создавались путем заимствования и адаптации.

Второй способ предполагает использование своего рода графической идиоматики, т.е. сочетаний букв, читаемых особым образом (это так называемые диграфы, триграфы и т.д., букв может быть много – в немецком для передачи звука [] используется четыре буквы tsch, а для передачи русского [щ] в заимствованиях – целых семь: schtsch). Способ чтения иногда не выводим из чтения входящих в сочетание букв (например, чтение польск. rz как []).

Наконец, третий способ предполагает небольшую модификацию существующих букв за счет добавления к ним различного рода вспомогательных над- и подстрочных значков, чаще всего различных точек и черточек, а также изменения отдельных элементов букв. Это и есть диакритические пометы в узком смысле. Как правило, звуки, передаваемые с помощью букв с диакритиками, сходны со звуками, передаваемыми соответствующими буквами без диакритик.

Реально в алфавитах различных языков представлены все три типа адаптационных изменений, причем все они могут встречаться в одном и том же алфавите одновременно. Так, в немецком письме имеется особая буква , отсутствующая в собственно латинском алфавите, диакритические значки умляута над тремя гласными , и , а также несколько буквенных сочетаний, часть из которых приведена выше. Однако конкретные системы алфавитного письма, построенные путем адаптации некоторого алфавита, могут характеризоваться предпочтительным использованием какого-либо одного из трех перечисленных приемов. Так, в чешском алфавите интенсивно используются диакритические знаки и только одно сочетание букв ch, используемое для передачи заднеязычного смычного (рус. [х]); в польском диакритик меньше, зато обильно представлены буквенные сочетания; в английском обошлись вообще без диакритик (если не считать факультативного использования знака диерезиса, т.е. двух точек над гласной для указания ее слогового характера при сочетании гласных звуков, обычно во французских заимствованиях, например noёl 'рождественский гимн'), используя зато такие сочетания букв, как sh для обозначения [], ch для [], th для [q] и [] – при том, что в древнеанглийском для обозначения двух последних звуков имелись специальные буквы. При создании кириллического алфавита на основе греческого этот последний был дополнен многими новыми буквами, частично заимствованными из других алфавитов (например, буква ш – из древнееврейского), тогда как диакритики для целей создания новых букв почти не использовались.

У каждого из трех способов адаптации алфавита есть свои достоинства и недостатки – особенно если принимать во внимание такой немаловажный фактор, как удобство типографского и компьютерного набора. Использование буквенных сочетаний технически проще, но сильно удлиняет текст (в чем легко убедиться на примере польского языка) и не слишком наглядно (например, польское сочетание sz обозначает звук [], а в венгерском то же сочетание передает [s], тогда как «обычное» s обозначает в венгерском как раз звук []; при этом диграф zs в венгерском передает звук [z]). Использование специальных букв неудобно при наборе и при этом не обладает наглядностью, хотя и сокращает текст. Применение диакритик также создает проблемы при наборе, особенно многоязычном, но зато сокращает текст и более точно передает место звука в фонетической системе, в связи с чем использование диакритических помет является предпочтительным решением при научном транскрибировании текста; более того, фонетическая транскрипция – это самостоятельная важная область использования диакритик, хотя в ней используются и специальные буквы. По сути дела, научная транскрипция – это универсальный алфавит, с помощью которого возможно изобразить звучание выражений любого языка; такова, например, транскрипция Международной фонетической ассоциации (МФА).

В рукописном тексте диакритики предстают как наиболее простое средство модификации алфавита, – не случайно их использование началось еще в Средние века.

Помимо целей модификации значения графических символов, т.е. передачи отличий в качестве звуков (так называемые сегментные отличия), диакритические пометы используются также для указания на особенности звучания того или иного звука в составе слова, и прежде всего для указания на ударение в тех языках, где оно является смыслоразличительным или где его обозначение практикуется в силу каких-то иных причин. Диакритическими знаками ударение и тон обозначаются также и в научной транскрипции; существует и ряд других использований диакритических помет (см. ниже).

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДИАКРИТИЧЕСКИХ ЗНАКОВ

Практика использования различных диакритических знаков в национальных письменностях различных языков носит непоследовательный характер. Объясняется это в основном тем, что предназначенные для повседневного использования системы письма люди стремятся обычно сделать по возможности проще, в силу чего на наиболее доступные диакритические знаки формируется своего рода «повышенный спрос», и они используются для обозначения тех отличий в произношении звуков, которые характерны именно для данного языка; нелингвистов же, которые имеют дело лишь со своим языком, возникающая при этом межалфавитная несогласованность нисколько не занимает.

