И.С. Школьник. Натюрморт с желтой скатертью. Начало 1910-х

Иосиф Соломонович Школьник не принадлежит к числу звезд первой величины русского авангарда. В истории искусства он выступает скорее как «спутник» художественного движения своей эпохи. Однако эта точка зрения не совсем справедлива. В 1910-х – 1920-х годах Школьник пользовался широкой известностью как театральный художник. В 1913 году совместно с Павлом Филоновым он оформил постановку спектакля «Владимир Маяковский» и совместно с Казимиром Малевичем – постановку пьесы Велимира Хлебникова и Алексея Крученых «Победа над Солнцем». Яркую страницу творческой деятельности художника представляет его работа в качестве декоратора в Троицком театре (1913–1917) и Малом театре (1918–1919) в Петрограде.

Натюрморт – вот тот жанр, в котором наиболее полно раскрылся декорационный дар Школьника в станковой живописи.

В «Натюрморте с желтой скатертью» природа изображенных вещей декоративна и несет в себе момент «театрализации». Представленные на фоне разноцветных тканей вазы разнообразной «этнической принадлежности» и изящная фарфоровая куколка своей «расстановкой» напоминают актеров, застывших в выразительных позах в финале классической пьесы. Композиция натюрморта словно вычерчена по схеме, обнаженно выступают организующие ее разнонаправленные линии и жестко заданные диагонали. При этом динамизм одних и статичность других ритмически подчеркнуты и усилены орнаментальным узором. Происходит своего рода игра плоскости и глубины, узора и предмета, в результате которой создается пространственный, хотя весьма неглубокий слой, усиливающий эффект сценического действа, разворачивающегося на узких театральных подмостках.

Колористическое решение натюрморта столь же декорационно-театрализованно.

Используя прямое сопоставление дополнительных цветов и вводя остро диссонирующие пятна открытого ярко-желтого и красного по отношению к синему, художник создает два цветовых плана, разделяя их как линией горизонта аккордами белого. Однако конструктивность пространства нарушена, спутана присутствием розового, зеленого, оранжевого, что приводит колорит как бы в состояние некой взволнованной и будоражащей неразрешенности, дает почувствовать в цветовых сочетаниях некую обманчивость, мистифицированность.