С.Ф. Щедрин. Терраса на берегу моря. Капуччини близ Сорренто. 1827

Из всех селений, расположенных в окрестностях Неаполя, Щедрин больше всего любил Сорренто. Здесь он подолгу жил каждое лето, начиная с 1825 года. Как и другие местечки на побережье, Сорренто изобиловал каменными террасами, или «перголатами», увитыми виноградом и служившими местом отдыха в жаркие дни.

«Терраса на берегу моря» была написана в 1827 году. Художник использовал в картине мотив «пейзажного интерьера», образованного зеленью деревьев и пронизанного светом и воздухом. Местонахождение террасы с ее характерной архитектурой удалось установить благодаря рисункам, выполненным неизвестным художником-любителем XIX века. Среди них оказались зарисовки этой же террасы с надписью, что изображено селение Капуччини близ Сорренто.

Терраса расположена высоко над морем, через залив виден отдаленный берег с Везувием. Ближе – обрывистый мыс Граделле, который часто появляется в картинах Щедрина. Художник мастерски строит пространство. Линейная перспектива сохраняется только для ближнего плана – уходящей в глубину по диагонали террасы. Дальний план передан исключительно живописными средствами. Нет никакого перспективного перехода от темной фигуры облокотившегося на парапет священника к светлому морю и голубым далям, однако прекрасно ощущается, какое огромное пространство открывается в просвете листвы. Немногими быстрыми мазками едва намечены розовые крыши и белые стены селения Мета, просматривающегося на дальнем плане. Сама терраса, местами озаренная ярким солнцем, местами погруженная в глубокую тень, полна причудливой игры света.

На первом плане Щедрин разворачивает бытовую сцену: в тени высоких деревьев укрылись от зноя люди. Сидящие и стоящие, лениво беседующие или спящие, они овеяны тем же настроением безмятежного спокойствия, что и природа. Художник очень наблюдателен и умеет выбирать натуру. На подобных персонажах останавливал внимание и Гоголь в своих описаниях итальянского быта: аббат «с треугольною шляпой, черными чулками, башмаками», и «нечистый рыжий капуцин, вдруг вспыхнувший на солнце светловерблюжьим цветом», и итальянские простолюдины, характерные обитатели «гаваней» и «террас», «этот живой, неторопящийся народ, живописно и покойно расхаживающий по улицам».

Всех своих персонажей Щедрин писал с натуры. В ноябре 1827 года в одном из писем из Сорренто брату в Россию он рассказывал, что священник отказался взять плату за позирование и согласился только отслужить обедню за упокой души его отца. Возможно, это и есть тот самый аббат, который изображен в картине облокотившимся на парапет.