К сожалению, непоследовательность в употреблении транскрипционных и особенно диакритических знаков присуща и специалистам, хотя универсальная система транскрипции, регламентирующая и употребление диакритик, существует и рекомендуется к использованию, – это транскрипция МФА. В ней используются следующие диакритические знаки для обозначения качества звуков (табл. 1) и интонационных явлений (табл. 2; подробнее об этих явлениях см. ПРОСОДИЯ ЯЗЫКОВАЯ).

Несмотря на наличие стандартизованной системы записи и значительные усилия по ее внедрению, традиция и соображения технической простоты часто перевешивают, и в результате один и тот же звук транскрибируется различными авторами и в различных традициях по-разному. Так, звук, обозначаемый в английском языке как j (John 'Джон'), может транскрибироваться как j при записи санскрита, как в случае авестийского языка, как применительно к романским языкам и как d во всех остальных случаях. У ученых-романистов принята одна система, у индоевропеистов другая, у семитологов третья, и даже внутри одной и той же исследовательской области могут использоваться разные системы. Взаимопонимание между учеными разных стран по этому вопросу и обеспечение на его основе практической унификации являются настоятельной необходимостью.

Древнегреческие грамматисты использовали небольшое количество диакритических знаков: знаки тонического, или музыкального ударения (гравис, акут и циркумфлекс); знак «макрон» (), указывающий на долготу гласного; знак «бреве» (), указывающий на его краткость; знак «анцепс» (), указывающий на гласный, который может быть как кратким, так и долгим; и уже упоминавшийся выше диерезис () знак, показывающий, что последовательность гласных не образует дифтонга () и каждый из них произносится отдельно. К этим знакам может быть добавлено густое () и тонкое () придыхание. Знак тяжелого ударения (гравис) первоначально ставился на всех слогах, которые мы теперь называем безударными, т.е. на слогах, не несущих главного ударения (которое в древнегреческом языке было музыкальным); в этой первоначальной системе вместо писалось . В более позднее время использование грависа было ограничено указанием на ослабление острого ударения, или акута на последнем слоге при наличии за ним следующего слова; так, с последующим превращалось в . Циркумфлекс указывал на долгий гласный с нисходящим или падающим ударением, как в словоформе , тогда как акут на долгом слоге указывал на восходящее или повышающееся ударение, как в словоформе .

Те же самые знаки используются и в современных языках, иногда в той же самой функции, а иногда совершенно по-другому. Так, знак диерезиса сохраняет свое изначальное значение в итальянском, испанском, французском и английском языках. В транскрипции древневерхненемецкого языка диерезис часто используется современными учеными для передачи открытого e (в других случаях чаще транскрибируемого как [e]), например gёhan. В современной немецкой орфографии , и заменили использовавшиеся ранее сочетания ae, oe и ue, указывавшие на сдвиг a, o и u в более передний ряд под влиянием последующего звука i (который мог в дальнейшем исчезнуть или перейти в e), процесс, известный под названием метафонии, или умлаута; при такой записи словоизменение выглядит более последовательным – например, множественное число от Gans 'гусь' будет Gnse, множественное число от Hut 'шляпа' – Hte. Те же самые знаки для гласных с диакритиками , и часто используется с тем же значением при письменной фиксации других языков и диалектов; , в частности, используется в латинской записи албанского языка и многих романских диалектов, включая ломбардский, пьемонтский и ретороманский. Как , так и используются в современной турецкой орфографии.

В итальянской, испанской и литовской письменности греческие знаки ударения используются для указания на ударный слог, равно как и во многих научных транскрипциях других языков, включая русский, сербскохорватский и санскрит. Во французской и итальянской письменности акут и гравис используются для различения закрытого и открытого , а в итальянском различается также закрытое и открытое ; в испанском, где различие открытых и закрытых гласных не является фонологическим (смыслоразличительным), оно на письме не обозначается, и знак акута используется только для указания на место ударения. В латинских надписях и, позднее, в староанглийском и ирландском языках знак акута иногда использовался вместо макрона для указания на долготу гласного. В латинскую транскрипцию готского языка знак акута был введен Якобом Гриммом для того, чтобы отличать a (фонетически, вероятно, открытое краткое e) и a (открытое краткое o) от настоящих дифтонгов ai и au, которые Гримм записывал как i и u соответственно. Знак акута также часто используется в научной транскрипции для указания на палатализацию (смягчение) согласного; так, в транскрипции русского глагола видеть конечный согласный транскрибируется как [t']. Знаки или для обозначения аффрикаты c обнаруживаются в некоторых старофранцузских манускриптах. В литовской письменности три греческих знака ударения используются подобно тому, как они употреблялись в древнегреческом, однако с тем важным отличием, что знак циркумфлекса употребляется для указания на восходящий тон, а знак акута – на нисходящий, т.е. противоположным по сравнению с древнегреческим способом. В сербской письменности знак церкумфлекса используется для указания на долгий слог с нисходящим тоном, как в древнегреческом. В сербском также имеется обозначаемый двойным грависом нисходящий тон и два повышающихся тона, обозначаемых одинарным грависом и акутом.

