Поленов Василий Дмитриевич

(1844-1927)

       Творчество Василия Дмитриевича Поленова (1844–1927) отличалось редкостной разносторонностью. Исторический живописец и пейзажист, портретист, автор картин на бытовые сюжеты, он был еще и незаурядным архитектором, театральным декора¬тором, графиком, занимался прикладным искусством.
       Основой для такой разносторонней художественной деятельности служила редкост¬ная талантливость художника в разных областях искусства. Универсализм Поленова питался также воспитанием художника, его происхождением. Поленов родился 20 мая (I июня) 1844 года в Петербурге, в старинной дворянской семье, сохранявшей давние традиции русской дворянской интеллигенции, восходившие еще ко второй половине XVIII века. Рано про¬явившиеся художественные наклонности Поленова культивировались в семье, где художницей-любительницей была мать – Ма¬рия Алексеевна, известным археологом и библиографом, страстным любителем искус¬ства отец – Дмитрий Васильевич. Кроме живописи здесь с увлечением занимались музыкой, пением, литературой. Эти занятия, хотя и носили любительский характер, но были достаточно серьезными. Отсю¬да берет начало та широта художественных интересов Поленова, которые позволят ему впоследствии легко входить в разные области искусства.
       Он получил глубокое и разностороннее образование, учась одновременно в Петербургском университете и Академии Худо¬жеств. В 1871 году, закончив оба учебных заведения и получив в Академии художеств Большую золотую медаль за программу «Воскре¬шение дочери Иаира», а вместе с ней право на пенсионерскую коман¬дировку, он выехал за границу. С 1872 по I876 год – время пенсионерства Поленова. Он побывал в Германии, Италии и Франции, где интенсивно учился, восприняв новейшие достижения западноевро¬пейской живописи. Особенно плодотворными для него были годы, проведенные во Франции. Здесь им были написаны картины на исторические сюжеты «Право господина» и «Арест гугенотки», близкие к западной академической исторической живописи. Осваивал он и пленэр, живопись на откры¬том воздухе. Результатом его полуторамесячной работы в 1874 году в местечке Вёль на севере Франции в Нормандии явилась серия пленэрных этюдов – «Белая лошадка. Норман¬дия», «Рыбацкая лодка. Этрета, Нормандия», «Старые ворота. Вёль», множество его «Приливов». В 1876 году, представив в Совет Академии художеств в качестве отчета шесть картин и пятьдесят этюдов, художник получил звание академика.
       Еще будучи пенсионером, Поленов решил переехать для работы в Москву. Но, вернувшись в Россию, побывал сначала в составе рус¬ской добровольческой армии на сербско-турецком фронте. За учас¬тие в боевых действиях он был награжден медалью и орденом, а его впечатления нашли отражение в этюдах и рисунках. К батальной теме Поленов вновь вер¬нулся в I877 – I878 годах, когда состоял в качестве штабного ху¬дожника на болгарском фронте Русско-турецкой войны. Но, как и в Сербии, самыми интересными были рисунки и этюды мас¬лом, изображающие будни походной жизни и местные типы.
       В июне 1877 Поленов переехал в Москву. Начинается работа над картиной «Пострижение негодной царевны», замысел которой возник еще в Петербурге. Картина не была осуществлена, но в связи с ней художник написал множество этюдов кремлевских соборов и теремов, в которых сказалось его мастерство в пленэрной живописи, а также интерес к передаче архитектурных форм, который ощущался уже в «Аресте гугенотки» и «Праве господина».
       В кремлевских этюдах – «Успенский собор. Южные ворота», «Теремной дворец», «Верхнее золотое крыльцо», в изображениях интерьеров – «Выход из покоев на золотое крыльцо», «Золотая царицына палата. Окно» архитектура, органично вписываясь в своей декоративной многоцветности в лазурь неба, играя рефлексами солнечного света, сама как бы наполнена светом, воздухом.
       В это же время Поленовым был выполнен первоначальный вариант «Московского дворика», написанный из окна снятой им квартиры в Трубниковском переулке. В нем отразились впечатления художника от Москвы с ее стары¬ми уютными улочками, памятниками национальной архитектуры, пат¬риархальным укладом жизни. Пейзаж стал прообразом одноименной картины, ставшей популярнейшим произведением русского искусства второй половины XIX века.
       В «Московском дворике» Поленов передал ощущение простоты и безмятежности спокойно и неторопливо протекаю¬щей обыденной жизни людей, органично связанных с окружающим пей¬зажем, чувство радости от погожего летнего утра. Он любуется кра¬сотой белокаменной архитектуры и сияющих куполов церквей. Благодаря точности композиционного решения живописного полот¬на, его световоздушной и цветовой разработке, соз¬дается завершенный картинный образ, передающий самобытный национально-истори¬ческий облик Москвы, каким он был понят и прочувствован художником. При этом в пейзаже не была утрачена и свежесть первого впечатления. Картиной «Московский дворик» художник дебютировал на VI-ой выставке Товарищества передвижников в 1878 году.
