П. И. Чайковский

Общая характеристика симфонического творчества

 

            П. И. Чайковский создал много симфонической музыки – около сорока произведений в разных жанрах. Это шесть симфоний плюс еще одна – без номера, но с названием – «Манфред» (фактически - семь), двенадцать увертюр и фантазий, четыре сюиты (четвертая – знаменитая «Моцартиана»). К жанру сифонической музыки относятся три его фортепианных концерта и один скриичный концерт, Вариации на тему рококо для виолончели с оркестром. Эти последние перечисленные произведения не случайно являются обязательными на всех Международных конкурсах имени П. И. Чайковского. Да и вне конкурсов они часто звучат на всех концертных эстрадах мира, составляя центральные номера любых симфонических программ.

            Столь же многогранно само содержание симфонического творчества Чайковского. Здесь и зарисовки народного быта, и поэтическое воплощение образов природы, и празднично-торжественная музыка «по случаю». Чайковский, приобретя колоссальный опыт именно в симфоническом жанре, признавался: «В симфонии или сонате я свободен, нет для меня никаких ограничений… Несмотря на весь соблазн оперы, я с бесконечно большим удовольствием и наслаждением пишу симфонию или сонату и квартет». (Соната и квартет, хотя произведения и меньшие по масштабу, чем симфония, но ближе других музыкальных жанров стоят к жанру симфонии).

            Главное содержание симфонической музыки П. Чайковского, если попытаться охарактеризовать ее в целом, это раскрытие душевного мира человека, в его сложных подчас драматических взаимоотношениях с окружающей жизнью. В этом смысле симфонии Чайковского сопоставимы с его операми, хотя музыкальные формы этих жанров совершенно различны. Преобладающим настроением музыки Чайковского в целом и смифонической, в частности, является лирическое излияние. Однако это не означает, что эта музыка всегда пребывает только в этом ключе – в своих лучших произведениях Чайковский касается глубоких философских проблем человеческого бытия. В каждой его симфонии мы сталкиваемся с острой конфликтной драматургией, являемся глубоко вовлеченными в столкновения и непрерывное развитие противоборствующих, а порой и антагонистических сил. И если искать какие-то параллели этому в мировой музыке (впрочем, не факт, что такие поиски и сравнения с другими творениями столь бязательны), то первым на ум приходит симфоническое творчество Бетховена. Другой параллелью симфоническому стилю Чайковского может служить творчество Й. Брамса. К общим чертам их творчества относится наличие характерного для «романтичесокго» века лирического стержня в их творчестве. Эволюция симфоний у обоих композиторов имеет общую направленность к усилению трагедийного начала. Любопытное совпадение можно усмотреть в том, что оба композитора написали в 1878 году по скрипичному концерту в одной и той же тональности – ре мажор. При этом, как часто бывает, схожие – конечно, отнюдь не во всем – индивидуальности сами друг друга не пизнают и сходство это отрицают. Чайковский не любил и не принимал музыку Брамса. По прошествии значительного исторического периода сопоставление их творчества кажется более обоснованным. И, вероятно, не случайно деятельность Российского национального оркестра под управлением М. Плетнева, началась с программы, включившей в себе Первую симфонию Брамса и «Манфред» Чайковского. 

Если мысленно представить себе список, например, из ста великих симфонических произведений миовой музыки, то все симфонии П. Чайковского должны непременно быть в него включены.  

 

Симфония № 1 соль минор «Зимние грезы», соч. 13

История создания

            Первая симфония «Зимние грезы» была первым произведением, написанным композитором по переезде в Москву. Она создавалась весной и летом 1866 года. Она знаменует собой окончани периода ученичества и свидетельствует о начале подлинно художественного творчества.

            Начало нового пути было для Чайковского трудным. Брат композитора, Модест Чайковский, его верный друг и помошник на протяжении всей жизни композитора, либреттист его опер, пишет: «Ни одно произведение не давалось ему ценолй таких усилий и страданий».