Знак циркумфлекса, в форме ^, часто используется вместо макрона для указания на долготу при транскрибировании текстов санскрита и семитских языков. Таким же образом этот знак используется во французской письменности при записи слов tte, fentre, sr, mr, remercment и других, обычно исторически переживших падение согласного s или гласного (примеры бывших форм – teste, seur, meur). Такое использование циркумфлекса было введено французскими эллинистами в 16 в. В современной итальянской письменности та же форма циркумфлекса часто используется вместо ii, j (устаревшее написание) или просто i во множественном числе существительных или прилагательных мужского рода: dubb, princip, viz.

Другая форма циркумфлекса (~) часто использовалась в средневековых манускриптах как знак сокращения для удвоенных согласных (ao вместо anno) или как указание на носовые при отсутствии какого-либо другого их обозначения (вместо dantem). Подобное употребление оставило свои следы в испанском языке, где латинское сочетание nn дало палатальное (мягкое) и знак стал использоваться как указание именно на палатальное [], как в ao, в противоположность дорсальному [n], как в bueno. Знак ~ называется тильдой – название, развившееся из латинского слова titulus 'написанное сверху'. Он широко используется при транскрибировании иных, чем испанский, языков, поскольку в латинском алфавите не было знака для отсутствовавшего в латинском языке палатального . Некоторые ученые используют этот диакритический знак для обозначения носовых гласных, например , , .

Знаки акута и грависа также используются в некоторых языках, в особенности в итальянском и во французском, просто как графические средства для различения омонимов. Так, французское слово ou – это сочинительный союз 'или', тогда как o – это местоименное наречие 'где'; итальянское слово da – это предлог 'от', тогда как d – глагольная форма со значением 'он дает'. Когда в языке имеется лишь один тип ударения, или когда лишь один тип ударения обозначается на письме, то для обозначения его обычно используется знак акута, как, например, в русском языке.

Иногда некоторые буквы уменьшенного размера добавлялись к другим буквам, образуя таким образом новые буквенные знаки. Испанская «седилья», букв. 'маленькая буква z' («сета» в современном испанском алфавите, греческая ), была приставлена снизу к букве c для указания на то, что она обозначает дентальный сибиллянт [s], а не велярный (заднеязычный) смычный [k]; эта практика была введена во французскую письменность в 1529 Жоффруа Тори (который также ввел в обиход апостроф), а из французского перешла в английский, где соответствующий знак (по-русски именуемый седиль) обычно, хотя и не всегда, пишется в таких французских по происхождению словах, как Provenal или faade. В новой турецкой орфографии знак обозначает аффрикату [ ] (рус. [ч]).

Маленький кружок, или маленькая буква «о» часто ставится над a (получается знак ), особенно в письменностях скандинавских языков, для обозначения очень открытого o. Карл Бругман также использовал этот знак для обозначения реконструрированного индоевропейского звука, существование которого в высшей степени сомнительно. При записи литовских слов знак ранее использовался для обозначения дифтонга, записываемого в стандартной литовской орфографии как uo.

С помощью верхнего буквенного индекса в научной транскрипции осуществляется указание либо на буквы, которые присутствуют на письме, но не произносятся, как в древнеперсидском pa  + a + ra  + sa  + ma, либо, как в ирландском, на особую окраску или артикуляцию согласных. Так, авторы научных монографий склонны писать, например, eich, eoch, tuathaib вместо засвидетельствованных в ирландских рукописях форм eich, eoch, tuathaib. Некоторые ученые используют подобные малые буквы-индексы для указания на негромкое или невнятное произношение обозначаемых ими звуков. Символ kw используется в реконструированных индоевропейских формах для записи, например, звука, соответствующего орфографическому qu в латинском aqua или английском equity. Аналогичная практика, как легко видеть из табл. 1 выше, рекомендуется и МФА.