       Тему единства человека и природы Поленов продолжает в кар¬тине «Бабушкин сад», но расставляет в ней иные ак¬центы. Если в «Московском дворике» преобладает идиллическое нас¬троение, то в «Бабушкином саде» передано состояние ли¬рической созерцательности – та элегичность, которая приобретет широкое распространение в русской живописи 1890-х годов. С поэтической проникновенностью утверждается здесь нерасторжимая связь времен. Восемнадцатое столетие продолжает существовать в девятнадцатом с доживающими свой век старушками, уютными старинными особняками и тенистыми садами. Глубина созданных художником образов подчеркивается буйной растительностью запущенного пар¬ка с вековыми деревьями и пробивающейся молодой порослью.
       Возвышенно-мечтательное настроение воплощено Поленовым и в пейзаже «Заросший пруд», в изображении старого парка с неподвижно-задумчивой фигуркой женщины, одиноко сидящей в темной глубине деревьев.
       В пейзажах конца 1870-х годов, по¬мимо красоты живописи, в полной мере проявилось своеобразие творчества По¬ленова, художника точного видения, мастерски владеющего средствами пленэра, и тонкого романтика, умеющего одухотворить природу, заставить ее говорить с человеком.
       Эти качества Поленова-пейзажиста послужат основой для Поленова-декоратора, начавшего свою деятельность в области театрально-декорационного искусства на домашней сцене Абрамцевского кружка, основанного промыш¬ленником и меценатом, художественно одаренным человеком С.И.Ма¬монтовым. Поленов оформляет несколько спектаклей содружества – «Два мира» А.Н.Майкова, «Камоэнс» В.А.Жуковского, «Алую розу» С.И.Мамонтова и другие, внеся в декорацион¬ное оформление приемы станковой живописи, но подчинив их сценическим законам. Помимо работы над оформлением спектаклей художник участвовал в них в качестве актера, режиссера и композитора, что давало возможность выработать стилистическое единство театральной постановки. Позже, в1885–1900, Поленов примет активное участие в создании спектак¬лей Русской частной оперы С.И.Мамонтова. Примером единого постановочного решения оперного спектакля станет совместная работа Мамонтова и Поленова над оперой «Орфей и Эвридика» К.Глюка.
       В 1886 году Поленов экспонирует на ХIV выставке Товариществе передвижников картину «Больная», в которой нашло воплощение непосредствен¬ное чувство художника, пережившего боль потери близких ему людей, а годом позже он покажет на Передвижной свое центральное полотно на религиозную тему «Христос и грешница».
       Еще в юношеские годы под впечатлением полотна А.А.Иванова «Явление Христа народу», у Поленова зародилась мечта стать продолжателем великого художника и «создать Христа не только грядущего, но уже пришедшего в мир и совершающего свой путь среди народа». В начале 1880-х годов Поленов возвращается к замыслу картины. Идя вслед за французским ученым и философом Э.Ренаном, рассматривавшего Христа как реально жившего человека, он считал, что необходимо «...и в искусстве дать этот живой образ, каким он был в действительности». Для воссоздания исторически правдивой обстановки, в которой происходили события, связанные с жизнью и деятельностью Христа, Поленов предпринимает в 1881–1882 годах путешествие по Ближнему Востоку, и Греции. Результатом явилась серия этюдов, покорявших точностью видения, интенсивностью и зву¬чностью цвета: «Нил у Фиванского хребта», «Харам Эш-Шериф», «Источник девы Марии в Назарете», «Олива в Гефсиманском саду», «Парфенон» и многие другие. Этюды были показаны на XVIII передвижной выставке отдельной коллекцией, что подчеркнуло самостоятельную эстетическую ценность работ.
       В картине «Христос и грешница», основной смысл сюже¬та которой заключался, по мысли художника, в несении людям идеи добра и всепрощения, Поленов предпринял попытку обновить акаде¬мическую трактовку евангельских сюжетов достижениями реалистической живописи, заострением нравственной проблематики сюжета. В дальнейшей работе художника над евангельс¬ким циклом картин «Из жизни Христа» особенно большую роль в интерпретации евангельских сюжетов иг¬рал пейзаж – «На Тивериадском (Генисаретском) озере», «Мечты». «Пределы Тирские» и другие.