            Эскизы симфонии были в основном готовы в мае 1866 года. Из переписки композитора с близкими мы хорошо знаем хронологию рабуты над симфонией (как, впрочем, и над другими произведениями). Так, в одном из июньских писем этого Чайковский сообщает, что начал оркестровать симфонию. Но летом Чайковский, по свидетельству все того же Модеста, стал более мрачным, чаще прежнего совершал прогулки в одиночестве. Причиной омраченности молодого композитора была симфония, которая, как ему казалось, не давалась ему. Он работал не только днем, но и по ночам, в результате чего его нервная система совершенно расстроилась. Партитуру композитор завершил только в ноябре, уже булдучи в Москве. Но перед возвращением в Москву, композитор решил показать еще не оконченное произведение в Петербурге Антону Рубинштейна и Н. Зарембе. Строгим судьям симфония не понравилась. Такое их отношение оскорбило молодого композитора. Все же он по приезде в Москву внес в партитуру изменения. Вторую редакцию симфонии Чайковский вновь показал тем же судьям – и вновь их отрицательное суждение! Но зато Николаю Рубинштейну симфония понравилась, и вскоре в одном из концертов Русского музыкального общества он исполнил Скерцо из симфонии. Потом, в Петербурге, под его же управлением прозвучало Adagio и Скерцо. Целиком симфония впервые была исполнина под управлением Н. Рубинштейна 6 февраля 1867 года в Москве. Именно Николаю Рубинштейну Чайковский посвятил симфонию. Московская публика горячо приняла симфонию. Но настроенный очень самокритично, Чайковсий и сам был неудовлетворен рядом моментов в произведении. Потребовалось сделать третью редакцию. Но выполнить это намерение он смог только в 1874 году. В этой третьей редакции и в четырехручном преложении для фортепиано симфония была, наконец, издана Юргенсоном, восторженным почитателем композитора, в 1875 году. Именно в этой редакции симфония сейчас исполняется и известна всему миру.

Музыкальное содержание

            Первая часть носит заглавие «Грезы зимней дорогой». Эта часть относится к числу лучших творений композитора. Это образ зимней дороги и связанных с ней лирических дум, переживаний, воспоминаний, настроений. В одном из писем к Н. Ф. Фон-Мекк Чайковский писал об одной увиденной им картине: «… она обратила на себя мое особое внимание, потому, что это как бы иллюстрация к первой части моей Первой симфонии. Картина эта изображает большую дорогу зимой. Хороша она!». Симфония начинается еле слышным звучанием скрипок (этот прием называется тремоло – от итал. tremolo – дрожащий; его особенность в быстром чередовании двух одних и тех же звуков); в данном случае это напоминает своеобразный шелест сухого снега от ветра, звенящий морозный воздух. Возникающая на этом фоне мелодия поручена флейте и фаготу. Их звучание создает реальное представление о широте просторов, поскольку оба инструмента играют в унисон (то есть одну и ту же мелодию), но на расстоянии двух октав. Эта мелодия, если выражаться музыкально грамотно, называется главной партией. Потом последуют другие партии – связующая (ее название понятно), побочная, заключительная. Главная и побочная называются так не потому, что одна важнее, а другая второстепеннее, а только потому, что главная всегда исполняется в главной – основной – тональности произведения, а побочная – в како-нибудь другой – побочной тональности. Умолкла мелодия у деревянных духовых, и теперь с этой же темой вступают  струнные – альты, затем виолончели. Постепенно в звучание вливаются все новые и новые инструменты. Мелодия дробится, словно подхваченные ветром, летят друг за другом ее обрывки. И вот, уже во весь голос богатырски звучит мощная тема. Несколько сухих аккордов, и на фоне тынущихся звуков струнных вступает кларнет. Песня его, задумчиваю и спокойная, и есть побочная партия. Она льется привольно, как бесконечно разворачивающаяся лента. Раздел, в котором темы походят первый раз, называется экспозицией. Заключительный ее раздел - праздничный, торжественный, с ликующими фанфарами. Это возбуждение приводит к разработке – среднему разделу первой части. В ней господствует взволнованное стремительное движение, активные переклички голосов, столкновение различных  тем экспозиции, полное драматизма и приводящее к кульминации. После генеральной паузы, то есть паузы у всего оркестра, осторожно, робко начинают звучать  басовые голоса. На них наслаивается мягкое звучание валторны, затем вступают деревянные духовые духовые, и, наконец, полилась печальная мелодия – главная тема первой части. Так начался третий, заключительный раздел  первой части, называемый репризой. Завершается вся первая часть кодой, построенной на развитии одного  из элементов главной партии, который на сей раз звучит в сочетании с побочной. Устанавливается тишайшее звучание, как отзвук, напоминание. Оно спускается в нижний регистр и постепенно растворяется в шуршащем тремоло скрипок.

