ЗАЛ 35.

РОССИЯ В ЭПОХУ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I. САМОДЕРЖАВИЕ И ОБЩЕСТВО

 

При начале правления Александр I (1801-1825) выражал намерения провести в стране самые широкие преобразования, публично заявляя об «утверждении отныне власти закона». Меры первых лет отличались особым «приуготовлением» подданных к переменам, и в обществе буквально насаждалось либеральное сознание. Этому служили законы, обращенные к развитию экономических инициатив, реформы в области управления и образования, снятие цензурных ограничений, открытие частных типографий и учебных заведений, политика религиозной терпимости. Инициативы императора получили широкий отклик как «за», так и «против» готовящихся реформ. Как писал один из современников, «общество пребывало в самых розовых, но неопределенных надеждах и ожиданиях».

К 1810 г. по поручению Александра I был подготовлен проект коренного переустройства России, в перспективе предусматривалось учреждение конституционного строя и поэтапная отмена крепостного права. Проект вызвал неприятие в среде сановного дворянства. Не в пользу реформ была и внешнеполитическая ситуация: все отчетливее становилась неизбежность единоборства с наполеоновской Францией.

После Отечественной войны 1812 г. и победного марша по Европе, Россия переживала общественный подъем. Европейские впечатления расширили круг интересов россиян; высвобожденная энергия и осознание мощи общественных усилий дали толчок к возникновению разнообразных объединений. Идея созидания на пользу Отечества владела умами. Чувство гражданственности, взращенное войной и либеральным просвещением, привело к созданию первых политических обществ. Одновременно набирали популярность и консервативные теории, основанные на укреплении традиционных российских устоев.

Думающий русский человек устремился к более глубокому постижению истории Отечества, прошлому и настоящему России, ее места в мире. Действительность воспринималось «под историческим углом зрения». Появились первые научные издания государственных документов, памятников древней истории и литературы. В 1816 г. перед обществом предстал «первый национальный образ России» - «История государства Российского» Н.М. Карамзина. История Отечества стала для русских людей открытием. «Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка Колумбом» (А.С. Пушкин).

В жизни общества все большее значение приобретала художественная литература, отражавшая новые идейные и духовные устремления. Крупнейшим культурным явлением стало творчество А.С. Пушкина, который придал художественному слову «достоинство национального дела».

Повседневная жизнь столичного и провинциального дворянства наполнялась новыми формами творчества: занятия словесностью, художествами, музыкой перешли из узкопрофессиональной сферы в массовую. Победа русского просвещения проявилась и в появлении нового персонажа общественной бытия – женщины. Без образа хозяйки литературного салона невозможно было представить культурную жизнь России того времени. Одновременно, дворянская культура была еще тесно связана с не потревоженным цивилизацией укладом русской деревни, традиционными, патриархальными отношениями между помещиками и их крепостными.

Прислушиваясь к общественным настроениям, власть балансировала между реформами и охранительными мерами. Разрабатывались проекты отмены крепостного право, в то же время учреждались «военные поселения», впоследствии снискавшие славу худшего из всех видов крепостничества. В Польше и Финляндии вводилось представительное правление, велась разработка российской конституции «Государственной уставной грамоты», но череда европейских революций 1820-х гг. и нарастающее отчуждение Общества от власти обусловили отказ от реформ и привели к нарастанию репрессивных мер. «У большей части мыслящих людей сознание, что страна идет в тупик, делая вид, что идет строевым шагом», – писали современники, – «О заговоре кричали по всем переулкам».

Неожиданная смерть Александра I и не обнародованные при жизни распоряжения о наследнике русского трона привели к кризису верховной власти – междуцарствию, завершением которого стало отрытое вооруженное выступление членов тайных обществ 14 декабря 1825 г., в первый день царствования нового императора Николая I.