Маленький кружок под знаком для плавного или носового указывает на его вокалическую (т.е. слогообразующую) природу. Так, представленные в готских манускриптах формы akrs, swumfsl или bagms (латинизированная запись) часто транскрибируются как, соответственно, , и . Аналогичным является использование данного символа при транскрибировании санскритских форм. Символ иногда используется вместо для обозначения звука «шва» – редуцированного гласного, присутствующего в безударных слогах многих языков и иногда отождествляемого с французским «немым» e (« e muet »).

Точка под знаком для согласного () при записи санскритских слов указывает на особую ретрофлексную (называемую также церебральной, а иногда и какуминальной, хотя последний термин может применяться для описания и несколько иного способа произнесения) артикуляцию, при которой кончик языка загибается вверх и назад. Транскрипционное обозначение , используемое для передачи санскритского знака «висарга», соответствует английскому глухому начальному h, тогда как знак h в санскритской транскрипции обозначает соответствующий звонкий согласный. Транскрипционное обозначение (передача санскритского знака «анусвара» перед согласными-спирантами) просто указывает на носовой характер предшествующего гласного. В транскрипции семитских языков точка под знаками для согласных указывает на то, что они являются, как принято выражаться в семитологии, «эмфатическими», т.е. их артикуляция является напряженной веляризованной или глоттализованной. Семитское эмфатическое , приблизительно напоминающее первую согласную в англ. cork в противоположность первой согласной в англ. keep, трактуется, однако, иначе и транскрибируется как q, а не . Транскрипционный знак применительно к семитским языкам обозначает простое придыхание, в противоположность велярному щелевому (фрикативному) звуку, обозначаемому в транскрипции как  .

Точка под знаком для гласных и показывает, что соответствующий гласный является закрытым (как в англ. late, low, see), тогда как крючок под теми же буквами и указывает на их открытость (англ. let, law, sit). Маленький крючок под знаком для гласного, а в санскрите также и под и используется вместо тильды в транскрипции санскрита и албанского, в польском языке, а также в других транскрипциях для указания на носовой характер гласного. Крючок под s (т.е. знак ) передает звук [ ] (рус. ш) в румынском и турецком алфавитах.

Точка над z в старой литовской орфографии использовалась для образования знака , который обозначал звук, передаваемый русским ж ; теперь он передается в литовском знаком . Литовский знак обозначает закрытое долгое e. Транскрипционный знак (также ) в случае санскрита обозначает велярный носовой, как в англ sing или sink. Принятый в семитологии транскрипционный знак (используются также знаки и g) обозначает звонкий аналог h, велярный звонкий щелевой. Знак в транскрипции авестийского языка обозначает палатализованный вариант h, появляющийся только перед y. В древнеирландской письменности точка над s или f (т.е. знаки ), называвшаяся punctum delens («удаляющая точка»), показывала, что эти согласные не должны произноситься. В современной ирландской орфографии символы и указывают, соответственно, на щелевые и , заменяющие b, d и g в позиции между гласными.

Линия под знаками и в транскрипции семитских языков передает тождественные по месту образования щелевые звуки:  обозначает звук, стоящий в начале англ. this, а – начальный звук англ. thick (т.е., в более привычной для российского читателя «джоунзовской» транскрипции, [ ] и [ q ] соответственно). Однако в транскрипции египетского языка, хотя он находится в достаточно близком родстве с семитскими, знак передает звук c [ч], а знак используется для передачи звука [дж].

Горизонтальная линия, перечеркивающая буквы g, b и d (в результате чего получаются знаки , ), используется некоторыми учеными для передачи соответствующих звонких щелевых, которых не было в латинском языке, но которые произносятся, например, в испанских словах lago, cabe, nada. Некоторые лингвисты используют вместо этих перечеркнутых знаков греческие буквы g, b и d, которые в новогреческом языке обозначают именно щелевые, тогда как в древнегреческом они обозначали звонкие смычные. Знак , заимствованный из польского алфавита, используется в научной литературе для передачи веляризованного l, обычного в славянских языках, в противоположность l  палатальному; в самом польском обозначаемый этим знаком звук качественно весьма отличен от своего структурного аналога в других славянских языках. Веляризованному l ( ) подобно так называемое «темное» l в таких английских словах, как fault, battle, shield, тогда как палатальному l ( ) – «светлое» l в английских словах lily или loose.