            Вторая частьAdagio cantabile – названа Чайковским «Угрюмый край, туманный край». Эта музыка создавалась композитором под  впечатлением от его поездки по Ладожскому озеру на остров Валаам и поездки на водопад Иматра летом 1860 года. Как и в первой части симфонии, образ природы здесь сливается с лирическим настроением, спокойным, задумчивым. Хотя поводом для написания этой части  были зрительные впечатления, музыка лишена звукоизобразительности. Оркестровая фактура, светлая, прозрачная, создает впечатление воздуха, простора. Примечательно, что для этой части композитор использовал тему из своей юношеской увертюры «Гроза». Кстати, эта тема позднее была использована Чайковским еще раз – в музыке к весенней сказке А. Островского «Снегурочка». Поначалу это тихая ласковая тема гобоя. Ее сопровождают, даже, можно сказать, окружают наигрыши флейт наподобие свирели. Их сопровождает фагот. Вскоре появляется вторая тема части. Ее звучание более взволнованное. По ходу развитие каждое новое появление первой темы звучит все более эмоционально напряженно. Кульминация в развитии – эпизод в котором тема одновременно звучит у гобоев, кларнетов, валторн. После этого наступает спад звучности. Возвращается тема втупления. 

            Третья часть – Скерцо. Примечателшьно, что и здесь Чайковский воспользовался ранее напианной музыкой, позаимствовав ее из своей фортепианной сонаты до-диез минор. Характер музыки в этой части симфонии созвучен с настроением предыдущей части. Скерцо начинается кратким вступлением, после чего у срипоквступает основная тема в остром прихотливом ритме. В звучании, благодаря некоторым особенностям музыкального лада, угадываются черты народной песенности. Средний раздел Скерцо – радиционное для такой формы в классической музыке трио. Оно звучит словно лирический вальс. Невольно в мыслях возникает представление о домашнем уюте, тепле, музицировании в гостиной. Чайковский любил это поэтически-мечтательное состояние души. Ясно рисуется картина старой усадьбы, мягкия свет в окнах, мелькающте тени обитателей этого уютного жилища.

            Четвертая часть – Финал. На сей раз это яркая картина уличной народной жизни. Контраст с предыдущими частями очень яркий, но не драматический. Если в двух предыдущих частях Чайковский заимствовал музыкальный материал из своих более ранних  произведений, то здесь он воспользовался – как это делали многие композиторы –  мелодией народной песни «Я посею ли, млада»; в городском быту эта песня была известна под названием «Цвели цветики». Композитор оригинально обработал этот известный мотив: в Финале он предстает как в мажорном, так и в минорном «преломлении». И каждый раз это привносит музыкальное и эмоциональное разнообразие. В какой-то момент песня приобретает размашистый, даже, можно сказать, грубы характер в духе разухабистого «замоскорецкого» пляса. Радостной, колокольно-праздничной музыкой завершается вся симфония.

© Александр МАЙКАПАР