       «Христос и грешница» – кульминационный момент творчества Поленова 1880-х годов. Грандиозное полотно художника как бы затеняет его пейзажное творчество, которое между тем претерпело определенную эволюцию. В 1880-е годы возникла серия деревенских пейзажей – «Зима. Имоченцы», «Старая мельница», «Горелый лес», в которых художнику удалось передать неторопливый и крепкий уклад жизни людей, тесно связанных с окружающей их природой. Позже, со второй половины 1880-х годов, жанровый момент в пейзажах Поленова стал играть меньшую роль, но при этом ощущение «обжитости» в пейзажах безлюдных – «Деревенский пейзаж с мостиком», «Деревня Тургенево» – возникает не менее явственно, чем в пейзажах, населенных людьми. Заметны изменения в стилистике «безлюдных» пейзажей. Они отмечены более звучным колоритом, их живописные формы становятся более крупными и обобщенными. Свое завершение этот тип пейзажа получил в большом полотне «Осень в Абрамцеве», работе, отличающейся богатством и разнообразием живописной техники. Поленов достиг здесь той музыкальности живописи, которая будет обуславливать художественные поиски многих мастеров начала ХХ века.
       Музыкальные ассоциации вызывает и картина 1890-х годов «Золотая осень». Но здесь слышна уже иная «бесстрастная» и «возвышенная» музыка. В «Золотой осени» художник воплотил свою мечту о высоком искусстве, очищенном от всего прозаического, будничного, о величавых образах, возвышающих душу.
       К широким эпическим пейзажам 1890-х годов ведут поиски художником целостного обобщенного образа русской природы, начатые десятилетием раньше. В этюдах, написанных в Имоченцах – «Река Оять», в Абрамцеве – «Река Воря», в Жуковке – «Дали. Вид с балкона. Жуковка», «Река Клязьма. Жуковка», появляются основные элементы сложившегося у художника образа национального пейзажа: река, мерно и величаво несущая свои воды вдоль холмистых извилистых, покрытых лесами, с заводями и луговинами берегов; уходящие к самому горизонту дали. Реальную возможность для воплощения этого образа Поленов получил, поселившись в 1890 году в имении Бёхово на Оке. Он написал здесь массу пейзажей, среди них – «Ранний снег», «Летом на Оке» и, наконец, «Золотую осень».
       Для работ Поленова 1890-х годов характерно особенное внимание к различным состояниям природы. Об этом свидетельствуют сами названия картин, представленных художником на выставках Московского Товарищества художников в 1893 – 1900-х годах – «Парит», «Надвигает», «Стынет», «Снег при закате», «Снег тает», «Непогода» и другие.
       В 1890-е годы Поленов принял деятельное участие в работе по реорганизации Академии художеств, одновременно продолжалась его педагогичес¬кая деятельность в Училище живописи, ваяния и зодчества (1882–1896). Много сил отдал художник организации народных театров, считая свою театральную общественную деятельность «великим куль¬турным делом». В 1916 году по проекту Поленова и в основном на его средст¬ва на Медынке был построен дом для Секции народных театров с де¬корационными и костюмерными мастерскими и зрительным залом (в 1921 году он получил название «Дом театрального просвещения им. В.Д.Поленова»).
       В 1892 году по проекту Поленова в его усадьбе «Борок» на Оке был построен усадебный дом («Большой дом»), который с самого начала пред¬назначался для создания в нем музея и картинной галереи. Этот музей был открыт для широкой публики в начале XX века, и худож¬ник любил сам водить по нему экскурсии. В 1904 году в усадьбе по его проекту были построены «Аббатство», служившее Поленову мастерской, и в 1906 году Троицкая церковь в селе Бехово, близ усадьбы «Борок», около которой художник впоследствии будет похоронен. Эти сооружения, типичные для архитектуры эпохи модерна одновременно глубоко индивидуальны по осмыслению Поленовым, художником-романтиком, их архитектурных форм. Весь усадебный комплекс, расположенный на высоком берегу Оки, прекрасно «вписан» в окружающие его речные дали. До конца жизни они не пе¬реставали вдохновлять художника на создание окских пейзажей в различные времена года.
       Поленов был талантливым педагогом, учителем замечательных художников К.А.Коровина, И.И.Левита¬на, А.Я.Головина, А.Е.Архипова, С.А.Виноградова и многих других. Он теснейшим образом свяжет свою жизнь с молодым поколением сере¬дины 1880–1890-х годов. Именно в нем живописцы тех лет бу¬дут видеть своего единомышленника, находить отклик своим худо¬жественным исканиям.
       Современники отмечали в искусстве Поленова красоту повседневных и «очищенных от мелочей будней» мотивов родной природы, поэзию старинной дворянской усадьбы, тончайшие движения человеческой души, переданные с тем настроением одновременно и радостного и грустного созерцания мира, которое было присуще художнику, его тонко организованной художнической натуре.
       В своем творчестве, в своей судьбе и своем мировоззрении Поленов отразил сложнейшие переломные моменты русского искусства второй половины XIX века, отразил по-своему, своеобразно и ярко, предвосхищая многими чертами своего искусства и своей эстетики новации искусства XX века.