Гачек (), или перевернутый циркумфлекс, используется в некоторых славянских алфавитах (в том числе чешском; именно из чешского языка и заимствован термин для обозначения этого знака), а также употребляется многими учеными при транскрибировании слов других языков для указания на палатальную артикуляцию, как это имеет место в случае использования знаков (для обозначения звука, передаваемого англ. ch в слове chapter, рус. [ч]), (англ. j в juvenile, рус. [дж]), (англ. sh в слове shoe, рус. [ш]), (звук, передаваемый англ. s в слове pleasure, рус. [ж]). Гачек активно используется в современной литовской письменности, а также в транскрипциях авестийского языка. С другой стороны, в чешском алфавите и в транскрипции умбрского языка знак перейдет в щелевой r, а при транскрибировании средствами латинской графики старославянских и древнерусских текстов знак используется для передачи звука, напоминавшего долгое закрытое ° и обозначавшегося в славянской письменности знаком («ять»).

Маленькая выпуклая дужка под буквами i и u () иногда используются немецкими учеными для обозначения полугласных; французские исследователи предпочитают использовать для передачи полугласных буквы y и w, тем самым придавая им то звуковое значение, которое они имеют в позиции перед гласными в английской орфографии ( yes, yours, water, win). Наварро Томас различает знаки и , с одной стороны, и y и w, с другой, для обозначения различия между звуками, которые он называет, соответственно, полугласными и полусогласными (последние встречаются в позиции перед гласным того же слога, к которому принадлежит полусогласный звук; например, рус. большой и если, в транскрипции данного типа выглядят, соответственно, [ ] и [yesl'i]).

Знак густого придыхания ставится в греческой письменности только перед буквой, обозначающей начальный гласный звук слова, и указывает на то, что этот гласный произносится с придыханием; когда придыхания при начальном гласном нет, перед обозначающей его буквой ставится знак тонкого придыхания (). При транскрибировании некоторых языков, включая, в особенности, армянский, знак густого придыхания ставится после согласных p, t, k с целью указания на их придыхательный характер; таким образом, армянские напоминают скорее начальные согласные в английских словах pain, tale, kin, нежели начальные согласные во французских словах peine, terre, coeur или английские согласные в позиции после s в таких словах, как spur, stand или skirt.

В латинской транскрипции слов семитских языков знак густого придыхания используется для передачи звука, обозначаемого буквой «айн» и представляющего собой гортанную смычку, сопровождаемую сужением гортани; такая смычка может рассматриваться как эмфатический вариант звука, называемого «алеф». Последний представляет собой простую гортанную смычку, воспроизводимую в транскрипции семитских языков знаком тонкого придыхания (), а в транскрипциях египетского языка – знаком .

Буква h, в письменностях большинства романских языков сама по себе не обозначающая какого-либо звука (как не обозначала она никакого звука и в латинском языке имперского периода), часто используется, подобно диакритическому знаку, для модификации звукового значения других букв. В латинском, умбрском и многих современных европейских языках, включая немецкий, итальянский и английский, она на письме может служить указанием на удлинение предшествующего гласного (напр., ah, oh, ih). В латинском, умбрском и современном французском письме она может разделять два гласных, тем самым выполняя функцию диерезиса (лат. ahenus, франц. ghenne, le hros). В итальянском и румынском письме сочетания ch и gh в позиции перед гласными переднего ряда e и i обозначают велярные [k] и [g] соответственно, тогда как в отсутствие h буквы c и g в аналогичной позиции обозначают, соответственно, звуки [] и []. В испанском и английском письме ch обозначает звук []. Это было старофранцузское произношение данного сочетания букв, и поныне сохранившееся в английской системе письма; в современном французском ch обозначает звук []. В немецком письме, а также в в некоторых шотландских словах (напр., loch) ch обозначает глухой щелевой велярный согласный, аналогичный рус. [х]. Английское буквенное сочетание th передает межзубный щелевой, иногда звонкий (как в словах this, that), а иногда глухой (как в словах thick, thug), хотя есть несколько слов-исключений, в которых это сочетание, как и в письменностях континентальной Европы, обозначает простой звук t. Сочетание ph, наследовавшее греческой букве f, всегда читается как [f]. В итальянском письме при помощи буквы h иногда различают омонимы – например, формы ha, hanno глагола со значением 'иметь' от форм a, anno.

Долгие гласные могут обозначаться различными диакритическими знаками: двоеточием после гласного (a:); макроном (), знаком циркумфлекса () или акута () над буквой для гласного; и даже с помощью h (ah) или удвоением соответствующей буквы (aa, как в немецком haar ; аналогичное обозначение используется в письменностях многих неиндоевропейских языков). Краткие гласные в транскрипции обычно обозначаются знаком бреве (), а гласные, могущие быть как долгими, так и краткими, – знаком анцепс (). Когда в транскрипции семитских языков циркумфлекс используется для обозначения долгих гласных, в функции анцепса используется знак макрон. Знак бреве над буквой для согласного g (т.е. ) используется в турецкой письменности для указания на щелевой звук [ g ].

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ГРАФИЧЕСКИЕ ЗНАКИ

Существует ряд графических символов, которые не являются, строго говоря, диакритиками, однако используются в научных лингвистических работах для тех или иных видов маркировки рассматриваемых языковых форм.

Звездочка, иначе называемая астериск (*), когда она стоит перед словом или буквой, означает, что слово или обозначаемый соответствующей буквой звук являются реконструированными, т.е. они были не обнаружены на самом деле в каком-либо тексте или услышаны от какого-либо информанта, а выведены или восстановлены на основании других форм или данных других языков. Так, латинское *retundus представляет собой реконструированную форму (иногда так и называемую формой под звездочкой), которая была получена на основании сравнения румынского ratund, итальянского ritondo, старофранцузского reond, испанского redondo и других форм. Формы, приписываемые протоиндоевропейскому языку, всегда стоят под звездочкой, поскольку сам этот язык «реконструирован» на основе данных языков-потомков; таким образом, даже формы типа *esmi 'аз есмь' или *owis 'овца', которые обнаруживаются ровно в таком виде в одном или нескольких индоевропейских языках (esmi в клинописном хеттском и в литовском; owis, на письме имеющая вид ouis или ovis – в латинском), обычно предваряются звездочкой, если они приписываются протоиндоевропейскому языку. Реконструированные формы не обязательно являются воображаемыми; реальность многих из них, включая три упомянутых выше, не вызывает никаких сомнений. К сожалению, однако, звездочка часто используется также для маркировки форм, которые никогда не существовали в действительности, но логически могли бы существовать, как, например, итальянская форма *desceppio 'ученик' вместо discpolo или латинская форма *us 'бык' вместо bos. Дополнительно усложняет дело то обстоятельство, что та же самая звездочка используется для маркировки несуществующих форм и неправильных словосочетаний (так называемый отрицательный языковой материал). В начале 20 в. немецкий компаративист Э.Герман предложил использовать два различных знака, крестик () для чисто гипотетических форм и звездочку (*) для реконструированных, однако эта практика нашла немного последователей.

Использование квадратных скобок в публикуемых текстах означает, что слова или буквы, заключенные в квадратные скобки, отсутствуют или плохо читаются в оригинале и были добавлены редактором; для указания на сомнительные буквы под ними иногда ставятся точки, например . В лингвистике помещение некоторых букв в слове в квадратные скобки обычно указывает на то, что эти буквы не произносятся, как в английском слове lis[te]n. Квадратные скобки употребляются также для записи фонетической транскрипции. Круглые скобки могут использоваться для указания на то, что слово встречается в двух формах, например grey (gray), clerk (clark). Дефис (-) перед или после части слова означает, что слово записано не полностью и из исследовательских соображений лишено какого-то начального или конечного элемента или элементов. Этот знак часто используется при записи префиксов (приставок) или суффиксов, напр., ab-, un-, -ling или -less; использование этого знака в середине слова (например, prince-ling 'княз-ек', in-come 'при-быль') указывает на разделение составных элементов слова для указания на его так называемую внутреннюю форму.

Знак >, выступающий между двумя словами, формами или буквами, указывает на то, что второе слово, форма, или обозначаемый второй буквой звук происходит из первого, например лат. vnum > англ. wine (или рус. вино).

Цифровые индексы могут использоваться для обозначения тонов (обычно это верхние индексы) в тоновых языках типа китайского или различения значений многозначного слова (обычно для этого употребляются нижние индексы).

В дополнение к знакам, перечисленным выше, имеется множество других, которые используются для специальных целей, особенно при необходимости вхождения в тонкие детали – например, в лингвистических атласах Франции, Италии или Корсики.

ЛИТЕРАТУРА

Дирингер Д. Алфавит. М., 1963
Зализняк А.А. О понятии графемы. – Balcanica. Лингвистические исследования. М., 1979
Гельб И.Е. Опыт изучения письма. (Основы грамматологии.) М., 1982
Зиндер Л.Р. Очерк общей теории письма. Л., 1987
Дьяконов И.М. Письмо. – Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990